На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Православная ойкумена  
Версия для печати

Канун и Благовещенье

Эссе

На Руси в канун Благовещенья, народ искренне желая встретить завтрашний день с чистыми помыслами, тщательно готовился к празднику. Старались достаточно времени уделить молитве и обязательно посетить церковную службу. А если деревушка была расположена на дальнем расстоянии от храмового села, выходили загодя, порой, чтобы успеть к утренней службе, шли ночью не одну версту.

Для таких путников, чтобы и сами они не заблудились, и всяческая нечисть не сбила бы их с дороги, на окраинах деревень разжигались костры. Отправляясь в паломничество, православные молились чтимому в этот день святому Захарию. По преданию, даже одно упоминание имени этого истового постника наводит на нежить ужас и прогоняет бесов. Даже от того места, где чтут память Захария, бесы разбегаются, словно от ладана.

А ведь, по мнению наших пращуров, натолкнуться на бесов можно где угодно. Жить без сильной защиты от них было бы просто невыносимо.

Да кто ж они такие-то, эти самые бесы? Оказывается, в понимании наших предков бесы – это злые духи, шпионы дьявола, воины тьмы. В основном они невидимы, но порой, когда необходимо, они могут проявляться на свет в облике чудовищ или, к примеру, чёрной кошки, чёрной собаки, волка, медведя. Самым известным из них был у наших предков фавн. Только Захарий, верили славяне, и мог справиться с этим хвостатым, рогатым, к тому же копытным бесом. Кстати, название «бес» произошло от слова «бояться».

Накануне Благовещения, готовясь к скорому севу, крестьяне, придя на службу в храм, старались освятить и прихваченные с собой семена.

Каждый год в канун совершается всенощное бдение. Незамужних женщин на нём бывало подавляющее большинство – ведь ни одна из них не хотела упустить такого случая, когда, по старинному преданию, отстоявшей всенощную Господь преподнесёт достойного мужа.

Набожность наших прабабок, однако, не мешала им под Благовещенье предаваться и гаданию. К примеру, загадывая о будущем урожае, вечером крестьянки выходили на двор и вешали на плетень мокрую тряпицу. Коли к утру она оказывалась сухой, значит, год выпадет урожайным; коли недосохшей, так и год окажется среднячковый; ну, а коли мокрой, а то и вовсе примёрзнет к плетню, тогда и лето – абы какое, и урожай будет никудышним, и заморозки нагрянут, почитай, за месяц до Покрова.

Наверно, самой главной составляющей многочисленных предблаговещенских хлопот из детских лет мне запомнилось «пережигание благовещенской соли». Без этого обряда, по мнению моей старенькой Григорьевны, невозможно было и подступаться к завтрашнему большому празднику. Она считала, да и не только она в это верила, спроси у любой деревенской бабы, нисколечко не усомнившись, тут же подтвердит каждая, что благовещенская соль помогает избавиться от ста недугов.

 А вообще приготовление к этому ритуалу начиналось загодя. Ещё на неделе бабуля шла в магазин, долго привередничала, выбирая ту соль, которая, по её мнению, могла претендовать на звание «благовещенская». А что её было разглядывать-то, чего в ней копаться-то? Вся из одного мешка

Ну, и вот, значит, отвесит моей Григорьевне тётка Шурка, сельповская продавщица, килограммов пять крупной, зернистой соли, принесёт её бабуля, да и спрячет до нужной поры подальше, чтобы, упаси Бог, кто из нас, детворы, чего-нибудь с той солью не начередил.

А на Захария, в канун Благовещенья, ещё и не забрезжит, и родители мои, и дедушка с бабушкой, даже мы, полусонная детвора, обязательно, по настоянию бабули, кидали по горсточке соли в приготовленные для неё мешочки (от этого, считала родная, «благовещенка» обретала великую целебную силушку), и только после этого обряда всю оставшуюся прикупленную соль, рассыпала она по снятым с ведерных чугунов, тщательно выдраенным и промытым сковородкам да задвигала на угли в печку.

