На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православная ойкумена  
Версия для печати

Любовь долготерпит

Из «Бесед о вере»

Как победить зло добром?

 

– Владыка, давайте ответим на вопрос, который волнует многих читателей. Смысл его сводится к следующему: «Почему Бог терпит, что люди, неправедно разбогатевшие, процветают? Почему Он допускает такую несправедливость?» Мне кажется, что существует какая-то путаница в понятиях о нашей земной справедливости и о справедливости Высшей, Божественной.

– Говорить в нашем обществе о справедливости трудно, потому что у нас о ней достаточно искаженные представления – чаще всего она понимается как некая уравниловка, и с этого-то и начинается неразбериха. Но ведь мир сотворен Богом в определенной иерархии, и эта иерархия везде, куда бы мы ни посмотрели. А уравниловка взята из нашего советского прошлого и не имеет под собой никакой религиозной основы. Она предполагает, что кто-то придет и все решит, кто– то эти равные возможности, пусть и насильственным путем, но даст. И естественно, что люди ищут этого кого-то. Но это же совершенно низменный взгляд не то что на Бога, на человека!

Ведь подразумевается, что главное, чтобы все имели гарантированную пайку, и это превращает человека, созданного по образу и подобию Божиему, в социальное животное, лишая его права на индивидуальность, талант и т. д. Никто не может определить, как образ Божий воплощается в человеке, Господь Сам это ведает, и творчество Божие в отношении человека невозможно регулировать и уравнивать. И вообще, когда говорят: «Почему Господь не вмешается в ту или иную ситуацию?» – делают серьезную ошибку, предполагая, что Бог будет администрировать что-то. Бог, однажды дав человеку свободную волю, не может ее отобрать.

 

– Ну а что же думать, если на глазах у всех злодей, на котором «клейма ставить негде», процветает, а люди порядочные бедствуют, так и хочется спросить: «Как это терпит Бог?»

– А терпит-то как раз общество. Это проблема не Бога, а общества. И если сами люди такого злодея терпят, то в этом обществе он так и будет процветать. Сама позиция перекладывания ответственности ущербна, в ней человеку отводится роль комментатора, не желающего ничего делать для изменения жизни. Да и слово «обидно» из тех категорий, когда отношения с миром строятся на сравнениях: «Этот вон как хорошо живет, а мы плохо». Но дело в том, что о каждом человеке есть Промысел Божий, некая задача, которую этот человек должен осуществить в этом мире. И если человек располагает свою волю к тому, чтобы этот Промысел Божий о себе осуществить, то Господь дает ему благо. Но что это за благо? Есть стандарты общества, определяющие, что хорошо, а что плохо, они не абсолютны, они всегда временные и могут очень резко меняться. Можно привести множество примеров из нашей недавней истории, например то, как резко изменилось в обществе отношение к деньгам или к предпринимательству.

А Бог – Он вне времени, и то благо, которое Он дарует, – это благо абсолютное.

Кстати, вопросы о Божественной справедливости чаще всего возникают в периоды социального хаоса, когда привычные ориентиры и ценности меняются, и люди, привыкшие жить в определенных рамках, начинают метаться. Они понимают, что не находят опоры в новых условиях и начинают привносить свое видение в то, как Божественная справедливость должна действовать. А для того чтобы это понять, надо просто прочитать Евангелие.

 

– Сегодняшнее расслоение на богатых и бедных рождает много вопросов. К храму идут пешком и подъезжают на джипах. А как же слова Христа: «Раздай все, что имеешь, нищим»?

