На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православная ойкумена  
Версия для печати

Святая земля

Иерусалим и Палестина

Эти малые строки моей повести о днях моего пребывания в Святой Земле с благоговением посвящаю я великим иерархам, которых избрал Господь от всего Православного Mиpa быть в наши дни молитвенниками во святейшем священнейшем граде Своем.

Духоносный, вдохновенный, сияющий неземной красотой лик Митрополита Келадиона, бывшего Местоблюстителем Патриаршего Престола Иерусалимского в дни нашего пребывания в Палестинe, навеки глубоко врезался в мое сердце печатью благоговения, печатью благодарности, печатью горячей во Христе любви, также как и образ Высокопреосвященного Митрополита Мелитона, нынешнего Местоблюстителя Патриаршего Престола, с которым также привел меня Господь совершать св. Литургию в священную ночь Рождества Христова. Эти великие Архипастыри Церкви Христовой во Иерусалиме, по милости Божией низводящие в заветный предпасхальный день своей вдохновенной молитвой Небесный Огонь на землю, хранящие ныне Престол Христовой Церкви в Иерусалиме, оказали столько любви, столько внимания нам, недостойным и скромным пришельцам далекой восточной страны. На их любовь мое сердце ответило любовью, и светлейшая память о священных днях нашего пребывания в Святой Земле, навеки слилась в душе моей с образом духоносного Apxипастыря Митрополита Келадиона и величавого Владыки Митрополита Мелитона. И ныне, уже вдалеке от Святой Земли и ее благословенных предстоятелей, продолжаю я с любовью хранить крепкую духовную нить взаимного общения с иерархами Святой Земли. Многажды получал я исполненные мудрости и вдохновения послания от Митрополита Мелитона и Митрополита Келадиона. Эти драгоценные послания снова и снова пробуждали в душе моей священнейшие воспоминания, которые навеки неизгладимо вписала в моей памяти Святая Земля.

Святая Земля – родная земля для каждого Православного христианина. Это давно, давно понял и сердцем почувствовал русский человек, и с самого начала христианства на Руси непрестанной волной стремились русское люди в пределы Земли Обетованной. Даже ныне, когда Родина наша в плену у гонителей, преследующих веру Христову, её духовная связь со Святой Землей не порвалась, не прекратилась. Неустанным молитвенником за родную землю пребывает там высокий духом и разумом русский Православный Архипастырь Архиепископ Анастасий[1]. Ныне, когда голос Церкви призвал его быть ближайшим помощником и сотрудником Кормчего нашего Зарубежного Церковного Корабля, Блаженнейшего Митрополита Антония[2] Владыка Анастасий продолжает хранить духовную связь со Святой Землей, почерпая у её святынь духовные силы для своих многообразных трудов.

Глубокой любовью, тонкой, чуткой, внимательной заботливостью окружил он нас за дни нашего пребывания в святых пределах. В течение всех этих двенадцати дней он нераздельно отдал нам все свое драгоценное время, руководя нами во всех путях по Палестинской земле. И его любимый мной образ, знакомый мне еще с детских лет, будет всегда нераздельно слит в благодарных молитвах и в теплых воспоминаниях моего сердца со священными образами Святой Земли.

Эти три драгоценных имени ставлю я в начале моей неумелой повести и им посвящаю с любовью и благодарностью эти малые строки.

 

***

 

«Се восходим во Иерусалим»...

 

При одной мысли, что ты, недостойный и немощный, вступаешь в Святейший Град Господень, во Иерусалим, необычайный духовный трепет и чувство высокого благоговения овладевает тобой.

Здесь все свято, все проникнуто Божественным дыханием, Христовой Божественной любовью и потому ты ощущаешь себя как бы опаляемым невидимым благодатным огнем. Здесь даже физически ощущаешь самое очертание своего трепещущего сердца, вмещающего до края, до предела священнейшее дыхание Святой Земли.

Если некогда голос из Огненной Купины говорил праведному пророку Моисею: «Сними обувь с ног твоих, ибо место, на котором ты стоишь, свято есть», то во сколько раз страшнее нам немощным переступать грешными стопами святейшую Сионскую землю, на которой постоянно невидимо пылает Божественный огненный пламень, озаряющий эти места, где совершилась Тайна земного служения Христа Спасителя.

«Слава, Господи, страстем Твоим и Воскресению» – шепчут уста путника, вступающего со страхом Божиим на землю Иерусалимскую, и мысль постепенно пробегает страницу за страницей святого Евангелия, действительные отпечатки, явные отображения коего здесь всюду видны.

Вот перед нами святая и страшная Голгофа с Животворящим Крестом Христовым, под которым, по преданию, в горе некогда первосвященник Мельхиседек похоронил тело первого человека, нашего праотца Адама. Невдалеке пещера, где был погребен и где воскрес Христос. Тут чувствуется знамение победы над смертью, тут дано воскресение каждому смертному человеку и здесь каждая бессмертная душа стремится чрез очищение покаянием вернуть себе образ богоподобия. Вот святейшее место, где Христос Спаситель со Креста усыновил Своей Божественной Матери ученика Своего Иоанна Богослова и в его лице всех нас, все человечество.

Видна Гефсимания, где Христос молился перед Своими страданиями, где Иуда предал своего Учителя на смерть.

Входим со страхом и трепетом в Сионскую горницу, где была совершена первая Евхаристия – Тайная Вечеря, где Христос в прощальной беседе раскрыл перед учениками Своими всю полноту Божественной любви к возлюбившим Его, ко всему миру. Здесь же Дух Святый сошел на Апостолов.

Там все кругом Свято и Божественно. И вот об этой то святости и Божественности, о чудных, незабвенных двенадцати днях нашего пребывания во Святой земле будет ныне повесть моя.

 

I. Святой Иерусалим.

 

Был теплый, почти жаркий день, вернее утро 22 декабря[3], когда, скользя среди горных равнин, наш поезд приближался к святому городу, «граду великого Царя».

Только тот, кто в течение всей своей сознательной жизни будет таить в своем сердце, глубоко, на самой глубине его заветную священную мечту и потом вдруг, почти неожиданно, получит возможность её выполнения, только такой человек поймет всю глубину моей радости, моего духовного восторга в момент приближения к Иерусалиму. Увидать этот святой город, поклониться его величайшим святыням, стать свидетелем тех священных мест, где родился, жил, где учил, где пострадал за нас и воскрес наш Господь, было всегда с самых ранних детских лет заветной мечтой лучшей части души моей.

И ныне Господь исполнял эту мечту.

Серые, совершенно бесплодные, как будто выжженные горы бежали мимо окон вагона. Иногда попадались рощицы исполинских кактусов – этого растения, которое в недавние времена стало таким типичным для Палестины, иногда попадались маленькие домики местных жителей с плоскими кровлями, производившие впечатление как будто недостроенных именно благодаря плоским кровлям. Встречались караваны важных высоких верблюдов, водимых арабами, медленно двигалась группа осликов, груженных через спину товарами.

