На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православная ойкумена  
Версия для печати

Слово плоть бысть

Очерк

Сошествие с небес Сына Божия.

Объяснение иконографического рисунка.

Иоан. 1, 14. Евр. 1, 3 – 6. Псал. 39, 7 – 9.1, Тим. 3, 16.

 

«Христос рождается! Славьте! С небес Христос! – Выходите во сретение!»

К таким чувствам влечёт нас Матерь Церковь, празднуя Рождество нашего Спасителя, снизшедшего воплощением Своим на землю за оторвавшимся от Бога человеком! Она вводит нас в созерцание тайны снизшествия в мир Того, по образу Коего сотворен был человек и – в поклонение «непреложному» Его вочеловечению. «Приходите, вернии! – внушает Церковь. – Предадимся Божественному нас возведению, взирая на схождение Божественное» [1][1] умами очищенными!..

При таких размышлениях может оказывать нам не малую помощь к Богомыслию и христианская иконография, в особенности при сочетании символического её элемента с историческим. Таковы предлагаемые в сей книжке два весьма замечательные и важные изображения, из которых одно находится в одном из древних списков славянского Евангелия[2] [2], а другое в стенописи римской катакомбы Агнии, относимое к началу IV-го века[3] [3].

Величествен предмет первого, необыкновенного изображения! – Оно представляет нам таинственное «введение Первородного во вселенную, с поклонением Ему Ангелов Божиих», о чём сказано в послании к Евреям (гл. 1, ст. 6).

Человек, в падении своём, оторвался от Бога, как ветка, оторвавшаяся от живоносного древа, и, вместо соединения с Источником жизни и Его свойствами и силами, захотел быть независимым от Него и отделиться, с подчинённою земною природою, от Вседержителя, – вместо жизни Божественной погрузился в мир чувственный и отдался духу этого мира; – но погибшего пришёл взыскать и спасти Сам Господь! (Матф. 18, 11), – Вечный Свет от Вечного Света, Отчее сияние, Слово, собезначальное Богу, – Сын Божий, благоволивши быть Сыном человеческим, – сходит с небес ко грешному человечеству, преклонив небеса (Псал. 17, 10). – Тихому молчанию содержащу вся, и нощи в своем течении преполовляющейся, Всемогущее Слово Твое Господи с небес от Престолов Царских в средину погибельныя земли сниде. (Премудр. Солом. 18, 14 – 15). И вот – пред нами в означенном изображении является, так сказать, происшедшее в пренебесной области таинственное сошествие Бога Слова на землю. А именно: изображён в небе небес предвечный Отец с исходящим Духом Святым, и луч Его, тройственный, входит в особую сферу, в которой, в светозарных сияниях, в виде отроческом Сын Божий проходит сквозь тьму и нисходит на облаках небесных. Его сретают силы небесные, в виде серафимском, и ангелы, созерцающие проявление таинства от веков утаенного. – «Он сошел с неба, – говорить св. Василий Великий, – и не отлучился от Отца; родился в вертепе, и не сошел с престола; возлег в яслях, и не оставил Отчих недр; родился, воплотившись от Девы, и как Бог, был без отца; снишел, и не отлучился от горних; взошел, и не соделал прибавления в Троице; в образе раба явился, и не утратил равночестия со Отцем, но есть Слово, и Образ, и Сияние; – Слово, ибо никогда неотделен от ума; Образ, не из воска вылитый круг, но печать равнообразная; Сияние, ибо свет совечен солнцу; Образ, потому что видевый Сына, виде Отца (Иоан. 14, 9)» [4][4]. Таинство Боговоплощения не подлежит никакому описанию и никакому изображению! Познает его тот, кому благоволит Сын открыть его (Лук. 10, 22), и мы будем познавать его и славить во всю вечность! – Потому Церковь, матерински благословив иконописание, как одно из средств, содействующих пробуждению наших чувств, ограничивала графическое представление события снизшествия Сына Божия на землю изображениями: или поклонения пастырей возлегшему в ясли Спасителю мира, или поклонения Ему приведенных светом звезды. Однако, благоговейные изображения событий Божия о людях домостроительства бывали многократно предметом живописи, – и фресковой, и изукрашавшей списки Евангелия, и других священных книг. Одно из таковых изображений и представляем мы вниманию читателей наших, как весьма замечательное. Оно, как мы уже сказали, вводит созерцателя в происшедшее в небесах таинство пред Христовым воплощением. Оно представляет нам небесные сферы в великий момент таинственного схождения Спасителя к роду человеческому. Из Божественного неба небес (Псал. 113, 24 и псал. 148, 4), составляющего высшую и центральную сферу, изображён сходящим от Вечного Отца, чрез Духа Святаго, триединый луч, вводимый в сферу воплощения, которая служит посредствующим соединением Божественного неба с небесами – ангельским и нашим. В этой второй, средней сфере Сын Божий изображен в виде отрока, в особом нимбе – овальном, и в исходящем из Его святой телесности светозарном сиянии. С этою самою сферою славы (Евр. 1, 3. Исх. 16, 10, Исх. 33, 18. Лев. 9, 23. III Цар. 8, 11. Псал. 16, 15. Псал. 23, 10) Он, преклоняя небеса, рассекает мрак; причём окружён четырьмя живыми силами[5] [5], в серафимском виде представленными.

