На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православные обители  
Версия для печати

Предания Новодевичьего монастыря

Одна из главных Московских святынь

Одна из главных Московских святынь – Новодевичий монастырь, это живая память славного Московского царства и свидетель нашей древней державной истории. Он теперь возрождён, и здесь с новым благолепием раздаётся колокольный звон, и слышатся усердные молитвы. И, конечно же, как каждая великая святыня, Новодевичий  монастырь окружён благочестивыми преданиями и таинственными сказаниями. Часть из них записана и стала достоянием Московской были, усвоенной людьми.

Писательница Т. Толычева (Екатерина Владимировна Новосильцева; 1820 – 1885) собрала несколько интересных монастырских сказаний и впервые опубликовала их в 1873 году отдельным оттиском, теперь уже почти не находимом.

Текст подготовлен  к публикации библиографами Маргаритой Бирюковой и Александром Стрижевым.

 

30 ноября в церкви Успения Новодевичьего монастыря служат ежегодно всенощную с акафистом Божией Матери.

Если вы спросите у которой-нибудь из монахинь обители, по какому случаю учреждена на этот день служба, она вам расскажет следующее:

При царевне жил  в монастыре старый сторож, на которого была возложена должность звонаря. Он был честной жизни и ревностный исполнитель своего дела. До такой степени боялся он, как бы долгою ночью не одолел его лукавый сон и не помешал ему ударить к заутрене в урочный час, что спал на камне. Такая постель не допускает слишком продолжительного отдыха, и сторож частёхонько просыпался и переворачивался с онемевшего бока на другой.

Раз, в морозную ночь на 1-е декабря, ему померещилось, что незнакомый голос повелевает ему ударить в колокол. Старик встал, отворил дверь своей сторожки и взглянул на небо, по которому выучился давно определять время. Но так ярко горели ещё звёзды по тёмному небу, что звонарь успокоился и возвратился к своему жёсткому ложу. Едва успел он забыться сном, как тот же голос  прозвучал над его головой. Опять встаёт сторож, опять осматривает небо и, убедившись снова, что не время ещё благовестить к заутрене, опять засыпает. Но кто-то будит его в третий раз словами: «Встань, ударь в колокол». Вскочил испуганный старик и перекрестился: он понял, что им руководит сила, которой он обязан повиноваться, и вышел из сторожки с намерением исполнить повеление, несмотря на ранний час.

Сторожка его стояла у передних монастырских ворот, и он пустился бодрым шагом по знакомой ему тропинке, ведущей к колокольне. Но вдруг его обуял такой страх, что он возвратился под свой кров. Там он сотворил молитву, однако идти тропинкой всё-таки не решился, а взошёл по лестнице, выложенной в самых воротах на монастырскую стену, откуда был ход на второй ярус колокольни.

Раздавшийся благовест вызвал братию из келий. Монахини, вошедши на монастырский двор, увидали с удивлением, что соборный храм Смоленския Божией Матери освещён. Все бросились к нему: двери были отворены, и в церкви царствовал беспорядок, свидетельствовавший о недавнем пребывании незваных гостей: по каменному полу было разбросано множество зажжённых восковых свеч, на престоле не доискались всей утвари, и несколько икон было ограблено. Но местная, самая богатая икона Божией Матери Смоленской осталась цела.

Несвоевременный звон в Девичьем монастыре поразил императора Петра, который засиделся в эту ночь где-то по соседству на весёлой пирушке. Малейшее отступление от принятого в обители порядка наводило его на мысль о новых происках царевны. Он поскакал на зов и, вошед в монастырь, расспросил о подробностях дела и тщательно осмотрел собор.

Зажжённые свечи, разбросанные по полу, показались ему руководящею нитью для отыскания воров, потому что воск должен был оставить следы на их платьях, и Пётр приказал, чтобы на другой день, который приходился в воскресенье, у дверей всех соседних церквей стоял во время обедни караул, а караулу было велено хватать всех, у кого полы кафтана закапаны воском. Между тем, разослали отыскивать церковное добро по окружным кабакам и лавочкам, куда сбывались обыкновенно покражи.

Похищенные вещи были найдены, а закапанные воском одежды выдали виновных, которых допрашивал сам Пётр.

