На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православная ойкумена  
Версия для печати

Многоглавый храм

Исторический этюд

Вообразите себе скопище маленьких разной высоты,

башенок, составляющих вместе куст, букет цветов;

вернее, вообразите себе корявый плод, весь усеянный

наростами, дыню-канталупу с бугристыми боками, или,

ещё лучше, разноцветный кристалл, ярко сверкающий

своими гранями в солнечных лучах…

Астольф де Кюстин. Россия в 1839 году.

 

«С Покрова охотнички запохаживают, собачки заполаивают», – говорил мой дед. Жил он в Архангельской области, в деревне Михайловка, ранее называемой Монастырской, появившейся на месте Уздренской Введенской пустыни. Было когда-то в этой деревне два храма: каменный, одноглавый, с двумя приделами и деревянный, с тремя приделами, пятиглавый. В деревянном один из приделов – в честь Николая Чудотворца. Много Никольских церквей на Руси, куда не глянь – всё Никола, да Никола. Много таких храмов (и деревянных, и каменных) повидал некий Хромушкин, расслабленный, ехавший из Москвы в Уздреньскую пустынь по откровению. Привёз он две иконы Нерукотворного Спаса и исцелился. А в это время стоял уже в Москве знаменитый Покровский собор. Вышел он из кремлёвских стен за ров ещё в 1561 году. Победитель в Казанском походе Ивана IV. Стоит богатырь из-под ладони поглядывает на свою землю. Вышел он с дружиною. Девять башенок – девять шапочек – девять богатырских шлемов. Девять приделов. И каждый из них участвовал в победе. С праздником Троицы связан, например, выход Ивана IV в поход, в Покров состоялся решающий штурм с проломом крепостной стены, на Киприана и Устинью – окончательное взятие  города… И только придел Николы Великорецкого не имеет отношение к Казанскому походу. Мне нравится та вера людей, что придел Николы Великорецкого определил сам Господь, что хотели сделать только восемь, а вот он девятый сам сказался. Вместо восьми приделов, вместо восьми куполов, вдруг появляется девять. Чудо. Так начинается приращение собора.

Можно вспомнить картину Ф.Я. Алексеева «Красная площадь в Москве» (1801г.) На этой картине в частности изображён Покровский собор, и среди его куполов видна главка придела Феодосии Девы. Но придел этот упразднён ещё в 1783 году. В чём же дело? Можно, конечно, предположить, что художник выписывал детали храма по какому-то уже ранее известному полотну, на котором данный придел существовал. С другой стороны, может, это чудо? Может, придел виден только чистому сердцем, как Китеж Град? Тогда должны стоять на своих местах (как минимум!) тринадцать приделов. Это церкви «на Рву», расположенные когда-то между Спасскими и Никольскими воротами, а в конце IVII века, перенесённые и построенные около Покровского собора: Параскевы Пятницы; Василия Кесарийского; Богоявления Господня; преподобномученицы Феодосии Девы; Рождества Богородицы с двумя пределами: зачатия святой Анны и Всех святых; Рождества Христова; Николая Чудотворца; Положения Ризы Богоматери; Усекновения главы Иоанна Предтечи с пределом преподобного Сергия Радонежского; евангелиста Марка.

Есть ещё придел Василия Блаженного. А то, что Ризположенская церковь позже стала Рождества Богородицы и её, к тому же, называют приделом Иоанна Блаженного? Не надо забывать, что при ремонте храма в IVIII веке по просьбе жертвователей придел Киприана и Устиньи был переименован в придел святых мучеников Андриана и Наталии (1786г.), а Григория Армянского – в Иоанна Милостивого (1788г.) Считайте – считайте, я уже сбился со счёту. Как вам такой храм в двадцать семь приделов? Но этого мало. В начале XIX века Покровскому собору придали две часовни, построенные с обеих сторон Спасских ворот: Великого Совета Ангел и Великого Совета Откровение. А в 1770 году разобраны два кремлёвских собора (собор Михаила и Фёдора Черниговских и собор Александра Невского). Их иконостасы установлены в Покровском соборе!

Помнится, и про обетованный храм Василия III. Храм этот, выстроенный в честь взятия в 1514 году Смоленска, стал аналогом при возведении  Покровского собора.

А временные храмы на месте Покровского собора. Деревянные Святой Троицы (1553г.), Покровский с приделами (1554г.), Николы Великорецкого (1555г.)

Нельзя забывать и о иконах, и о людях. Хотя бы те же самые жертвователи Н.М. Хрущёва и И.Е. Кислинский, по просьбам которых переименовали в своё время два придела. Не будь этих людей, не знаю ещё, чтобы стало с храмом. (В деревне Михайловка, где жил мой дед, от двух храмов осталась только нижняя часть каменного, используемая в советское время как пекарня). А Иоанн Кузнецов, который не бросил храм с приходом к власти большевиков? Да мало ли таких людей?

Не разрушили храм ни Наполеон, ни Гитлер, ни революция, ни советская власть. Был он ранен, изуродован, испоганен, но восстанавливался, возрождался, воскресал. И стоят все эти приделы, видны все главки, на всех колокольнях гудят колокола!.. Все люди, что остались, стоят и молятся.

Не даром, так много названий у нашего храма: Святой Троицы, Василия Блаженного, Иоанна Блаженного, На Рву (на рубеже стоит богатырь), Иерусалим, Покрова. В свой праздник свой придел именинник!

Иностранцы называли его Иерусалимом. В самом деле: столько церквей в одном месте, столько главок; и всё это связано между собой, переплетено. В пору заблудиться. Стой же, стой Иерусалим! Не будь разрушен. Стой Покровский собор!

…Конечно, самое правильное название нашего собора – в честь Покрова Божьей Матери. Самые любимые заступники у русского народа Николай Чудотворец и Божья Матерь. Не просто так каждое первое октября почти три с половиной века подряд шёл крестный ход из Успенского собора в Покровский. Божья Матерь вознеслась и вот уж Покров свой раскрыла над христианами. «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь <…> всё покрывает» (1Кор.13).

Дед мой в Благовещенье Пресвятой Богородицы любил говорить так: «Благовещенье большой праздник: девка косу не плетёт, а птица гнездо».

Сергей Мурашев (г. Каргополь)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"