На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православная ойкумена  
Версия для печати

Каппадокия,

или… вперёд – к предкам!

Минувшим летом я подарила себе замечательное путешествие: впервые побывала в Турецкой земле. О нет, не затем, чтобы погреть бока где-нибудь в Бодруме либо в Анталии. Хотя и неплохо было бы поваляться на старость лет на горячем песочке, да вот дурная голова ногам покоя не даёт.

Маршрут этот я задумала давно, но турфирмы отправляли куда угодно, но только не туда. И вот минувшим летом, наконец, якобы нашлись желающие… Меня банально «пидманули». По прилёте в аэропорт Ататюрк оказалось, что желающих всего три человека. Дали нам гида – турка, и мы отправились в путь на его личном автомобиле. Я бы предпочла поездку на автобусе – из него гораздо больше и дальше видно, но, увы… пришлось смириться.

Нам предстояло девять дней колесить по незнакомой стране, про которую мы, трое немолодых путешественников, если что и знали, то накрепко забыли. Я знала только то, что Турция – осколок Османской империи была когда-то отметившейся коварством Троей, а ещё то, что была она частью великолепной, но окончательно погибшей в 1453 году Византии. Единственное, что я знала твёрдо, – мне надо обязательно добраться до Каппадокии. Ради этой фантастической «страны прекрасных лошадей» я и пошла на сокрушительные финансовые траты, в неделю поглотившие все мои годовые пенсионные сбережения, скопленные за счёт спартанского образа жизни.

Стамбул, Босфор, Айя София… они яркими бабочками мелькнули в наших глазах и остались позади. А ещё были античный Эфес, Троя, Пергам, спрятавшиеся под другие, турецкие, имена; Турция оказалась далеко не маленькой: Карс, Эрзерум, озеро Ван – это всё она, граничащая на востоке с Арменией. И ещё глубже на юго-восток – междуречье Тигра и Ефрата, вытекающего от самой границы с многострадальной Сирией… Ну разве не фантастика эта нынешняя Турция, казавшаяся такой малозаметной на карте мира! А если сказать вам, что по количеству населения она уступает нам всего лишь в половину с небольшим, то невольно зауважаешь.

Мы неслись по Турецкой земле от одного туробъекта к другому, проводя каждую ночь в новом отеле. Вот и столичная Анкара позади. Вот и таинственный Хаттуш – развалины города-крепости богатырского и таинственного народа – хеттов. (Наш гид Шифад явно имел к Хаттушу пристрастие, видимо, ощущая в себе бег горячей хеттской крови. Кстати, о прародине хеттов ничего конкретного сказать нельзя, но наш многознающий гид-самоучка не скрыл от нас, что якобы пришли они сюда от подножия Южного Урала.)

 Дороги здесь хорошие – не придерёшься: три тысячи километров с лишком мы миновали без сучка – без задоринки. Удивляло лишь малолюдье срединной части страны, да и то недолго. Ведь турецкая республика лежала в объятиях четырёх морей, и подавляющая часть населения давным-давно вросла корнями в приморские территории, оставив эти полупустынные земли скотоводам да служилым людям при нередких здесь караван-сараях. Да-да, мы проехали немало километров вдоль Шёлкового пути, с его мечетями, медресе, дервишами, сметливыми потомками Ходжи Насреддина… А вот почему мы почти нигде не видели птиц, я так и не поняла.

Я, конечно, могла бы рассказать много экзотического и про город поэта и суфийского монаха Руми – Конию, и про километры вишнёвых садов и розариев, ведущих к городу Ак-Шихир, где родился и жил Ходжа Насреддин… Но у меня не было и нет задачи написать путёвой очерк. Моя задача – добраться вместе с вами до Каппадокии, куда позвало меня великое в христианском мире имя – Василий Великий. Он там, в Кесарии Каппадокийской, родился (330 г.) и весь свой век проповедовал слово Господне, там и упокоился. Там же, в той же полупустыне, возвеличился и его земляк Григорий Богослов, рождённый совсем рядом, в городке Невшехир (или по-местному Неса). И ещё немало прославленных Церковью великих имён связаны с этой областью Малой Азии (по– старому – Анатолии). По сути дела Каппадокия – истинная родина христианства: здесь был рождён Символ веры. Здесь начало Божественной службы, известной нам как литургия Василия Великого. Отсюда пошли во все концы Ближнего Востока: на египетский Синай, в Сирию и Палестину ученики Григория и Василия. Недаром же их называют первоотцами, первосвятителями. Святитель Григорий позднее будет служить в Константинополе, друг его Василий станет архиепископом Кесарии – Капподокийской столицы. Сюда, к ним, бывал Ефрем Сирин, написавший затем «Похвальное слово иже во святых отцу нашему Василию Великому», а ещё многие отшельники египетской пустыни. Знал эти святые места ныне прославленный в лике святых Паисий Святогорец, два года отшельничавший совсем недалеко, на горах Синая….

Слава об угодниках Божиих легко проникала во все чистые сердца, жаждущие благочестивой жизни в христианской любви. Особенно ложились на чистое сердце простые поучения Василия, умевшего сказать проповедь ярко, внушительно, богомудро.

Люди передавали из уст в уста его страстное, исполненное чудес Житие, неизбежно перевитое с житием Григория Богослова. И эти отцы древней церкви стали учителями жизни и для моих северных предков, о чём я расскажу чуть ниже.