Необходимо надлежит заметить при сем, что световая сфера, в которой нисходит Божественный Отрок, есть сфера славы Божией[6] [6], в которой Спаситель изображается на всех древнейших, традиционных, православных иконах потому, что Он, как сияние Отчее, являлся в присносущном свете: и в Завете Ветхом, (на очистилище Кивота Завета во Святая Святых скинии), и проявил этот самый свет и на горе Фаворской, и в Своем преславном воскресении. (Ср. снимки с древних икон в «Рад. Хр.» прежних годов). Он, облекающийся светом, яко ризою (Псал. 103, 2), облекся и славою воплощения (Псал. 92, 1); так что в «Нем обитает вся полнота Божества телесно» (Кол. 1, 19). Что же касается до нимбов овальных, в которых часто изображается Слово воплощенное (каков протяжённый нимб на рассмотренном нами изображении), то – двумя кругами, входящими частью один в другой, а тем образующими овал, внутри которого помещается изображение Христа, означается – изящным геометрическим символизмом соединение двух естеств Божественного и человеческого во Христе.

В прямой связи с этим благоговейным изображением находится присоединённое нами на рисунке снятое изображение в катакомбах, по которому низшедший Сын Божий представляется воплотившимся в Пречистой Деве как бы во втором своем небе, в котором воссиял Он как Солнце правды, и – пребывающим на живом Своем престоле. Воздетые руки Пречистой (как потом принято изображать Ее на иконах под именем Знамения), могут выражать, в отношении нисходящего с небес Безлетного Сына Божия, принятие Его в пречистую Ее утробу Богоносную, а вместе с тем и дают нам указание на молитвенную тайну и души Богоприимной... Превосходным дополнением к этому изображению может служить, как выражение исполнения небесного снизшествия, земным вочеловечением, изображение Пресв. Девы первых веков, найденное в Альбанской катакомбе Де-ля-Стелла (к Ю.-В. от Рима, при озере), с надписью над главою по-гречески «Матерь Божия», известное под именем Альбанской «Orante», на котором Богоматерь представлена не с Богомладенцем, а только с распростертыми руками – как таинственно воспринимающая в лоно свое снисходящее Слово, еже плоть бысть и вселися в ны (Иоан. 1, 14), и – как «Ходатайница рода христианского» – «Молящаяся» («Orante»)[7] [7].

 

В заключение обратим благоговейное внимание на поднятую десницу Сходящего с небес Сына Божия. Что это, как не выражение указания десницею возвещения Отцу небесному и всему горнему миру о великой тайне Воплощения, открытой словами его чрез Пророка-Псалмопевца: «Жертвы и приношения Ты не восхотел, – Ты уготовал Мне тело, – всесожжения и жертвы за грех Ты не потребовал. Тогда Я сказал: «Вот иду!В свитке книжном писано о Мне; Я желало исполнить волю Твою, Боже Мой, и Закон Твой у Меня в сердце!» (Псал. 39, 7 – 9).

Обитающий в неприступном свете благоволил, скрывая на время светозарные лучи свои под рабским видом человека наземного, явиться людям как младенец, и понести на раменах своих Крест, тогда как вечное Его владычество (иное) на раменах Его, ибо Ему дана всякая власть на небеси и на земли (Матф. 28, 18), и Он – Бог крепкий, и Отец будущаго века и Царь мира (Ис. 9, 6) и восстановитель падших! – Ему, благоизволившему родиться в вертепе и возлечь во яслех и принять пеленами повитие, принесем и пелены веры, любви и смирения, чтобы не имеющий места в мире, имел бы место в сердцах наших!! Пред Ним, воплощенным Словом Божиим, пред Ним, Божиею силою и Божиею премудростью (1 Кор. 1, 24), пред Ним, в Ком все сокровища премудрости и разумения (Кол. 2, 3), повергнемся чувствами с Вифлеемскими пастырями, слышавшими прежде всех пение ангелов, славословивших Отчее благоволение, возлегшее в яслях; повергнемся и нашими смиренными познаниями – с мудрыми, от Востока принесшими Ему чистое злато – как Царю вселенной, смирну – как принявшему на Себя смертность, и ладан – как Богу всех. – К ногам воплощенного Слова должны припасть и наука, и жизнь!..