Горы Палестины, вообще достаточно бесплодные и серые были особенно бесплодны теперь, ибо, как нам рассказали впоследствии, вот уже два года, что в Палестине почти не было дождя, а почва этой Обетованной страны с древнейших времен ни в чем так не нуждается, как именно во влаге. И потому дождь в Палестине всегда вызывает радость и чувство благодарности Богу со стороны всех её обитателей.

В начале десятого часа утра перед нами вдалеке показались очертания города, замелькали дома современной архитектуры – здания нового еврейского Иерусалима. Поезд остановился у Иерусалимского вокзала.

Любовью, лаской, родной внимательной заботой встретила нас на вокзале Русская Духовная Миссия в Иерусалимe во главе с руководителем её – великим столпом Православной Русской Церкви Заграницей – Архиепископом Анастасием.

Через час мы, пройдя по серым узким Иерусалимским улицам, были уже у величайшей святыни, которую только имеет вселенная – у священнейшего Гроба Господня.

Перед входом в храм Господнего Гроба расположена большая серая каменная площадка, окаймленная рядами старинных колонн здесь, когда-то была стена древнего Константиновского храма, который был гораздо обширнее и во много раз величественнее нынешнего величественного Собора. (Разрушенные части древного храма пошли на постройку огромной мечети Омара, главного святилища мусульман Палестины.)

И вот, осеняя себя крестным знамением, с молитвой благодарения Богу мы переступили порог священного храма. Перед нами прямо против входа был камень помазания, на который после Распятия Благообразный Иосиф и Никодим возложили тело Спасителя, помазали миром, обвили плащаницею и отнесли во гроб; направо была Голгофа, а налево впереди вход во внутреннюю часть церкви, где находится Кувуклия, т.о есть сень над Гробом Господним, как бы отдельный храм внутри большого храма Воскресения.

С глубочайшим умилением мы преклонили колена пред священным Камнем Помазания, молясь «Тебе одеющемуся светом, яко ризою», Тому, Кто в оные дни покоился здесь бездыханным Пречистым телом, чтобы воскресить всех нас с Собою.

Камень Помазания осенен рядами неугасимых лампад, среди которых несколько лампад возожжено русскими руками за страдальческую русскую страну, конечно, и наша немощная слабая молитва была именно за нее же, за нашу многострадальную Родину, столько тысяч и миллионов раз устами своих бесчисленных паломников припадавшую к этому священному камню с тихой смиренной праведной молитвой.

Пройдя небольшую дверь во внутреннюю часть храма, мы оказались перед священной Кувуклией, под сенью которой находится Гроб Господень. Здесь молчание сковывает человеческие уста, здесь сердце замирает в молитве, ибо здесь святое святых всего человечества, всего христианского мира, здесь Божественный алтарь – Престол Божий для всей вселенной.

Сюда с древнейших времен направлены были духовные взоры всех христиан, здесь некогда трепетало великим благоговением сердце равноапостольного Царя Константина и его благочестивой матери Царицы Елены; здесь некогда с замиранием благочестивого сердца и со щедрыми дарами Церкви склонялся святой Царь Юстиниан; сюда со своими чистейшими молитвами приходили земные небожители, иноки обитатели Палестинских пустынь; за этот святейший Алтарь поднимали мечи свои доблестные крестоносцы, с благочестивой радостью умирая в знойных чуждых пустынях; ради счастья поклонения этому святому Гробу еще так недавно шли на бесчисленные страдания многие множества русских людей из далекой благочестивой Православной России.

Здесь совершилось все дело нашего спасения. Здесь вечность соприкасается с землей.

Итак, мы, благоговейно склонившись, вошли в первую часть священнейшего Гроба, в так называемый придел Ангела, где некогда Ангел явился женам мироносицам, возвещая им священнейшую радостную весть о Воскресении. Посредине этого придела стоит Престол, на нем совершается Божественная Литургия каждый день, начиная с 12 ч. ночи священнослужителями трех главных вероисповеданий, которым принадлежит Гроб Господень – Православными, католиками и армянами.

Низенькое каменное отверстие открывает вход в другую половину святого Гроба, в ту самую, где некогда возлежало Тело Иисусово, где совершилось священное Таинство Воскресения Христова.

Склонившись низко и войдя туда, мы опустились на колени, не смея ничего сказать. Здесь совершилось великое Таинство смерти и Воскресения Христа Спасителя, и потому здесь «да молчит всякая плоть человеча и да стоит со страхом и трепетом, ничто же земное в себе да помышляя». Тут яснее, чем где бы то ни было, чувствуется веяние Неба, дыхание Вечности и потому так ясно сознает здесь человек всю свою ограниченность, свою ничтожность, тут ярче всего загорается то опаляющее душу стремление к небу, которое некогда горячим пламенем захватывало души христианские, направляя их в леса и пустыни для беспрепятственного созерцания Бога. Здесь постоянно царит то возвышенное, радостно-чистое святое чувство, которое нам недостойным и грешным Господь посылает лишь однажды в год, в священную Пасхальную ночь.

Над камнем, на котором некогда возлежало Тело Спасителя, возвышается образ Воскресения и опускается сорок одинаковых ценных массивных лампад, из которых также значительное число возожжено русскими руками.

Господи, молитвами этих бесчисленных русских людей, склонявшихся пред Святейшим Твоим Гробом, спаси землю Русскую!

Из Гроба Господня выходят, не поворачиваясь к Нему спиной, но благоговейно склонившись в низеньком проходе.

Прямо против Кувуклии находится величественный греческий храм Воскресения. Как известно, храм Гроба Господня вместил под своей кровлей несколько храмов различных исповеданий христианских, и из них каждый мог бы быть обширным и значительным отдельным храмом.

Через алтарь этого храма мы подошли к подножию святейшей Голгофы, представляющей естественную небольшую скалу, на которую ведут двадцать восемь ступеней.

С умилением и благоговением мы поднялись туда, где некогда стоял Крест Христов, где в оные священные дни терпел страшные муки за наши грехи Господь и Создатель наш.

На месте водружения Креста Христова стоит Православный Престол, а справа от него – престол католический. С пламенной молитвой припали мы к тому месту священной скалы, окованному серебром, где некогда был распят на Кресте Спаситель Mиpa. Справа и несколько позади от этого святого места в скале видна глубокая трещина не вдоль пластов скалы, а поперек. Эта трещина явилась в страшный час Крестной Жертвы, когда по слову Евангельскому, земля потряслась и камни распались.