Если спросить у меня о времени жарки, так я сказать не скажу, да и бабуля бы вам не ответила: каким-то внутренним чутьём – сердцем что ли? – чуяла она, когда соль могла уже приобрести драгоценные целительные свойства. Но всё же, думаю: где-нибудь через четверть часа от начала священнодейства бабуля укладывала чапельник на отполированный до блеску каток и одну за другой вынимала из печи на загнетку сковородки.

Рассказывала я вам, рассказывала, а самое главное-то и позабыла! Не знаю, какую читают во время этого ритуала в иных домах молитву, а для бабушки наизаглавнейшей была «Отче наш», её и шептала она, стоя у солныша, пока соль в печи доходила до своего доброго сроку.

 

Помнится, когда остывала «благовещенка», бабуля рассыпала её ровно на две половины в каждый раз свежепошитые, именно 6 апреля, мешочки из холстины: один, с голубой тесёмочкой, – на каждый день: картошку, огурчики-помидорчики, щи-похлёбочку присолить; другой же – для лечения «болестей», пренепременно с алой тесёмочкой. Он убирался на этажерку под образа, туда, где всё ещё хранились прошлогодние пучки вербицы; троичные берёзовые веточки с уже прересохшими до хрусту листочками; букетики душистой богородичной травки; в шкатулке, слаженной ещё по молодости моей мамой из открыток, – фронтовые письма деда Михаила Лександрыча и увязанные аж в два носовых платочка его ордена и медали.

 Бабуля старалась, чтобы ни взрослые, ни тем паче, дети во время прожарки соли не крутились у неё под руками. Потому как дело это более чем серьёзное и требовало внимания и сосредоточенной молитвы. Да к тому же всякая хозяйка опасается: если не успеет она до восхода солнца прожарить соль и потушить в печи огонь, то весь год семейство будет жить в ссорах и раздорах.

Благовещенская соль в старой-престарой, уже с выщербленкой по краешку, но невероятно дорогой нашему семейству деревянной солонке (и по сей день храню её в своём дому, как память об ушедших на Горний свет родных, как привет из детства, как поклон из самых счастливых лет жизни), в «солешне» этой по великим  и двунадесятым праздникам всегда подавалась соль из мешочка с алой ленточкой.

Бралась она по самым малым крупицам и на лечение от всевозможных хворей: на истребление наших, дитячих, соплей и ангин, на дедулины прострелы, – да что перечислять? – по словам Григорьевны: не объявилась ещё на Божьем свете таковская болесть, с которой бы не справилась благовещенская соль.

Так и мало того! Завелась в дому какая чертовщинка – только разложи по углам «благовещенку», мигом жильё от неё осветлится. Нечистого прям-таки в дрожь от этой намоленной соли бросает! Вот ведь, покажется: мол, с чего бы такая огроменная в ней сила взялась? Вроде, соль да и соль. А всё благодаря молитве да величию праздника, в канун которого она была приготовлена. Ведь по поверью, благовещенская соль способна повернуть на праведный лад даже сбившегося с пути истинного! И сглаз-то она снимает, и порчу-то она убирает! Пошепчи над горсточкой соли, да завяжи её в узелочек, да и припрячь в карман – ни один злыдень, даже самый лихой, не сможет причинить тебе вреда.

 

 Бывало, чуть прихворнёт какая скотинка на дворе, не пожалеет, за-ради доброго дела отвесит Григорьевна горсточку целительной соли из своего льняного мешочка из-под божнички. Глядишь, уж и растелилась корова, мучившаяся сутки «тугим» отёлом, и перестал прихрамывать подвернувший ногу в декабрьскую гололедицу Воронок, и заупрямившиеся нестись после Петровок куры опять напропалую кудахчут в курятнике, только яйца успевай собирать.

 

В срединных краях под Благовещенье снега остались разве что по буеракам. А вот севернее, там, хоть с каждым днём солнце пригревает всё лише, становится всё теплее и теплее, и снег начинает уже тоже неукротимо таять, однако его ещё наберётся не на одну неделю. Вероятно, для этих краёв, где всё ещё худо-бедно, а разъезжают в санях, дали прозвище кануну ещё и Артемон – дери полоз.