«Приидите же» «возрадуемся Господеви, настоящую тайну сказующе: Слово воплощается и Отца не отлучается, неизменный бо образ Отчь – образ Присносущия Его зрак раба приемлет, от неискусобрачныя Матере прошед, не преложение претерпев, еже бо бе пребысть, Бог сый истинен, и еже не бе прият, человек быв человеколюбия ради!» [8] [8]. «Дивен еси Боже, Ипостась бо совершенна и Сила, содетельною властию в мир пришел еси, неизреченне от неискусомужныя Матере, не превращся Божеством, – во спасение наше!»[9] [9]

«Прежде зачатая Чистая, Херувим пребольши и Серафим высши, и ширши небес явилася еси Дево, яко Невместимаго всеми, во утробе вместивши Бога нашего, и рождши несказанно, – моли Его прилежно о нас!»...[10] [10]

«Обожает мя из Тебе Дево Пребожественный Бог, рабий зрак прием, обновляет же стези знания, якоже пределы естества». – «Яже онебесившая Слава и преподобных радость, едина тварей Владычица, яко Бога рождшая, да поется во веки!»[11] [11]

 «Облак, и рай, и дверь Тя Света, трапезу, и руно вемы, и стамну, внутрь манну носящую, Сладость мира, Чистая Дево Мати!..» [12] [12]

 

От публикаторов:

Крупный мыслитель и духовный писатель Василий Сергеевич Арсеньев (1829 – 1915), впервые напечатал очерк об иконописном изображении праздника Рождества Христова – «Слово плоть бысть» – в 1-ой книжке журнала «Радость Христианина» за 1900 год. Этот журнал в 1890-1900-х годах опубликовал на своих страницах целую серию замечательных очерков В.С. Арсеньева, посвящённых внимательному исследованию и глубокому осмыслению древних христианских изображений: «О древнейших иконах Воскресения Христова» (1894), «О первой иконе Божией Матери, приписываемой Евангелисту Луке…» (1894), «Об иконе Софии, Премудрости Божией (Новгородской)» (1898) и др.

Текст подготовлен к републикации М.А. Бирюковой



[1]           [1] Последов. часов навечерия Рождества Христова, тропарь 1-го гласа часа 6-го.

[2] [2] Рукописного Евангелия Саввина Сторожевского монастыря 1470-го года, – в Евангелии Иоанна, к словам: «Слово плоть бысть» (Иоан. 1, 14).

[3] [3] Это изображение принимается учёными первым образцом икон Божией Матери, известных у нас под названием «Знамения». Оно открыто в стенописи подземного Римского кладбища Агнии в плоской нише акросолия. Отсутствие Сияния вокруг головы Богоматери и Младенца-Спасителя принимается доказательством, что изображение это несомненно относится ко времени ранее обращения в христианство Константина Великого, т.е. никак не позднее начала IV-го века. Нельзя не обратить особенного внимания на пробор волос Пресвятой Девы, образующий, по лучшим снимкам археологов, звезду. (Снимок наш взят из «Rome souterraine par Northcote, Paris, 1872»). Эта звезда с двумя известными монограммами имени И. Христа около плеч Богоматери не может ли объяснить начало появления на иконах Богородицы Византийского стиля трёх звезд – на челе и плечах, служащих символом Приснодевства (до рождества Дева, в рождестве Дева и по рождестве Дева)? Тем более, что настоящее изображение представляет собою первое явление Византийского стиля икон на Западе; – величественно молящаяся Приснодева с Предвечным Младенцем на груди имеют восточные лица. Очень жаль, что не сохранились руки Спасителя на этом драгоценном памятнике стенной иконописи, – нижняя часть изображения отбилась или осыпалась от времени. Ср. «Рад. Хр.» 1891-92 г. IV кн.

 

[4][4] Твор. св. Василия Великого. Ч. IV, стр. 404.

[5] [5] С еврейского «Меркавы», по видению прор. Иезекииля 1, 54 и гл. 10, 20.

[6] [6] «Как слава Божия конкретная» – с древне-еврейского Шехина.

[7] [7] См. «Рад. Хр.» 1894 г. Кн. IV. Подробности об Альбанской иконе Богоматери – в книге: «Die Darstellung der allerseligsten Iungfrau und Gottes-gebaererin Maria», von H. F. Ios. Liell. Breslau. 1887, откуда взят и предлагаемый здесь рисунок.

 8 [8] Стихира на Рожд. Хр., – на Госп. возв. глас 2-й и на стиховне глас 2-й.

[9] [9] Стихира на стиховне «новому лету» глас 2-й.

[10] [10] Седален на Введ. во храм Пресв. Богород., глас 4-й и ст. 9-й песни на величании, глас 4-й.

[11] [11] Богородичны канона 8-го Дек. (пред. Патапию).

[12] [12] Ст. 5-й песни канона на 9-е Дек. – день «зачатия Св. Анны, егда зачат Пресв. Богородицу»; творение Андреево (св. Андрея Критского, творца Великого Канона).

 

Василий Арсеньев


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"