Повторяя слова молитвы «Кресту Твоему поклоняемся, Владыко, и Святое Воскресение Твое славим», исполняясь покаянного чувства, мы спустились со святой Голгофы опять к Камню Помазания. Недалеко от этого камня oгорожено серебряной решеткой место, на котором некогда в часы Распятия Христа стояла Матерь Божия, взирая на муки Божественного Своего Сына. И как верно и сильно устами церковной молитвы выражена скорбь Богоматери: «Вижу Тя ныне, возлюбленное Мое Чадо, и любимое, на Кресте висяща и уязвляюся горце сердцем... Увы Мне, Чадо! болезни избегши в Рождестве Твоем, ныне болезненно терзаюся»..

Яркая, страшная, проникшая до глубин сознания мысль потрясла нас. Господи, ведь это все здесь, на этом самом месте совершалось! С величайшим трепетом, с благоговейнейшим страхом мы повернулись к Голгофе, туда, где два тысячелетия тому назад совершилось страшное величайшее Таинство. Безмолвна Святая Голгофа,полумраком, озаряемым только светом лампад, затянута ее святая вершина, но неизреченными таинственными голосами явственно гласит Спаситель в сердцах человеческих, теми самыми словами, которые некогда прозвучали с этой священнейшей вершины.

Часами можно стоять у подножия святой Голгофы на том самом месте, где некогда стояла Пречистая Богородица, глядя на муки Сына Своего Спасителя и Бога, соучаствуя в Его крестных муках муками Своего Пречистого Материнского сердца. Здесь часы будут казаться минутами, минуты длиться, как долгие часы, ибо в мгновенных образах, в часовых размышлениях здесь яснее, полнее и ярче, понятнее и понятнее становится неизреченная глубина дела нашего спасения, совершенного Господом.

В глубину Голгофы, в темную пещеру, где некогда совершилось обретение Креста, есть вход с противоположной стороны. В этой темной скалистой пещере бывает всегда торжественная служба в день Воздвижения Честнаго Креста Господня. Некогда там, в той пещере благочестивая Царица Елена обрела Крест Христов, а святой Патриарх Макарий воздвиг Его пред народом на прославление и поклонение. На месте обретения стоит Православный престол.

Из пещеры обретения Святого Креста мы прошли в католически храм, где хранится часть каменного столба, к которому Христос был привязан в темнице во время мучений. Этот столб окован серебряным щитом, открываемым только в Великую Среду.

Рядом с католическим храмом находится храм армянский, на месте, где разделяли ризы Христовы. Около Кувуклии приютился престол коптов и абиссинцев. Все племена, всё народы, все языки разными обрядами, разными наречиями славят Господа под одним общим куполом в этом месте спасения Mиpa, где совершилось дело нашего искупления, и часто в одно и то же время раздаются все молитвенные проявления: пение, чтение, звон колокольцев, музыкальные звуки, крики духовного восторга верующих – все это мощно сливается в общую молитву, усиливает религиозный подъем и умиляет при виде такой сильной огненно-пламенной веры народа.

Опять узенькими иерусалимскими улицами пошли мы к месту нашего пристанища в Русскую Православную Миссию. Положение её в настоящее время очень тяжелое, хотя и не такое отчаянное, как было в первые годы после войны, когда ей грозила непосредственная опасность потерять все окончательно.

Русская Православная Миссия в Палестине была основана, как известно, в 40-х годах прошлого столетия по настоянию архимандрита, впоследствии епископа, знаменитого путешественника по восточным странам Порфирия Успенского[4]. Первым настоятелем Миссии был отец архимандрит Антонин[5], оставивший неизгладимую память о себе во всей Палестине. Он первый стал приобретать в русское владение отдельные места в Палестине, совершая эти покупки с большой предусмотрительностью, глубоким знанием дела и осмотрительностью. Совершенные им приобретения до сих пор поражают каждого понимающего в этом деле человека своей большой обдуманностью и предусмотрительностью. Трудно выбрать лучшие места – наиболее важные, наиболее нужные. Это особенно сказывается в Палестине теперь, когда совершать новые покупки земельных участков совершенно нет возможности. Русское же сердце радуется, видя в каждом уголке Палестины, на каждом месте, освященном теми или иными святыми воспоминаниями, владения Русской Православной Церкви.

Преемник архимандрита Антонина, отец архимандрит Леонид[6] во всем всегда следовал примеру своего предшественника и также совершал разнообразные приобретения земли. Но так как во время его управления Миссией цена на землю в Палестине увеличилась во много раз, а надобность в скорейшей покупке участков стала ощущаться еще сильнее, то о. Леонид часто покупал в долг и торопливо, почему после войны Миссия оказалась в страшной опасности продажи за долги всего её имущества.

В это страшное время на помощь обездоленным русским пришло английское правительство, отпустившее большую сумму для выплаты долгов Русской Миссии и тем спасшее её положение. Правда, ныне Русская Миссия должна значительную сумму английской правительственной администрации, но благодаря осмотрительному ведению дел, Миссия медленно постепенно этот долг выплачивает, тем более, что участки поднимаются в цене с каждым днем и приносят все больше и больше дохода Миссии.

В Иерусалиме, в черте города Миссии принадлежит очень большой участок земли с огромными зданиями, которые некогда наполнялись благочестивыми паломниками из России. Ныне большая часть этих зданий сдается внаем различным правительственным учреждениям, там помещается государственный суд, городская больница и другие учреждения, почему двор Миссии всегда бывает переполнен представителями всех народностей, населяющих Палестину, и представляет собою пеструю картину. Тут и арабы, и евреи, и друзы, и христианки из Вифлеема с живописнейшими головными уборами, и европейцы, и греки, и левантинцы, и армяне – многое множество различных племен.

Посредине двора Миссии возвышается огромное прекрасное здание Собора, прекрасное не только снаружи, но еще более внутри. Мы с Архиепископом Анастасием служили там, на второй день праздника Рождества Христова и я был поражен великолепием храма, тем художественным благолепием, которое умела создавать в своих храмах благочестивая старая Россия – Святая Русь. Стены этого храма глубоко священны для нас русских, ибо здесь в течение почти столетия возносили свои пламенные молитвы бесчисленные множества русских паломников, движимых своей великой верой, приходивших сюда со всех уголков нашей необъятной Родины, через чужие страны и моря.

Официальным начальником Миссии является в настоящее время отец архимандрит Антоний[7], молодой талантливый инок, воспитанник русского монастыря в Сербии, Милькова, проникшийся до глубины души заветами своего монастыря, воспринявшего дух великой Оптиной пустыни. Отец Антоний является во всем неизменным послушником главного руководителя Миссии – Архиепископа Анастасия.

В этом важнейшем центре Миссии живет до тридцати человек братии – архимандритов, иеромонахов, монахов и послушников. Кроме того, много иноков живет в различных владениях Миссии в Галилее, у дуба Мамврийского, в Яффе и других местах. А на Елеонской горе и в городе Горнем находятся две многочисленные женские обители Миссии: в первой обители сто шестьдесят, во второй сто тридцать человек монахинь.

Главным источником содержания Миссии является прекрасный плодовый сад в городе Яффе и сдача в аренду отдельных участков и домов, принадлежащих Миссии.

