На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православная ойкумена  
Версия для печати

Господь дорогу выправит

Записки паломника

Деревню Бачурино сегодня столица подмяла под себя. Кого не спроси, никто точно не скажет, как до неё добраться от Тёплого стана. Выйди из метро, и каждый рукой махнёт в сторону новостройки:

– Где-то там.

Молодая пара остановилась и назвала номер маршрутки, предупредив сразу:

– Не советуем на ней ехать. Долго ждать будете, лучше на такси.

На такси, так на такси, благо стоит здесь десяток машин.

– В  Бачурино свезёте? – спрашиваю одного. Таксист, далеко не русского происхождения, дал понять:

– Тут всего-то копейку заработаешь. Не поеду, а вон тот повезёт.

Тот оказался разговорчивее, но ломаная – наполовину русская, наполовину армянская речь толков первоначально не дала:

– Так тебе храм там нужен? Садись, я знаю, где это, – и назвал сумму, по нынешнему времени совсем смешную.

Облегчению моему не было предела. С того самого дня, как совершенно случайно увидел сюжет по телевизору о мироточащей иконе «Семистрельная», мне хотелось в эту маленькую деревню, в этот свежий, построенный из дерева храм, куда икону передала местная жительница.

Она купила иконку в одном из московских монастырей, принесла домой и на третий день увидела, как по лицу Божией Матери проступило миро.

– Я не раздумывала, что мне делать, – рассказывала тогда по телевизору владелица иконки, – конечно же, в храм, в наш, деревенский.

Не могу сказать, почему именно этот телевизионный сюжет запал в душу, но сколько бы времени не проходило, постоянно чувствовал: мне надо в Бачурино побывать. Надо, и всё тут.

И случай выпал. Только что закончился фестиваль «Бородинская осень». Писатели, артисты, что каждый год приезжают в Можайск, вновь встретились на богатырской земле. В золотистой сентябрьской осени, не сбросившей с себя ещё летнюю зелень, пили холодную воду из Ферапонтова колодца. Молились о погибших за землю русскую у иконы Смоленской Божией Матери. Читали стихи у могилы Багратиона на Бородинском поле. И бесконечно встречались с людьми в Можайске и Можайском районе.

А вот по окончании фестиваля вырвал денёк, и еду теперь в Бачурино.

Новостройки и впрямь перепутали пути-дороги. Остатки рощиц и полей тоскуют по прежним ягодным временам и ржаной ниве. Теперь лежать им под прочным асфальтом и высотными домами.

Широкая трасса привела нас к храму.

– Вот тебе и церковь, – остановил машину таксист.

– Так этот храм только что строится. Видишь, фундамент ещё не весь вывели.

– А другого я не знаю, я тебе про этот говорил, – протягивает за денежкой руку «славянин».

– Так это Бачурино? – ужаснулся я и стал рыться в своих записках. Где-то точно записывал название деревни.

– Не знаю. Бачурино твоё или не Бачурино. Просил храм. Вот тебе он.

Спорить было бесполезно. Он плохо понимал меня, я его.

– Давай, – предложил таксисту, – искать нужный храм.

Он волновался за деньги, я за то, что уже, скорее всего, не захвачу службы. Это же 21 сентября, Рождество Пресвятой Богородицы. Всё сложилось, как нельзя лучше. В разуме сложилось, а вот действительность диктует совсем обратное.

Мы поехали дальше по широкому пустынному проспекту. И на горизонте увидели купола другого храма. Большого. Крепкого. Ясного. Из ворот ограды выходили люди.

Ладно, пусть так, пусть не успел на службу, но к иконе всё-таки приехал.

Женщины, остановившись на мой вопрос, покачали головой:

– Нет, это храм Пантилеймона. Вам надо повернуть обратно, а там спросите, как проехать. Да всё тут близко.

Едем обратно. Супружеская пара, так благостно настроенная к солнцу, к празднику, к людям, пыталась растолковать, как же нам добраться до нужного места.

– Сначала прямо едете, потом повернёте налево. Потом немного направо, и будете на месте.

Только тут понял непонятный смысл русской сказки – «Пойди туда, не знаю куда».

А что делать? Не возвращаться же обратно.

Слава Богу! Уютная церковь пряталась за кудрями развесистого ивняка. Не обобранная еще антоновка ленивилась на ограде. Из калитки никто не выходил, а голоса звучали.

Вот оно что! Прямо около входа в церковь стоял большущий стол. На нём двухведёрный самовар, окружённый мёдом и плюшками, и люди – с кружками, чашками, блюдцами. Люди после праздничной службы пили чай.

Да, так оно и есть. Это постоянные прихожане, потому как все повернулись ко мне. Со вниманием повернулись.

Всё рассказал, всё объяснил, всё попросил.

– Да вы испейте чайку. Это совсем рядом, – первым заговорил хозяйственный молодой мужчина. – Я бы вас проводил, да видите, сколько у нас народу, не могу сродников своих оставить.

Да, он бы проводил, но он, как оказалось, староста прихода.

– А что, так уж и тянет тебя к образу? – это батюшка ко мне. Его сразу не заметил. Люди кругом, а он не великого росточка, прозрачные белые волосы на голове и такая же борода, и лучистый, уютный.

– Да, батюшка, из Сарова приехал.

– Вон оно как! Ну что же, ступай себе с Богом. Господь дорогу выправит, – отвернулся и стал наливать себе чая.

И только тут до меня дошло: у каждого сейчас в машине навигатор. Что я к людям пристаю?

– Не использую навигатор. Я ему говорю, он меня не понимает, – бросает мне коротко таксист.

Но я-то вроде бы говорю на хорошем русском! Как же я до этого не вспомнил об этом устройстве?

Оказалось, на самом деле так: сто метров прямо, двести налево, столько же направо.

От Бачурина и осталась-то всего одна коротенькая улица. Приткнулась она к новостройке и живёт тихонько, совсем незаметно. Из-за высокого тёмно-зелёного  забора тянется к нему золотистым куполом церковь.

Около двери табличка: храм в честь иконы «Умягчение злых сердец». Всё, наконец-то я на месте.

Из-за ограды голосов не слышно. Дверь закрыта. Опоздал.

Снова стучусь, на кнопку звонка нажимаю – никто не слышит, никто не отвечает.

– Вы кого ищите? – слышу голос из-за спины.

В машине, что тихо остановилась около меня, – батюшка. Выходит. Совсем-совсем молоденький. Глаза внимательные и пытливые. И только мой ли взволнованный голос, нетерпеливый ли рассказ, как дорогу к храму искал, заставили его улыбнуться.

– Да успокойтесь вы. Сейчас дверь откроем и пойдем в храм. Служба-то праздничная закончилась, а видите, как все случилось: мы её вдвоем продолжим.

Отец Илия, высокий и стройный, мне показалось, тоже разволновался. Вот стоит перед ним взрослый человек, нетерпеливо размахивает руками и никак не успокоится.

– Проходите, проходите, – приобнял он меня, – сейчас мы с вами помолимся.

Вот она, Семистрельная. Небольшая простенькая икона. Лик Богородицы. Семь стрел, устремленных вовнутрь Божьей Матери. И глаза, наполненные терпением и утешением. Они прямо смотрят на меня.

По щекам катится мирра. Но это не горечь, это не слезы. Это радость, умиление и уверенность.

– Вы же за уверенностью сюда приехали? – спрашивает отец Илия. Он не дожидается ответа, он начинает читать акафист.

Откуда ему известно, зачем я шел в Бачурино? Сам не знал, а он мне сказал, зачем.

Иван Чуркин (г. Саров)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"