– Давайте внимательно читать Евангелие. На самом деле там нигде не сказано, что само по себе богатство плохо. Смотрите, к Иисусу подходит богатый юноша, соблюдающий все заповеди, и спрашивает, что ему еще «делать, чтобы наследовать жизнь вечную?» (Лк 18:18). «Услышав это, Иисус сказал ему: еще одного недостает тебе: все, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах, и приходи, следуй за Мною» (Лк 18:22). А юноша, услышав это, опечалился, потому что был очень богат. «Иисус, видя, что он опечалился, сказал: как трудно имеющим богатство войти в Царствие Божие! ибо удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие» (Лк 18:24-25). Но здесь речь не собственно о богатстве, а о том, что нами владеет. Ведь Христос сказал юноше «раздай все», потому что тот был привязан к богатству, не он, а оно управляло им. На этом эпизоде нельзя строить концепцию социальной справедливости, когда говорят, что христианство – это первый коммунизм, и Евангелие только для бедных.

 

– Да, в Евангелии упоминаются начальник иудейский Никодим или Иосиф Аримафейский – люди явно небедные, тайные ученики Христа, которым Он не говорит тех слов, которые сказал богатому юноше. По-видимому, дело тут не в самом богатстве.

– Конечно. В окружении Христа были и люди, владевшие имуществом. Что касается Иосифа Аримафейского, то после распятия этот тайный последователь Иисуса пошел к Пилату и выпросил у того Тело Спасителя, чтобы захоронить Его в скале – в том месте, которое он приготовил для себя. А Никодим после смерти Христа принес состав из смирны и алоэ, дабы устроить подобающее погребение.

 

И они тем и известны нам, тем и запечатлены в Евангелии, и их деньги послужили Господу.

– Христос говорит: «Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом не радеть. Не можете служить Богу и маммоне» (Мф 6:24). И конечно, если человеком владеет не Бог, а маммона – божок богатства, справиться с этим трудно. В псалме 61 есть такие слова: «...когда богатство умножается, не прилагайте к нему сердца» (Пс 61:11).

 

– Так, с богатством разобрались. Владыка, а можно я попутно попрошу Вас ответить на еще одно обвинение, которое выдвигают в адрес Церкви: «Почему братков отпевают? Как такого человека можно вообще в храм вносить?»

– А почему нет? Ведь человек. Отпевание – это не канонизация, после отпевания никто святым не делается. Если человек крещен, ощущал себя православным, как можно в этом отказать? Мы что, прокуроры, судьи? Совершая отпевание, мы просим, чтобы Господь простил умершему его грехи. «Со святыми (т. е. по молитвам святых) упокой, Христе, душу раба Твоего, идеже несть болезнь (где нет болезни), ни печаль, ни воздыхание, но жизнь безконечная». Священник, читая разрешительную молитву, просит Господа, чтобы Тот простил умершему его грехи вольные или невольные, он примиряет душу умершего с Богом. А там уже Господь будет судить, священник на себя эти функции не берет.

Сказано: «Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить. И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь?» (Мф 7:1-3). Вот это понятие меры и есть то Божественное начало, которым измеряется жизнь человеческая.

 

– Что это значит, поясните, пожалуйста.

– Сказано: «Возлюби ближнего твоего». Как возлюбить? Богом дана мера: «как самого себя» (Мф 22:39).

Мы часто судим, а Христос неслучайно говорит: «Не судите, да не судимы будете». Ведь когда человек начинает судить другого, он берет на себя не свойственные ему функции – судить может только Бог как Творец всего, Который и знает все. Или поставленные на это люди, которым общество делегировало права судить, но судить в рамках закона. А все, что происходит помимо этого, относится к греху. И если человек начинает судить всех и вся, если он впадает в осуждение, то это становится его сущностью. И тогда начинает действовать эта мера: ты судишь, и сам будешь осуждаем. Или сказано: «И как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте, с ними» (Лк 6:31). Вот данные Богом меры. И это трагично, когда люди в поисках справедливости начинают привносить мерки земные, искаженные. А трагизм тут в том, что изначальная греховность мотивировки уже делает самого такого искателя справедливости орудием зла.

 

– Владыка, а Бог наказывает?