Каждому русскому человеку, пребывающему в Миссии, оказывается самый теплый, радушный и сердечный прием, и в Иерусалиме русский человек чувствует себя не чужим, не изгнанником, но близким родным. И не только Миссия заботится в Иерусалиме о Русском человеке. Множество арабов в Святой Земле прекрасно говорит по-русски. Они преисполнены горячей любви и уважения к нашей великой Родине, ибо воспитывались в многочисленных русских школах, покрывавших, когда-то лицо Святой Земли, в этих школах местные жители могли получить прекрасное образование в духе чистого Православия. (В прежнее время Русское Палестинское Общество содержало в Палестине 87 русских школ, гимназий и семинарий. Из них в 70 воспитывалось более 10 000 человек). Об исчезновении их глубоко скорбят православные арабы, принужденные ныне отдавать своих детей в католические или протестантские училища, где детские души подвергаются опасности измены родной вере или, по крайней мере, воспитанию в чуждом иноверном духе.

*** 

В течение нескольких дней мы осматривали Иерусалим.

От Святого Гроба Господня мы направили стопы свои к Святой горе Сиону, которую боговдохновенный царь – пророк Давид возлюбил и ублажил в Священных Псалмах многими хвалами. Он наименовал ее горою Божией, Домом Божиим, Жилищем Бога, и святая Церковь изображает славу и великое значение Сиона в домостроительстве Божием о спасении людей в торжественных песнопениях: «Радуйся Сионе Святый, Мати Церквей, Божие жилище», «Обыдите людие Сион и обымите его, и дадите славу в Нем Воскресшему из мертвых. От Сиона бо изыде закон: языкоогнеобразная Духа благодать».

Сам Святой пророк Давид – этот возвышенно-духовный поэт псалмопевец избрал себе жилищем гору Сионскую, где и доныне видна его гробница.

Под одной кровлей с гробницей царя Давида находится священнейшее для христианского сердца место – Сионская горница, та горница, где впервые Христос установил Таинство Евхаристии и где Дух Святый сошел на апостолов, где потом по Воскресении Спаситель дважды являлся ученикам своим. Горница эта находится в руках мусульман, учредивших в ней мечеть. До недавнего времени доступ туда христианам был закрыт. Теперь же туда пускают, хотя и с большой осмотрительностью.

Сняв обувь с ног по древнему восточному обычаю, с трепетом благоговения мы вошли в святую горницу. Духовный взор переносился к тем священным часам, когда впервые на вечные времена раздались здесь Божественные слова: «Приимите, ядите, cиe есть Тело Мое» и «Пийте от нея вси, сия есть Кровь Моя» и«Cиe творите в Мое воспоминание», когда, показуя Божественное смирение, Христос умывал ноги учеников, когда с неизреченной скорбью поведал Он апостолам, что «един от вас предаст Меня».

Беспрепятственно христианам открыт доступ в эту святую горницу с давних уже времен однажды в год, на второй день праздника Троицы, когда совершается воспоминание сошествия Духа Святаго на апостолов, совершившееся в этой самой Горнице. Отсюда, от этой скромной кельи началась вся история Христовой Церкви, и все бесчисленные блистательные величественные соборы и храмы, которые воздвигли христиане во всех уголках земли, являются духовными потомками этой самой убогой Горницы. Так человек, стоящий у истоков могучей великой реки, имеющей напоить струями своими множество народов, соединить тесными узами взаимообщения многие города и страны, с удивлением видит, как смиренно и скромно начало великих рек. В Святой Сионской Горницe мы стояли у самого истока животворной священной реки – Церкви Христовой, животворящие струи которой напоили жаждущее человечество и питают вот уже два тысячелетия живой водой благодати Божией. Здесь впервые сошла на апостолов Божественная благодать, немощная врачующая, та самая благодать, которая преподается епископам и священникам по преемству апостольскому.

Вот почему Православная Церковь поет: «Радуйся Cионе Святый, Мати Церквей, Божие жилище».

Недалеко от Сионской горницы расположен Бенедиктинский монастырь в честь Успения Матери Божией. Здесь по преданию стоял дом св. апостола Иоанна Богослова и здесь же окончила дни земной Своей жизни Матерь Божия.

При входe на Cион находились дома Первосвященника Каиафы и Анны, где в страшную ночь предания Христа земные неправедные судии судили Судию Праведного – Судию Вселенной. Это место находится во владении армянского монастыря.

На Сионе же находится и темница апостола Петра, над которой ныне выстроен прекрасный католический храм. В темницу ведет крутая лестница. Мы видели уже темницу апостолов в Риме, но, и здесь мрачное подземелье, в которое был заключен святой апостол, производит глубокое впечатление и будит лучшие струны души.

Рядом с Сионом высится другая, не менее славная вершина иерусалимская – гора Мориа, место, где некогда возвышался прекраснейший храм Соломонов. (Храм Соломонов строился семь лет. Сто шестьдесят с лишним тысяч человек принимало участие в построении. 10 000 человек рубило кедры на Ливанских горах. 70 000 человек носило материалы для постройки, 80 000 человек строили храм и 3 600 человек было руководителей, архитекторов и надсмотрщиков.)

На вершине Mopиa Авраам приносил в жертву Исаака. Место это ныне помещается в середине знаменитейшей мечети Омаровой.

Мечеть Омара мы осматривали по специальному разрешению от главного мусульманского священника. Мусульмане принимают всевозможные меры защиты для того, чтобы не допустить в пределы мечети евреев, ввиду претензий, которые издавна заявляют евреи к этому месту священному по древней славе их царства. Христианам для того чтобы получить разрешение на посещение этой мечети, надо иметь поручителей среди коренных иерусалимских жителей, и многие европейцы не были допущены в пределы двора мечети по одному подозрению, что они евреи. Поэтому мусульмане гораздо легче дают разрешение священнослужителям христианских исповеданий, видя в этом гарантию их не принадлежности к еврейству.

Впрочем, со всех посетителей они берут довольно дорогую плату за право посещения мечети – 25 пиастров, то есть около пяти иен. С нас же они не взяли ничего, видя в нас «Москов», т. е. русских представителей той прежней великой и славной России, которая некогда столь щедро обогащала святой город, а также, видя в нас гостей Архиепископа Анастасия, пользующегося большим уважением во всех слоях иерусалимского населения.

Один из священников мусульманских показывал нам священную мечеть. Мы с чувством благоговения вступили под её своды, ибо и для нас она связана, со священными воспоминаниями жертвоприношения Авраамова и святилища того храма, где некогда столь часто бывал Христос Спаситель. (Средняя часть храма, так называемое святилище, находилось как раз на том месте, где ныне высится величественная мечеть.)