Их была целая шайка. Они перепилили запоры задних монастырских ворот и двери соборной церкви. Час заутрени мог застигнуть из врасплох, и, в предупреждение беды, они поставили у колокольни двух надёжных молодцов с ножами. Эта стража должна была подкараулить и зарезать звонаря. Но, как мы видели, звонарь взошёл монастырскою стеной прямо на второй ярус колокольни. Когда поджидавшие его убийцы услыхали раздавшийся над их головами звон, их объял такой ужас, что у них в глазах потемнело, и они упали на землю.

Очнувшись, они побежали к товарищам, которые, со своей стороны, напуганные благовестом, схватили мешок, куда складывали похищенные вещи, побросали на пол свечи, которые держали в руках, и выбежали в задние ворота.

Думалось им начать дело с местного образа Смоленской Божией Матери, который был обложен драгоценною ризою, и не раз они подходили к нему со своими орудиями, но видели что-то зловещее в сиянии золотой ризы, отражающей огонь зажжённых свеч. Показалось грабителям, что опечалился тёмный лик Божией Матери, и грозно смотрит на них покровительница обители. Они решились начать с других икон и приняться за Смоленскую, когда понаберутся духа.

С тех пор учреждена на 1-е декабря всенощная с акафистом. Её служат в церкви Успения, потому что во второй половине сентября запирается до весны холодная соборная церковь, а местную икону переносят с колокольным звоном в Успенский храм, который выстроен в недавнее уже время.

Большим уважением пользуется эта древняя икона, написанная по приказанию Великого князя Василия Васильевича. Стояла при нём в Благовещенском соборе икона Божией Матери, вывезенная по неизвестному случаю из Смоленска. Смоляне через епископа своего просили Василия возвратить их городу принадлежащую ему святыню. Василий созвал своих бояр и митрополита, и решили общим советом отослать икону в Смоленск, но приказано было предварительно снять с неё список, который поставили в Благовещенский собор на место подлинника.

Великий князь со своими боярами, с московскими жителями и с крестным ходом провожал Смоленскую икону из Кремля до того места, где был воздвигнут впоследствии монастырь на Девичьем поле. Там остановились, отслужили соборный молебен и отпустили икону в Смоленск.

Больше полустолетия прошло с тех пор. Великий князь Василий Иоаннович праздновал взятие Смоленска и в память одержанной победы соорудил во имя Божией Матери монастырь на том самом месте, где дед его, во главе московских жителей, поклонился в последний раз Смоленской иконе. Список с неё, стоящий в Благовещенском соборе, был пожертвован новопостроенной обители. В память её закладки учреждён на 13-е мая крестный ход. Этот день празднуется до сих пор с великим торжеством.

А икона, возвращённая в Смоленск, была оттуда вывезена в 12-м году, когда к  городу подступал Наполеон, и стояла несколько дней в Московском Архангельском соборе. Игуменья Девичьего монастыря, из рода Якушкиных, просила у архиерея Августина разрешения поднять образ и обнести его вокруг обители.

И после трёх с половиной столетий возвратилась Смоленская икона на широкое поле, где Великий князь Василий служил ей молебен. Как при Великом князе, стеклись к ней на поклонение густые толпы народа. Но жгучими слезами сопровождалась на этот раз молитва, и громкие рыдания отвечали на слова гимна: «Спаси от бед, рабы твоя, Богородице».  

Наполеон приближался уже к Москве, и образ был перевезён в русский лагерь, где оставался до той минуты, когда наши войска, преследуя бегущую неприятельскую армию, оставили его в Смоленске, отслужив пред ним последний молебен. При чтении Евангелия многих поразило слово: «Пребысть же Мариам с нею яко три месяцы и возвратися в дом свой». Икона, вывезенная из Смоленска 6-го августа, возвращалась в «дом свой» 6-го ноября.

Великий князь Василий, соорудив монастырь, перевёл в него монахинь из бывшей девичьей Никольской обители, и назвал его Девичьим, вероятно, в честь первой его игуменьи, Елены Девочкиной, которая похоронена у алтарной стены собора. Против гробницы Елены можно  разобрать  с трудом полустёртую, высеченную в стене, следующую надпись:

«В лето 7032 (1524) Великий Князь Василий Иоаннович, всея России Самодержец, воздвиже сию пречистую обитель, в ней же храм Пресвятыя Богородицы Смоленския, и ту собора инокинь девического чина множество, им же бысть начальница благоговейна и благочинна сея схимонахиня Елена зовом Девочкина, и в сей обители преставися с миром».