А к нам на Орловщину обычно под Благовещенье возвращаются зяблики. Об их прилёте так и говорят: «Весна шлёт гонца – зяблика у крыльца». Большой удачей считалось найти пёрышко этой птички, а вот услышать её звонкое пение, предполагалось, к похолоданию.

День в преддверии Благовещеньяу наших далёких предков был полон различных суеверий и предпраздничной суеты: на само-то Благовещенье, в такой-то церковный праздник, чай, не работают, потому как нынче хозяйке  и уборку в дому и на подворье справить успей, и полы-столешни-лавки-табуретки можжевеловой водой промой (всё меньше несчастье станет в дом заглядывать!), и постирушку наладь, и, хоть постных, а всё ж таки праздничных кушаний измудрись настряпай.

Окуривали можжевельником от злых духов одежду, спускались вечером в канун Благовещенья в погреб и клали на землю первый снятый осенью с огорода капустный кочан, потому как верили, что это поможет сохранить урожай и благотворно повлияет на будущие посевы: и капусту морозы не хватят, и урожай вызреет на славу.

Да и мужики без дела нынче не сидели. Эвон сколько его скопилось и в саду, и на подворье: и дерева осмотри, вдруг чего упустил – дообрежь, и инвентарь, коли ещё не справил, продолжай доделывать, и, что немаловажно, – костёр нынче на задворках разожги да всю рухмяную рухлядь изничтожь-сожги. По преданию, в полыме том обычно под Благовещенье сгорает великое множество мужицких проблем.

А что до поверий и примет на нынешний день, так они, конечно, имеются. Куда ж без них нашему мужику? На земле жить да от мудрых советов и наблюдений прадедов отказываться – это как-то даже и неверно, у нас так не принято.

Старики ведь, помните, всегда подсказывали: мол, приглядитесь-ка к Кануну, коли ночь выпадет на него тёплая, так и весна окажется ласковой да душевной. Коли снег сойдёт, так больше его этой весной не увидите. Ну, а если его ещё и в лесу, и в саду, и в подгорье хватает, так и лежать ему ещё долго. Раздождится в Канун – разводи скотину, грядёт на неё удачливый год. А заснежит вдруг, осыплет ни с того ни с сего белой крупою оттаявшую земь – не огорчайся: будешь по осени с гречкой.

 

***

7 апреля – БЛАГОВЕЩЕНЬЕ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ. Как и другие двунадесятые церковные праздники, оно исстари ожидалось в народе с огромной радостью. Может, и не стоило бы повторяться в сотый раз, рассказывать о возникновении этого православного праздника, ведь нет на Руси человека, который с юных лет о нём бы не знал, но сегодня просто невозможно не вспомнить хотя бы самое важное.

Согласно преданию, именно в этот день архангел Гавриил принёс когда-то Деве Марии благую весть о предстоящем рождении у Неё Сына, Спасителя мира. Праздник Благовещение Пресвятой Богородицы и установлен в память об этом чудесном явлении. Празднуется он ежегодно именно 7 апреля.

События Благовещения, случившиеся в древнем городе Назарете, описаны апостолом Лукой. Принято считать, что слова архангела «радуйся, Благодатная» являются первой благой вестью для человечества после его грехопадения.

Из века в век остаётся неизменным отношение христиан к этому дню: Благовещенье считается одним из самых значительных и светлых праздников. О его величии говорит и такое народное поверье: мол, в этот день радуется и ликует не только всё земное, но Благовещенье отмечают и ангелы на небесах. Даже грешникам в аду, и тем послабление – их нынче не мучают.

Нередко в народе этот двунадесятый праздник сопоставляли со Светлым Воскресеньем. Бывало, даже и превозносили над ним. Порой так и говорили: «Благовещенье – самый большой у Бога праздник».

Житие Богоматери известно каждому православному. Дева Мария была долгожданным ребёнком в семействе праведных Анны и Иакова. Родители уже вовсе было отчаялись, смирившись, что останутся бездетными, но однажды к Анне явился ангел и сообщил, что скоро у неё родится дочь. Радость женщины была настолько велика, что она обреклась посвятить дитя Господу. Родители исполнили своё обещание: с трёх до пятнадцати лет будущая Богородица провела в Иерусалимском храме.