Мечеть покрыта изящнейшими художественными арабесками и, по мнению многих путешественников, является в настоящее время одним из красивейших зданий во всем мире. И снаружи и внутри её стены выложены изразцами и мозаиками, передающими стихи Корана. Многие колонны и золотые украшения мечети были перенесены в нее Омаром из храма Гроба Господня. Все окна в мечети, словно плетеными кружевами, разукрашены разновидными мелкими стеклами, блещущими как драгоценные камни.

В мечети хранятся священные для мусульман реликвии Магомета: его седло, знамя, копье и древнейший список Корана. Посредине мечети, отгороженная решеткой, высится большая величественная естественная скала, по преданию – та самая, на которой Авраам приносил в жертву Исаака. В подземелье, под мечетью находятся обширные помещения: знаменитые конюшни царя Соломона, в которых содержались тысячи коней великого царя.

Недалеко от мечети Омара на конце огромной площади, окружающей ее, высится другая мечеть Аль-Акса. Это древний, один из самых старых Палестинских храмов, был воздвигнут святой Царицей Еленой в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы на месте древнего Святая Святых из материала, оставшегося от древнего разрушенного Святилища. Святые царь Константин и царица Елена построили вообще много прекраснейших благолепных храмов во всей Палестине и тем сохранили память о святых местах для всех последующих поколений.

В темный же период язычества в течение двухсот с лишним лет память об этих святых местах сохранялась вначале благодаря изустному преданию. Затем император Адриан, желая воспрепятствовать христианам поклоняться священнейшим местам, приказал поставить на месте Гроба Господня кумир Юпитера, на Голгофе кумир Венеры и в Вифлееме кумир Адониса. Но эта злобная и коварная мера языческого императора по Божиему произволению принесла благие плоды, ибо благодаря этому были отмечены в памяти людей священнейшие места нашей веры.

Когда же Святая Царица Елена прибыла в Палестину, по её приказанию кумиры были сокрушены и благолепные храмы воздвигнуты на всех священных Евангельских местах. Некоторые из этих храмов сохранились без изменения до наших дней, некоторые же подверглись той или другой переделке или перестройке в течение веков.

В храме Аль-Акса возвышаются иудейского стиля колонны, которые некогда царица Елена выкопала из земли и поставила в своей церкви. Рядом со Святая Святых находился тот притвор Соломонов, где праведный Симеон Богоприимец принял на свои руки Христа Богомладенца и произнес навеки бессмертные слова вдохновенной молитвы: «Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему, с миром».Здесь же Первосвященник 3axapия встретил трехлетнюю деву Марию, здесь приносились ветхозаветные жертвы Всевышнему Богу за грехи людей.

Ворота на площадь к Омаровой мечети с севера закрыты наглухо. Эти ворота называются Золотыми воротами, ими вступил в Иерусалим Христос Спаситель в преславный день, когда раздавались народные и детские голоса «осанна в вышних, благословен Грядый во имя Господне!». Здесь встречали Его дети иерусалимские, постилая одежды свои и листья пальм под ноги Его, исполняя древнее пророчество«скажите дщери Сионовой: се, Царь твой грядет к тебе кроткий, сидя на ослице и молодом осле, сыне подъяремной».

Недалеко от Золотых ворот находятся древние ступени лестницы, ведшей через Кедронский поток к Елеонской горе, другой остаток этой лестницы находится в пределах русских владений на Гефсимании. Золотые ворота замуравлены, затворены в первые же дни мусульманского владычества, ибо было предсказание, что чрез них придет освободитель Святой Земли.

На противоположной стороне мечети находятся остатки стены Соломонова храма, так называемая стена плача евреев, у которой ежедневно и непрестанно плачут, кричат, рыдают и бьют себя в грудь евреи.

Мы были в мечети и в прилегающих частях накануне субботы и потому особенно много евреев теснилось у стены. Поднимая руки к небу, потрясая воздух рыданиями и плачем, они стонали, жалобно молились у этих останков своей древней славы, бились об священную стену. Жутко, тяжело у этой стены плача. Ныне мы сами находимся в состоянии, подобном состоянию еврейского народа. Если бы нас допустили до края Кремлевской стены, мы также облили бы ее слезами скорби и сладостных воспоминаний о прошедшей славе. Но Боже, разве у нас может быть столько беспросветного тяжкого отчаяния, как в среде этих сынов некогда избранного народа! Какой-то молодой еврей, в ритуальной одежде, качаясь взад и вперед с исступленным отчаянием, хватался за голову, выкрикивая слова псалмов и обнимая священную стену, бился головой об нее. Там были сотни плачущих евреев. О, как хотелось, чтобы свет Христов, мир и тишина нашей веры осветили исстрадавшуюся душу этих людей, не понявших в оные дни, что служит к миру их!

К западу от горы Mopиa находятся овчие ворота, у этих ворот и доныне арабы продают овец большими стадами. Здесь посетили мы древнюю купель Вифезду, Дом Милосердия, где некогда Христос исцелил расслабленного страдавшего 38 лет. С особенно глубоким чувством приблизился я к этому святому месту, вознося молитвы о моем любимом детище – Харбинском Доме Милосердия, о котором все время болела душа, ибо и он наполнен немощными и расслабленными людьми. Вифезда ныне в руках католиков и содержится ими в большом порядке. Там расположен монастырь ордена белых братьев[8], в большинстве людей специально археологического образования. Они ведут большую и чрезвычайно важную работу по изысканию библейских древностей, и работа эта приносит значительный плод. Большая часть древней Вифезды раскопана руками монахов и приведена в тот вид, какой она имела в оные древние дни земной жизни Христа. Значительная же часть Вифезды не может быть раскопана, так как она находится под жилыми постройками и притом на участках, принадлежащих частным лицам.

При монастыре белых братьев существует музей, в котором хранятся различные древности Святой земли и древние монетки, во множестве находимые в Палестине. С любовью приобрел и я там, в Иерусалимском евангельском Доме Милосердия на память образки с изображением исцеления Спасителем расслабленного.

Недалеко от Вифезды находился в древности дом святых Иоакима и Анны. Часть этого дома находится на участке Католического монастыря, часть же принадлежит магометанам, устроившим там баню, посвященную памяти святых.

В этой бане мылись обычно русские паломники пред отправлением к Иордану. Рядом с этим домом находилась некогда претория Пилата, недавно полностью откопанная археологами, так что ныне претория является одним из наилучше установленных мест древнего Иерусалима. В претории, вернее над ней, устроена греческая церковь. Лестница из претории еще во дни крестоносцев была увезена в Рим.

Здесь душа верующего христианина снова вздрагивает благоговейным трепетом. Здесь снова священнейшие места, освященные страданиями Сына Божия.

Высоко поднимается в небо арка «Се человек». Сюда некогда малодушный Пилат привел Спасителя Христа, думая вызвать сострадание у безжалостного народа. Здесь начинается крестный путь Христа, отмеченный четырнадцатью остановками, когда измученный телесно страшными муками Христос, шествуя в колючем терновом венце, нес Крест Свой ради нашего спасения. Этот страстной путь с благоговением проходится богомольцами, обращающими духовные взоры свои к тем благословенным и страшным временам.