– Думаю, что этой теме надо посвятить отдельную беседу, и сейчас я только коснусь ее. Само понятие «наказание, кара Божия» скорее метафорическое и поэтическое. Как может Бог наказать человека? Когда человек живет своей волей, то Бог может отнять от него Свой благодатный покров. При этом человек наказывает себя сам. В Евангелии от Иоанна сказано о Христе: «В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков. И свет во тьме светит, и тьма не объяла его» (Ин 1:4-5), и дальше о том, что это «был Свет истинный, Который просвещает всякого человека, приходящего в мир» (Ин 1:9). «Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него... Суд же состоит в том, что свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы; ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы, а поступающий по правде идет к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны» (Ин 3:17, 19-21). То есть сам человек – вершитель этого наказания, а Бог не карает, Он оставляет человека, есть такое понятие – богооставленность, когда человек остается один на один с собой. И это-то и есть самое большое наказание.

– А что такое испытание? Часто приходится слышать: «Бог послал им испытание», когда речь идет о болезнях или каких-то неприятностях.

– Нельзя путать такие понятия, как «испытание» и «наказание». Испытания были у Иова, испытания веры были у Авраама, и часто, проходя через горнило испытаний, человек становится чище, лучше. Но во время испытаний Бог не оставляет человека. Помните, что Господь отвечает сатане в начале Книги Иова, когда тот просит у Бога отдать Иова ему? Господь на это отвечает: «Вот он, в руке твоей, только душу его сбереги» (Иов 2:6). А вот богооставленность чаще всего приходит тогда, когда человек не задумывается над тем, что с ним будет в дальнейшем, если он живет только в рамках земного происходящего, и только оно диктует ему критерии, где добро, а где зло.

 

– Владыка, а откуда в человеке зло?

– Наивно считать, что зло имеет только социальные корни. Социальный фон может только усилить что-то, но первопричина зла – тот сатанинский путь, путь против Бога, который, как ни странно, в человеке есть. Уточню: природной поврежденности в человеке нет, есть только склонность ко греху, как следствие грехопадения – именно поэтому мы крестим младенцев. Грех притягателен, грех – это болезнь, но болезнь излечимая.

 

– Владыка, но ведь зло не абстрактно, носителем и вершителем зла становится человек, а ареной зла – сердце человеческое. Как же все-таки христианин должен относиться к тем, кто это зло творит?

– Апостол Павел говорит, «что наша брань не против крови и плоти, но против... духов злобы поднебесных» (Еф 6:12). То есть нельзя испытывать ненависть к человеку, надо направить все усилия на то, чтобы освободить его от зла.

 

– То есть «Не будь побежден злом, но побеждай зло добром» (Рим 12:21). Но как это возможно?

– Одно дело, когда зло очевидно и человек воюет на стороне добра. Другое дело, когда человек сам решает, что есть зло, сам судит и пытается стать вершителем судеб. Ситуаций может быть множество, но главное – чем руководствуется человек, совершая тог или иной поступок. Когда защищает священный дар жизни, останавливая зло, – это одно, но когда ситуация не такая явная, для того чтобы самому не попасть в сети зла, надо руководствоваться словами апостола Павла: «Побеждай зло добром». В сущности, бороться со злом можно только одним способом: образно говоря, чтобы стало больше света, чтобы темнота отступила, надо зажечь свечу. А не просто изучать, что это за тьма. У нас есть всегда духовный путь решения проблемы – молитва. Можно бороться со злом, останавливая его внутри себя, не давая себя спровоцировать на ответное зло. А то ведь часто, отвечая, человек творит зло еще большее, считая, что он вправе это делать. Но ведь даже Христос говорил, что Он судит не от Себя: «...суд Мой праведен; ибо не ищу Моей воли, но воли пославшего Меня Отца» (Ин 5:30).

Выше мы говорили о суде людском и о Суде Высшем, Божественном. Но есть еще один суд, который не надо долго ждать, чтобы понять, так ли мы живем. Это суд нашей совести, а совесть называют еще голосом Ангела Хранителя в нас.

Митрополит Белгородский и Старооскольский Иоанн, Мария Городова


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"