А потом, обручившись со своим дальним родственником, праведным Иосифом, Она поселилась в его доме в Назарете. Благую весть, которую принёс деве Марии архангел Гавриил, получила Богородица именно в этом доме.

Благовещенских церквей в христианском мире несчётно. (Кстати, на Руси один из первых Благовещенских храмов был возведён ещё в XI веке при Ярославе Мудром над Золотыми воротами в Киеве).

И в каждом таком храме обязательно находится икона «Благовещение». Она является одной из самых почитаемых икон и входит в праздничный чин иконостаса, который состоит из икон, изображающих все двунадесятые праздники православного календаря.

Из поколения в поколение передаётся поверье: на Благовещенье солнце на восходе играет, переливаясь всеми цветами радуги. Помнится, и нам, детворе, об этом дивном явлении рассказывала бабушка Григорьевна: мол, весь этот апрельский день происходят чудеса, потому как нынче до самого позднего вечера сама Богоматерь выполняет благую работу: засевает с поднебесья нивы земные, разбрасывает из золотой кошницы семена всех травинок и былинок, на земле произрастающих. Оказывается, только лишь после окончания сева Богородицы можно приступать по всей Руси к пахоте-севу и крестьянству.

Но это произойдёт чуть позже, а сегодня, пока трудится сама Богоматерь, никому: «ни людям, ни птицам, ни гадам земным, ни зверям лесным» – не позволено выполнять даже самую малую работу.

В деревнях, где перед началом любого дела, испоконь принято молиться, крестьяне несли на торжественное богослужение семена для посева, чтобы батюшка окропил их святой водой, а Дева Мария послала благословение на плодородный год. Из края в край государства Русского, над широкими его просторами разливался сегодня колокольный звон – праздничный благовест.

Пробовали «досужие» работнички ослушаться запрета на работу в нынешний благостный день, к примеру, кукушка. Потому-то, сказывают, на веки вечные без гнезда и осталась. А ещё крот. И этот туда же! Ну, так известно, чем неслух поплатился. Не зря же сказано: «птица гнезда не вьёт, девица косы не плетёт!». Ой, не зря!

Благовещенье, по многовековому верованию наших прадедов, – третья встреча весны, самое настоящее начало весны, день «открытия земли». Вот когда природа окончательно пробуждается ото сна, да и солнце уже не балует, а пригревает куда как ощутимо. Нынче, коли хорошенько приглядеться, можно обнаружить, что уже не только медведь-батюшка по лесу шастает, а и всяка-разна иная тваринка: и лягушата, и мышата, и насекомь мелкопупырчатая.

Выбирается из своих схронов, конечно, и нечисть. Видать, ей, поганке, тоже погреться на солнышке хочется. А пусть себе! У нашего мужичка про неё столько очистительных обрядов напридумано – пожалеет сатанинское отродье, что на свет вылезло: и дымом-то со вчерашнего дня всё подряд окурили, и с раннего ранья «снежицей» умылись, и через костёр прыгали, и прошлогодние соломенные постели, все как есть, пережгли.

Проводили этот день весело – с гуляньем да щедрым (правда, всё одно постным) угощеньем. Так и надо думать: чем ещё-то заниматься, коли палец о палец сегодня бить нельзя? Вот и, возвернувшись из церквы, одухотворённые и счастливые, усаживались предки за богато накрытые столы, ничего, что без молока-мяса, всё равно сытные и разнообразные. А коли вдруг Благовещенье выпадало на Светлой Седмице, так наступало уже и вовсе широкое веселье, и на столах – пир горой!

Гулять – гуляй, но не забывай, что во время нынешней праздничной трапезы со стола нельзя уронить наземь ни единой крошки.

Так уж прижилось на Руси исстари, что на все великие праздники всячески гадали. На Благовещенье, к примеру, запекали в церковную просфору копейку. Кому доставалась просфора с «секретом», того, верили в народе, на протяжении года будет во всех делах сопровождать удача.

Вообще, считалось, что благовещенская просфора обладала чудодейственными свойствами. В надежде на помощь кусочек её смешивали с семенами, закапывали по углам поля, носили, увязав в чистый лоскуток за пазухой во время сева, прятали в тех местах, где опасались появления нечисти. А уж для лечения каких только хворей не использовали благовещенскую просфору!