Путь этот оканчивается у Гроба Господня, у святой Голгофы.

В конце пути, у самого храма Воскресения, можно сказать, у подножия святой Голгофы расположен русский участок, так называемые раскопки. Здесь в прошлом столетии были обнаружены остатки древних городских ворот. Так как ворота эти ближайшие к Голгофе, то, следовательно, именно через них проходил Христос на Распятие. Над этими воротами воздвигнут Русский храм и место это с благоговением и бережливым вниманием охраняется Русской Духовной Миссией, являясь её величайшей святыней.

Пред отъездом из святого града имел я великое счастье совершить там, у Гроба Господня, Божественную литургию.

Право служения при Святом Гробе Господнем предоставляется всем православным епископам и священникам, но для служения епископского надо заранее сговориться с высшими греческими иерархами и с семьей так называемых стражей Гроба Господня.

Остановлюсь на минуту на семье этих стражей.

В давние времена, когда еще арабы владели святой Землей, право открывать и закрывать храм Святого Гроба было предоставлено калифом одному своему родственнику. После его смерти это право стало переходить старшему в его роде, как наследственная привилегия. Турки утвердили этот порядок, и так продолжалось до момента завоевания Палестины англичанами. Ежедневно стражи открывают святой храм с 9 утра до часу и с 4-х до семи. В семь часов вечера, если нет специального распоряжения, храм закрывается, сколько бы богомольцев в нем не оставалось, и чтобы выйти из храма случайно запертому богомольцу надо пролезать в маленькое оконце довольно высоко от земли. Богослужения на Святом Гробе совершаются каждый день, православными в двенадцать часов ночи, армянами в четыре и католиками в восемь часов утра. Богомольцы всех этих исповеданий желающие попасть на богослужение должны приходить с вечера с семи часов и оставаться до утра в храме. Для Епископского же богослужения храм открывают и ночью, но для этого надо было в прежние времена платить значительный бакшиш мусульманской семье хранителей ключей Гроба Господня.

Такой порядок был понятен при турецком владычестве в Святой Земле. Но с приходом англичан он, казалось, должен был бы быть отменен. Действительно он и был отменен в первые же дни после изгнания турок из Палестины. Но тогда начались такие смуты, такие раздоры между представителями всех вероисповеданий, участвующих во владении Гробом Господним, что сами высшие представители этих исповеданий обратились к Верховному Комиссару Палестины с просьбой восстановить прежний порядок, и добрая мусульманская старозаветная семья хранителей ключей Гроба Господня снова получила свою историческую привилегию. Конечно, теперь это только почетное звание и никаких препятствий со стороны стражей богомольцам не бывает.

В первый же день нашего приезда в святой Иерусалим направились мы с почтительным визитом к Местоблюстителю Патриаршего Иерусалимского Престола, Митрополиту Птолемаидскому Келадиону. Поразительно лицо этого Митрополита: оно дышит большой духовностью и нравственной высотой. Митрополит пользуется глубокой исключительной любовью всех слоев православного населения Палестины, иногда враждующих между собой. Его любят и греки, и православные арабы и русские, пользуется он уважением и почитанием и со стороны инославных, особенно восточных исповеданий, находясь в тесной дружбе с представителями армянской и сирийской церкви. Я с глубоким уважением и благоговением смотрел на одухотворенное лицо Святителя Келадиона, на этого старца избранника Божия, ежегодно совершающего великое чудо милости Божией, низведение Небесного огня в Великую Субботу.

Как известно, это великое чудо совершается доныне ежегодно утром Великой Субботы. В этот день Патриарх или его местоблюститель входит в Святую Кувуклию над Гробом Господним, одетый лишь в одну белую до пят длинную рубашку. Прежде представители турецких властей, а ныне представители местного населения осматривают его одежду и завязывают рукава, а потом свидетельствуют пещеру. В это время народ, наполняющий храм и площадь пред храмом молится напряженно неистово, со всем пылом южной природы, глубоко возбужденной совершающимся на его глазах чудом. Когда-то при этом десятки тысяч русских паломников наполняли двор храма, десятки тысяч православных арабов и тогда и теперь молятся, вопия к Небу о даровании чуда. Молятся не только православные, молятся и армяне, и копты, и сирийцы и представители других восточных народов. И вот, в тот или другой момент после такой всеобщей напряженной молитвы чудо совершается. Небесный огонь сходит на свечи Патриарха или его местоблюстителя, молящегося в пещере Гроба Господня с поднятыми руками. В это время ни у Гроба Господня, ни во всем храме не горит ни одна свеча, ни одна лампада. Но вот чудо свершается. В отверстия, сделанные в Кувуклии,Патриарх протягивает огонь армянам и коптам; кавасы – служители, облаченные в роскошнейшие одежды, с пучками горящих свечей пробегают по храму, зажигая на бегу светильники богомольцев, стоящих с пучками из тридцати трех свечей. Неописуемый восторг овладевает толпой богомольцев, видящих своими глазами величайшее чудо милости Божией. Чудесным огнем в первые моменты по его появлении верующие омывают лицо, руки: первые мгновения после своего чудесного появления святой огонь не жжется.

Так вот, того самого человека, чрез которого в наши дни совершает Господь это великое чудо, я видел пред собою, был его гостем.

Владыка Келадион отнесся ко мне с удивительной теплотой и любовью. Он пригласил меня совершить с ним богослужение в день Рождества Христова в Вифлееме, над святым Вертепом, а при дальнейших наших с ним встречах он вручил мне величайшую на земле награду: Святогробский Крест с частицей Животворящаго Древа. Этот священный орден жалует сам Патриарх. Вместе со всеми святынями знаки Святогробского Креста запечатаны в хранилище, которого до избрания Патриарха не имеет права никто касаться. И потому, желая, тем не менее, даровать мне эту величайшую радость, благостный Местоблюститель Патриаршего Престола отдал мне свой собственный Святогробский Крест, преисполнив мое сердце глубокой благодарностью и радостью.

Всем же православным жителям Дальнего Востока Первосвятитель Иерусалимской Церкви написал замечательное, дышащее благодатной церковной древностью и святоотеческим духом послание:

«Всем благословенным православным христианам, пребывающим в Китае, Маньчжурии, Японии, Камчатке и Корее благодать и милость от Бога Спасителя нашего Иисуса Христа.

Да будет благословенно и препрославлено имя Господне, Божественная благодать Которого удостоила Его Высокопреосвященство, Архиепископа и Архипастыря вашего – Нестора, чтобы он прибыл перед мироспасительным праздником Рождества Христова во святой град Иерусалим и поклонился святым местам в этой святой земле и укрепил свои надежды и желания, и добрые подвиги в деле Евангелия.