В древние времена Каппадокия была провинцией Римской империи со своей столицей, известной учёностью и чуть ли не поголовной образованностью населения. Это сейчас она рядовая область Турецкой республики, где внутри мусульманского мира чудесным образом остаётся нерушимым древний островок христианства, пусть и в таком, музейном, виде. Но всякий, однажды ступивший на эту землю, не может не выделить её из множества других увиденных земель. Ландшафт Каппадокии неповторим, нет больше подобных затейливых вывертов земной коры нигде в мире, так утверждают специалисты. И я не берусь описывать этот ландшафтный феномен. Фотографии расскажут об этом много ярче меня. Нет, не заигравшиеся в куличики гномы слепили все эти остроконечные башенки-ульи, не вырыли сурки и не нарыли гигантские кроты. Это слепила, а вернее, выдула мощным подземным выдыхом сама Земля, будучи явно во вдохновенном настрое. Искавшие одиночества анахореты облюбовали эти забавные архитектонические объекты, приспособив под кельи и скиты. Так, наверное, и образовались первые монастырьки. В один из них, теперь уже целый монастырский комплекс Гёреме, с десятками вырубленных в скалах церквушек и привела нас дорога. Вот здесь в четвёртом веке нашей эры и прозвучало это имя – отче Василий.

…Сбылось! И что гадать, так ли представляли мои предки и родину, и церковь Василия Великого... или не так? Я – здесь, мои милые, мои суровые предки, поборники истинного православия! И я донесу до вас дух этих благих мест. На имя Василия Великого молились мои прадеды по крайней мере с семнадцатого века, ежеутренне служили самую древнюю литургию (литургию Василия Великого), его Житием зачитывались, несокрушимости его веры подражали и следовали. Доказательством этому – старинная книга-фолиант с утраченной кожаной створкой, которую мне однажды показали в районном музее родного архангельского села Верхняя Тойма. На ней были каллиграфически выведены фамилии моих северных предков. Вникая в церковно-славянский текст, я почти мгновенно поняла, чьё это житие. Книга передавалась из поколения в поколение и была, значит, семейной реликвией, пока волей судеб не оказалась в музейном хранилище (спасибо тогдашнему директору музея Анне Синицыной!). Сногсшибательная турбулентность прошлого века разнесла в куски нашу крепкую фамилию. Мои вершинские предки до самых 30-х годов мужественно держались прадедовской веры, ни в чём ей не изменив. Чему и научал их своей жизнью во Христе отче Василий из таинственной и недостижимой Каппадокии.

Именно туда и стремилась я мысленно с тех пор, как узнала об этой заветной книге и тем более, когда подержала её в своих руках. Но прежде предстояло подготовить себя, разгрести авгиевы конюшни прошлой жизни…

И вот желанная встреча произошла. Едва наш проводник отпустил нас самостоятельно осмотреть Гёреме, как я оставила спутников и поспешила к церкви святого Василия. Она нашлась быстро – там было обозначение на небольшой плакетке. Но был и страж, строго следивший за шустрыми туристами. Узкая струйка-очередь из японцев и китайцев степенно проникала внутрь и что-то там, в вечной полутьме, пыталась разглядеть. Задерживаться и фотографировать не разрешалось. В скудном пространстве каменного конуса без окон и дверей была вырыта одна-две ниши: алтарь? Или уголок для сна? Ещё там были поздние, довольно своеобразные и даже уникальные фрески на библейские темы, и больше ничего: вот идеальная обстановка для творения молитвы! Я улучила момент и незаметно для постороннего взгляда положила в дальний, совсем тёмный уголок ниши небольшую просфорку, привезённую из московского храма, где я причастилась перед поездкой. Теперь моё приношение будет там находиться частицей меня неведомо сколько, невидимое для входящих после ослепляющего наружного солнца.

Совершенно счастливая, я мысленно прочитала молитовку, что была со мной на небольшом образке святителя, и в душе воцарилось светлое веселье. Лёгкие мои ноги, спасибо Вам, что привели-таки меня сюда – я словно бы встретилась, наконец-то, с никогда не виденными мной боголюбивыми предками! И это они улыбались во мне…вместе со мной…радовались редкостной радостью и за меня, и за себя. И пели ангельскую песнь о том, что ничто доброе и истинное не умирает… о том, что вера движет, спасает, возвышает и, наконец, соединяет разведённых самой смертью.

Время, данное нам для осмотра монастырской святыни заканчивалось. Нам надо было возвращаться из высокого мира Духа вниз, в мир железа, жестокости, брюха…вниз, в тленный мир. Автостоянка была далеко внизу, под монастырским взгорьем, словно бы в преисподней. И тут… казалось бы безоблачное, мирное небо взорвалось невероятно воинственным грохотом. Яростный ливень обрушил на нас свой неподдельный протест… Вниз понеслись не потоки воды, а целые реки. Туристы метались, ища где укрыться. Мы моментально потеряли друг друга. Но ливень не думал кончаться. И мне пришлось брести босиком до самой автостоянки, а потоки воды едва не сбивали с ног.

Потом, чуть обсохнув, я спрошу у много видавшего гида Шифада, бывало ли что-то подобное здесь прежде, чтобы так разгулялась стихия? Шифад был и сам весьма удивлён происшедшим.

И что могла я подумать после такой вот небесной атаки? Не на меня же… не на моё же здесь появленье взъярилась стихия?! Так что же тогда причиной? Какие силы и чьи легионы столкнулись там, в Поднебесной, в непримиримой схватке?

Нет мне ответа. Но схватка всё же была. И этот день – 24 июня 2015 года мне не дано забыть.

17.08.2015

Мария Аввакумова


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"