Много перемен произошло с тех пор: нет уж и следа скромных келий, поставленных Василием, нет и деревянной церкви, в которой он молился. Грозный сын его, похоронив в ней дочь свою Анну, положил в обители основу опочивальни женщин царского дома. Церковь, по ветхости своей, была разобрана во время правления Софии, которая приказала перенести тело Анны Иоанновны в новоосвященную соборную церковь, возвышающуюся доныне в обители. Там покоится и сама царевна около двух сестер и невестки. С великим торжеством совершалось перенесение праха Иоанновой дочери. Катились с раннего утра одни за другими по Девичьему полю боярские рыдваны и колымаги: вся московская знать съехалась в монастырь, куда явилась и правительница, во главе своего двора.

Сохранилось в обители много воспоминаний о Софье Алексеевне: показывают богатые её иконы, рукоделья, книги. Вот место, где, уже облеченная в монашескую рясу, она присутствовала при церковной службе, мечтая о том, чтобы променять на скипетр свой скромный посох; вот покрытая чёрным бархатом её гробница, вот, наконец, в соборе узенькая дверь, скрывающая подземный ход, по которому спускалась к Москве-реке Сусанна для тайных совещаний со стрельцами.

Но где стояла келья, в которой вдовствующая царица Ирина оплакивала благодушного Феодора, в которой благословила брата своего на царство? Где стояла келья, в которой царица-бабка принимала послов увенчанного внука? Об этом предание молчит.

Но сохранило оно повесть о христианской доблести схимонахини Елены и двух её келейниц, рядом с нею похороненных. Толпа любит чудесное, и часто приходилось мне слушать рассказ о том, как праведницы появляются и доныне то на церковной паперти, то на монастырских стенах. Они молятся постоянно за возлюбленную обитель, и в тяжёлые дни приходили ей не раз на помощь. Царевна не оставила по себе худо памяти: измученная властолюбивыми замыслами, она не вела мелочной борьбы против монахинь, но после неё бывали игуменьи, которые угнетали их безжалостно. Иные обращали в кельи холодные башни, где хранится теперь разная рухлядь, содержали там монахинь в жестокие морозы и приковывали их цепями к стене. Другие преследовали их рядом ежедневных притеснений, и Елена становилась защитницей беспомощных жертв. Раз она явилась со своими келейницами к архипастырю Московскому, поклонилась ему своим большим поклоном и просила заступиться за угнетённых. Рассказывают также, что во время чумы от многочисленной братии осталось всего семь монахинь. Умерших хоронили наскоро вне монастыря, около самых стен, и до сих пор ещё показывают их могилы, заросшие травой. И в церквах, и в кельях раздавался с утра до ночи стон, которому вторил плач Елены и её прислужниц. Они стояли коленопреклоненные на монастырской ограде, плакали и молились, перебирая чётки, и когда выносили умерших за ворóта, напутствовали их словами: «Со святыми упокой!».

А в двенадцатом году, лишь перешёл неприятель за нашу границу, стали что ни день, после солнечного заката, появляться святые женщины на ограде обители. Их стоны потрясали могильные камни, и такая скорбь выражалась на их плачущих лицах, что братия глядела на них со страхом и ожидала грядущих бед. И стояли они на коленах и молились до зари.

Видят их иногда и в мирное время, но теперь они покидают свои могилы лишь для того, чтобы полюбоваться обителью. Случается, что в светлые ночи, лишь пробьёт полночь на стройной колокольне, подымается тихо массивный камень, покрывающий все три могилы. Елена и её келейницы покидают свои гроба, отыскивают глазами те места, где стояла их келья и маленькая деревянная церковь, в которой они так усердно молились несколько столетий тому назад, и, поклонившись на все четыре стороны, подымаются на ограду. Схимницу-игуменью легко можно узнать по золотому кресту, блестящему на её груди, и по длинной её мантии, и всю ночь как неподкупные часовые ходят они вдоль монастырских стен.

Их святыми молитвами процветает обитель. Сохранил её Господь и в грозную годовщину двенадцатого года, а братия живёт спокойно за их ходатайством пред Богом и за покровительством иконы Смоленской Божией Матери.

Т. Толычева (Екатерина Новосильцева)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"