Святейшая Матерь Церквей, которая носит на своем теле язвы Господа, приняла Его Высокопреосвященство с любовью и честью. Он служил с нами в ночи на праздник Рождества Христова над Божественным Вертепом, над которым звезда, идущая пред волхвами, стала, чтобы показать им рожденного нового Младенца – Предвечного Бога.

Затем Его Высокопреосвященство совершил Божественную Литургию и на Живоносном Гробе Господнем и молитвы и моления возносил Всемилосердному Богу о мире, благостоянии и преуспеянии богоспасаемой своей паствы. Совершив же священное поклонение, Его Высокопреосвященство, приготовляясь отправиться восвояси,предоставляет нам случай повторить за вас молитвы, которые постоянно святая Сионская Церковь от всех святынь возносит день и ночь за всех православных и молится Всеблагому Богу, чтобы Он даровал вам благая Иерусалима и благословения Сиона, укрепил вас в вере и добрых делах в среде народов, живущих во тьме, преуспевая вас в благочестии, исправляя сердца ваши в любви Божией и терпении Христовом.

Благодать Господа нашего Иисуса Христа да умножится на вас и на ваших домах. Аминь.

Местоблюститель Патриаршего Иерусалимского Трона Келадион Митрополит Птолемаидский, во святом граде Иерусалиме 1933 года декабря 29-го дня».

 

В минувшем году Митрополит Келадион по болезни покинул пост Местоблюстителя Патриаршего Престола и на его место церковный голос избрал Высокопреосвященного Митрополита Мелитона, также Архипастыря высоких духовных качеств. С Митрополитом Мелитоном Господь привел меня совершать Рождественскую службу над Яслями Господними в Вифлееме. Да даст ему Господь благодать совершить подобно всем предшественникам его святое чудо Благодатного Огня в наступающий великий предпасхальный день.

В субботу 31-го декабря старого стиля по благословению Митрополита Келадиона совершал я Божественную Службу над Гробом Господним. С пятницы вечера, в сопровождении русских священнослужителей, направились мы к храму Гроба Господня.

Была черная ночь, дождь лил непрерывно, вызывая глубокую радость всех жителей Палестины терпевших пред тем бездождие и засуху в течение нескольких лет. Торжественно тягуче разносились удары Святогробского колокола, пожертвованного некогда благочестивыми жителями Москвы.

Священный трепет владел душой. Вот черная громада храма, вот маленькая узенькая дверь в храм. Внутри церкви также раздается звон колоколов. И русские и арабские православные богомольцы уже собрались к богослужению.

Мы входим в храм: пред нами священный Камень Помазания, где некогда Пречистым Телом Своим возлежал Христос, направо возвышается Голгофа, налево вход ко Гробу. О, священнейший и благословеннейший образ, навеки врезавшийся в душу мою и освятивший ее до скончания дней моих!

Было половина двенадцатого ночи, в греческом храме шла полунощница. Совершал ее греческий иеромонах, один из иеромонахов, всегда служащих при Гробе Господнем. Сотни три-четыре русских богомольцев, главным образом богомолок и сотни две православных греков и арабов было в церкви. Эти люди совершенно терялись в огромном храме, привыкшем к десяткам тысяч богомольцев.

Мы снова поклонились великим святыням. Началась утреня. Начало её совершал тот же греческий иеромонах, который служил и полунощницу. Потом, взявши у меня благословение, он ушел, чтобы совершить проскомидию на Гробе Господнем. Продолжать и заканчивать утреню остался отец Нафанаил. Своды священного храма оглашались звуками молитв то на греческом, то на славянском, то на арабском языках.

А вдалеке слышались молитвы армян, коптов, сирийцев, католиков на самых разнообразных языках и наречиях человеческих. И Всевышний Господь, благий Отец всех народов земли внимал этим разноязычным молитвам у этого священнейшего места, где совершилась величайшая Тайна принесения Жертвы не человеком для Бога, но Богом для человека.

Храм Гроба Господня обходят архидиаконы: православный, армянский и католический, совершая каждение всего храма каждую ночь в 12 ч. ночи.

Вот окончилась утреня, священники, прочитав молитвы, вступили под священную сень Гроба Господня, склоняя там колена пред Чашей, стоящей на Гробе.

Потом я с архидиаконом читал входные молитвы по сложному обычаю Греческой Церкви, преклоняясь пред множеством величайших святынь, окружавших нас в эти благословенные минуты. Первоначально поклонились мы Святейшему Гробу Господню, потом меня облачили в древние торжественные кованые серебром и золотом облачения Иерусалимского Патриарха и началась Божественная Литургия у Божественнейшего места.

За литургией умилительно пел русский хор монахинь. Под пение «Приидите, поклонимся», после входа с Евангелием я вступил под святую сень Кувуклии. Невозможно описать то чувство, которое владело тогда душой.

Те светлые исключительные чувства, которые ощущает душа христианина в незабвенную Пасхальную ночь, чувства, которые, как отблеск небесной радости, посылает Господь нам на нашу грешную землю, чтобы показать – к чему мы должны стремиться в грядущем, эти чувства постоянно владеют паломником во Святой Земле. В моменты же поклонения Гробу Господню, в моменты служения под Его священной сенью это чувство удвояется, удесятиряется, и душа поет гимны, и сердце хвалит Творца, и светлая радость вместе со слезами покаяния, с глубочайшей скорбью за свою греховность и мольба об очищении до краев наполняют душу. Как бы каждый день там, у священного Гроба, переживается христианской душой Святая Пасха.

Каждение за Литургией я совершал по греческому обычаю с жезлом в руке, чтение Евангелия слушал также с жезлом в руке вне святой Кувуклии. Таковы особенности греческого богослужения.

Во время Литургии у Гроба Господня всегда неизменно поются Пасхальные песнопения: «Воскресни Боже», «Ангел вопияше» и др. Этим знаменуется и ярко выражается то постоянное настроение души, которое всегда переживает христианин в этом священнейшем месте.

У Святого Гроба молился я, прежде всего, конечно, за нашу великую страдалицу Родину, моля Христа, воскресшего из этого самого Гроба, воскресить и Ее, измученную, исстрадавшуюся. Молился я за всех друзей моих, за всех близких, любимых, за всех сотрудников и помощников Дома Милосердия, за всех его друзей и благотворителей, за всех жителей нашего Дальнего Востока, за всех русских людей, рассеянных по необъятному миру, за все человечество, моля Господа коснуться Своей Любовью всех наших сердец, огрубелых среди лжи и обмана.

И когда кончилась Литургия, долго еще в душе пели Ангельские хоры, и ясно сознавало сердце, что – вот сила, которую не могут победить никакие иные силы, вот свет, которого не в силах потушить все усилия зла.

Благословенная ночь у благословенных мест!

Слова не в силах передать даже доли, даже частицы той высочайшей духовной радости, которую пережили мы в святом граде Иерусалиме. А так хочется передать ее, так хочется поделиться ею со всеми близкими родными измученными русскими людьми.