В дому же нашем, в корзине, где хранились всяческие семена: и свёклы, и моркови, и редиса, и огурцов-помидоров всегда находилась старенькая – Бог весть, сколько ей годков – иконка Благовещения. Приступая к проращиванию в сыреньких тряпицах каких-либо семян, не было случая, чтобы бабуля, взяв в руки иконку и протерев её чистой стороной завески, не потолковала с Богородицей и принёсшим Ей благую весть архангелом Гавриилом, моля помощи в предстоящих огородних делах.

На липовой этажерке под божничкой рядом с бутылочкой с богоявленской водой в этот день устанавливала моя родная и бутылочку, наполненную родниковой благовещенской водицей. Сама относилась к обеим водам с глубоким почтением, называя их «святыми» и требовала от своих домочадцев того же.

Верила, что благовещенская вода, поставленная сегодня под иконы, не испортится и не замутнится до следующего Благовещенья, если только не прикоснётся к ней какой-нибудь «дурной» человек. Опасаясь, – мало ли чего? – никогда не допускала она в Красный угол соседку бабку Спиридониху, может, потому, что ходили слухи: мол, та была замечена (и не раз!) за дойкой в решето чужих коров.

В очерёдку с крещенской водой бабуля «отпаивала» и благовещенской при надобности все живые существа: от нас, внучат, до любого захворавшего котёнка-ягнёнка.

С Благовещеньем связывалось столько примет, обычаев и обрядов, что можно написать о них отдельную книгу. Стоит заметить, что к приметам сегодняшнего дня предки наши советовали относиться особенно внимательно, учитывая смысл праздника и его пророческий характер.

Приведу лишь несколько. К примеру, дождь на Благовещенье сулит хороший урожай грибов, а мороз – огурцов. Сильный, но тёплый ветер обещает жаркое лето, порывистый ветер грозит холодами, а гром среди ясного неба означает, что осень порадует грибами и орехами. Если нынче небо безоблачное – не очень-то радуйтесь, потому как лето выпадет грозное, правда, пшеница всё же уродится. А для гурманов имеется особая примета: коли зацвели к сегодняшнему дню ольха и медуница, смело отправляйтесь за сморчками, их в эту пору проявляется тьма тьмущая.

На Благовещенье, когда «и птица гнезда не вьёт, и девица косы не плетёт», приносит дедушка с прудка, что у старой мельницы, десяток-другой краснопёрок. В саду, на собственноручно слаженной печурке коптит их на яблоневых веточках.

Обрезая сад, собирает поленницу, даже хмызник от яблонь и вишен не выбрасывает, складывает под сарай. Что на копченье пригодится, что в печи в холода сгорит, напитает хату ароматным садовым духом.

– На Благовещенье работать не след, – считает дедушка, – кукушка завет нарушила, вот и скитается теперь без родного гнезда, Господь наказал. Детей по чужим гнёздам раскидывает.

Сидеть, сложа руки, весь большой весенний день он не выдерживает, поэтому и приловчился на рыбалку ходить.

Бабушка на Благовещенье печёт большие хлеба – «бяшки», угощает ими скотину от всевозможных хворей. Ставит образок в закром с яровым зерном, приговаривает:

 

«Матерь Божья!

Гавриил-архангел!

Благословите,

Благословите,

Нас урожаем благословите:

Овсом да рожью,

Ячменём, пшеницей

И всякого жита сторицей!»

 

На восходе выносит отец клетку с синицами во двор, даёт нам с братом по птице, чтобы выпустили на волю.

День-деньской подкарауливает кот Патефон диких горлинок, слетающихся покормиться к куриной кормушке. От него пахнет свежей рыбой, на морде сверкают серебристые чешуйки.

Вдоль стёжки, от клёна до ворот, натянута верёвка. Полощется свежевыстиранное бельё. Вчера затеяла мама к Пасхе большую стирку, весь день колотила вальком на омуте. От подсохших занавесок и покрывал тянет речкой. А клеверный стог в углу двора задышал, подсыхая после первого дождика, парной мякиной… 

Татьяна Грибанова (Орел)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"