Никогда не забуду я этой радости, никогда не перестану говорить о ней. «Не умолкну ради Сиона и ради Иерусалима не успокоюсь».

(Продолжение следует)

Харбин,1935 г.

* Русская народная линия

 

[1] АНАСТАСИЙ (в миру Александр Алексеевич Грибановский) (1873-1965), митрополит, духовный писатель. Окончил Тамбовское духовное училище, Тамбовскую духовную семинарию, Московскую духовную академию со степенью кандидата богословия. (1897). Принял монашество и священство (1898). Архимандрит (1900). Ректор Московской духовной семинарии (1901-1914). Епископ Серпуховской, викарий Московской епархии (1906-1914). Епископ Холмский и Люблинский (1914-1915). Епископ Кишинёвский и Хотинский (с 1915). Архиепископ (1916). Участник Всероссийского Поместного Собора 1917 – 1918 гг. На Соборе избран Членом Священного Синода и Высшего Церковного Совета Православной Российской Церкви. В эмиграции (с 1919). Управляющий русскими приходами Константинопольского округа на правах епархиального архиерея (1920-1924). Наблюдающий за делами Русской Духовной Миссии в Иерусалиме (1921-1935). Митрополит (1935). 2-й Первоиерарх РПЦЗ (1936-1964). С 1964 на покое.

[2] АНТО́НИЙ (в миру Алексей Павлович Храповицкий) (1863-1936), митрополит, выдающийся русский богослов, педагог, духовный писатель. Окончил Санкт-Петербургскую. Духовную Академию (СПбДА) (1885), магистр богословия (1888), доктор богословия (1911).. Принял монашество и священство (1885). Профессорский стипендиат, помощник инспектора СПбДА (1886-1988). Преподаватель Холмской духовной семинарии. (1886-1887). И.о. доцента СПбДА (1887-1890). Архимандрит (1890). Ректор Санкт-Петербургской духовной семинарии (1890-1891). Ректор Московской духовной академии (1891-1894). Ректор Казанской духовной академии (1894-1900). Епископ Чебоксарский, викарий Казанской епархии (1897-1899). Епископ Чистопольский, викарий Казанской епархии (1899-1900). Епископ Уфимский и Мензелинский (1900-1902). Епископ Волынский и Житомирский (1902-1914). Архиепископ (1906). Архиепископ Харьковский (1914-1918). Митрополит (1917). Митрополит Киевский и Галицкий (с 1918). В декабре 1918 г. по распоряжению правительства С. Петлюры был арестован вместе с архиепископом Евлогием (Георгиевским) и содержался в заключении в греко-католическом монастыре в Бучаче и в католическом монастыре под Краковом. После освобождения летом 1919 г. был избран председателем Временного высшего церковного управления юго-востока России. В ноябре 1920 г покинул Россию. Первоиерарх РПЦЗ (1920-1936).

[3] Все даты в книге приведены по Юлианскому календарю.

[4] ПОРФИРИЙ (в миру Константин Александрович Успенский) (1804-1885), епископ, востоковед, византолог, археолог. Почётный член Императорского Православного Палестинского Общества. Окончил Костромскую духовную семинарию, Санкт-Петербургскую духовную академию (1829). Пострижен в монашество (1829). Иеромонах (1829). Магистр богословия (1831). Законоучитель Ришельевского лицея в Одессе. (1831). Архимандрит (1834). Настоятель Успенского монастыря в Одессе (1834-1838). Ректор Херсонской Духовной семинарии (1838-1840.). Настоятель посольской церкви в Вене (.1840-1842). Направлен в Иерусалим для ознакомления с жизнью православных христиан в Палестине и Сирии (1842). Инициатор создания и первый начальник Русской духовной миссии в Иерусалиме (1847-1854). Епископ Чигиринский, викарий Киевской епархии (1865-1878). Член Синодальной конторы в Москве с пребыванием в Новоспасском монастыре (1878). На покое (1878-1885).

[5] АНТОНИН (в миру Андрей Иванович Капустин) (1817– 1894), архимандрит, выдающийся русский богослов, византинист, духовный писатель, почётный член Императорского Православного Палестинского Общества, Императорского археологического общества, Одесского общества истории и древностей, Афинского археологического общества, Немецкого восточного археологического общества и др. Окончил Далматовское духовное училище (1831), обучался в Пермской (1831-1836 ) и Екатеринославской (1836 -1839) духовных семинариях,окончил Киевскую духовную Академию (КДА) (1843) со степенью магистра богословия (1845). Принял монашеский постриг (1845). Иеродиакон, иеромонах. (1845). Преподаватель КДА (1845-1850). Настоятель церкви при русском посольстве в Афинах (1850-1959). Архимандрит (1853). Настоятель церкви в Константинополе (1859-1865). Начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме (1865-1894). Погребен в северной части Вознесенского собора на вершине Елеонской (Масличной) горы

[6] ЛЕОНИД (в миру Лев Александрович Кавелин), архимандрит (1822,1891), русский богослов, историк, археограф, библиограф, переводчик, Почётный член Императорского Православного Палестинского Общества, Член-корреспондент Петербургской академии наук. Окончил 1-й Московский кадетский корпус (1840). Офицер лейб-гвардии Волынского полка (1840-1852). Вышел в отставку в чине капитана (1852). Послушник Оптиной Пустыни. (1852-1857). Принял монашеский постриг (1857). Иеродиакон, иеромонах. (1857 ). Член Русской Духовной Миссии в Иерусалиме (1857-1859). Подвизался в Оптинском ските (1859-1863). Архимандрит (1863). Начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме (1863-1865). Настоятель церкви при русском посольстве в Константинополе (1865-.1869) Настоятель Воскресенского ставропигиального монастыря, иначе называемого Новым Иерусалимом (1869-1877), наместник Троице-Сергиевой лавры (1877-1891).

[7] АНТОНИЙ (в миру Александр Фёдорович Синкевич) (1903 – 1996), архиепископ. Сын известного монархиста протоиерея Фёдора Николаевича Синкевича. Окончил Киевскую духовную семинарию, русскую кадетскую школу в Белграде, обучался на медицинском, а затем богословском (1926-1930) факультетах Белградского университета.. Послушник монастыря в Мильково (1929-1930). Пострижен в монашество (1930). Иеродиакон (1930). Иеромонах (1931). Законоучитель в духовном училище в Ягодине (1931-1933). Игумен (1933). Начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме (1933-1951). Архимандрит (1934). Епископ Лос-Анжелосский, викарий Сан-Францисской епархии (1951-1962). Архиепископ (1961). Архиепископ Лос-Анжелосский и Техасский (1962-1971). Архиепископ Лос-Анжелосским и Южно-Калифорнийский (1971-1996).

[8] Белые отцы – французское католическое миссионерское общество.

Архиепископ Нестор


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"