На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православные обители  
Версия для печати

Голосиевская пустынь

Рождественскопостные записки

Под Киевом в Голосеевской пустыни в 1910 году было начато строительство дивного по красоте храма в честь чудотворной иконы Божией Матери «Живоносный Источник»…

В 2010 году строительство храма «Живоносный Источник» в Голосеевской пустыни завершается; ведутся расписные работы.

Это разные храмы.

Первый взорвали в 1933-м. Между ними – пропасть, бездна, которую мы перешли. Или так кажется, что перешли…

Святитель Филарет (Амфитеатров, † 1857) Голосеевскую обитель называл Русским Афоном. Накануне космической эры пустынь была превращена в пустыню. В очередной раз как Батый прошёл… В этом великая тайна нашей судьбы, нашей истории: после поругания святынь и чудовищных погромов, вновь возвращается на Русь милость Божия, поднимаются из праха храмы краше прежних…

Череда народов и царств, сошедших с лица земли, неоглядна. Но Русь вновь и вновь является как бы уже из небытия, словно отражением не разрушаемого – сияющего небесного образа Святой Руси. Так было, так есть. А заглядывать в будущее – нам не с руки, да и страшно.

Зачем нам старые преданья…

Летописная история Голосеевской пустыни берёт начало в 1631 году, когда святитель Пётр (Могила, † 1647) основал на этих лесистых холмах загородный скит Киево-Печерской Лавры и построил храм во имя вмч. Иоанна Нового, Сочавского. С тех пор Пустынь стала летней резиденцией Киевских Митрополитов – священноархимандритов Лавры. В 1764 году здесь появилась деревянная церковь в честь иконы Божией Матери «Живоносный Источник». Обитель превратилась в важный хозяйственный центр – с фруктовым садом, мельницей, пасекой и липовой рощей. В XIX веке Голосеево украсилось каменным Покровским храмом (на средства графини Анны Алексеевны Орловой-Чесменской), в обители появился летний дом Митрополитов – с домовым храмом прп. Иоанна Многострадального, гостиница для паломников; всего строений было – вместе с хозяйственными постройками – до десятка корпусов.

О дописьменной истории этой местности мы можем судить предположительно – как по словам преподобного Парфения Киевского (†1855), который не раз говаривал: «Здесь носится дух Преподобных отцов наших Печерских», так и по толкованию топонима. Преподобный, говоря о Пустыне, возможно, имел ввиду не только первозданную молитвенную тишину. А топоним «Голосеево» учёные мужи хоть и трактуют двояко (лес сеян на голой земле; женщины голосили в монгольские времена), – в обоих случаях в названии присутствует эхо народных бедствий. «Голой» земля этих живописных холмов, орошаемых источниками, могла быть лишь после большого пожара…

В наших святых – образ Святой Руси

С 1895 года и до дня своей блаженной кончины 11 марта 1917 года в Пустыне подвизался иеромонах Алексий (в миру Владимир Шепелев), чудесный старец, известный в последние годы своей жизни всему нашему Отечеству.

Родился он в Киеве на Пасху 1840 года и до Пасхи 1853-го, 13 лет, был нем. Житие преподобного Алексия содержит рассказ о его исцелении, о том, как митрополит Филарет (Амфитиатров), дав после службы по обычаю поцеловать отроку Владимиру крест, велел приложиться и к палице. «Когда Владимир с благоговением поцеловал висящую на святителе палицу, владыка Филарет громко сказал ему: «Христос Воскресе!» Но мальчик не ответил. Владыка повторил своё приветствие, но ответа не было. Тогда святитель в третий раз сказал: «Христос Воскресе!» — И, о, чудо! мальчик восторженно ответил: «Воистину Воскресе!»

38 лет своей жизни преподобный Алексий провёл в Киево-Печерской Лавре, исполняя различные послушания, служил ризничим в Ближних Пещерах и в Великой церкви (Успенском соборе). «Должность ризничего на пещерах – говорится в его Житии, - для о. Алексия была одним из приятных послушаний. Открывать по утрам раки преподобных, смотреть за чистотою покрывал и гробов, в которых почивали св. мощи – это для отца Алексия не составляло никакого труда, а доставляло одно духовное утешение… там он забывал всё мирское и, всегда, видя перед собою нетленно почивающих угодников, невольно стремился к подражанию им».

В Пещерах не раз ему доводилось сопровождать почётных паломников. Наследник престола Великий князь Николай Александрович, будущий Царь-мученик, впервые посетил Киев в августе 1895 года. Однажды он с братом, великим князем Георгием Александровичем неожиданно появились в Лавре. Молодые Августейшие особы, по воспоминаниям, приехали «совершенно инкогнито вдвоём, во время полуденного отдыха братии, и прошли через Лавру на пещеры вовсе незаметно. На Ближних пещерах Августейшие богомольцы вошли в комнату, смежную с алтарём главной пещерной церкви Кресто-Воздвиженской…» Кто бывал в Лавре – знает эту комнату… При поклонении мощам преподобного Иоанна Многострадального братьям были поднесены бархатные шапочки, освящённые на главе святого, а две другие были переданы в дар их Августейшим родителям…

Пророчество

Перед тем как попасть в Голосеевскую пустынь, о. Алексий, после 38 лет проведённых в Лавре, более четырёх лет подвизался в Преображенской пустыни, в которой хоронили монахов Лавры. Об этом времени о. Алексий говорит: «Это было самое лучшее время в моей жизни. Я там всегда помнил о смерти».

Благодаря святой жизни о. Алексия – через святителя Феодосия Черниговского – нам была открыта чрезвычайная важность поминания умерших на проскомидии.

В 1896 году православная Россия с трепетом ожидала открытия мощей святителя Феодосия, более 200 лет нетленно почивавшего в Чернигове. Отец Алексий был приглашён на торжества. Ему, как человеку опытному (в Пещерах мощи святых переоблачались раз в год) было поручено переоблачение святителя. Совершив порученное, о. Алексий погрузился в молитву и был удостоен дивного видения. Житие повествует: «В великой славе предстал ему сам Угодник Божий и сказал: «Спасибо тебе за то, что потрудился для меня. Поминай на проскомидии моих родителей иерея Никиту и Марию». «Святитель Божий,— отвечал поражённый старец,— как же я, грешный, дерзну молиться о них, когда сам ты пребываешь в такой славе у Господа?» — «Поминай их при принесении Бескровной Жертвы, — снова повторил Святитель,— ибо это — выше моих молитв». Имена родителей святого Феодосия тогда не были известны. Но через несколько лет «в одном из самых древних киевских монастырей — Выдубицком — был найден Синодик из рода Углицких и в нём собственноручная запись святителя Феодосия, бывшего в том монастыре игуменом, имён его родителей: иерея Никиты и Марии».

Сокровище

 

Слава как о прозорливом старце быстро распространялась по России. Всех приходивших к нему, отец Алексей встречал словами: «Сокровище моё…» Около дверей его голосеевской кельи «можно было встретить и священников, и монахов, и мирян… приходили и богатые и бедные, и знатные и не знатные, и учёные и необразованные, и заботящиеся о своём спасении и забывшие о том, как нужно угождать Богу... Но больше всего у келлии преподобного толпилась беднота, которую питал он не одним словом Божиим, но и хлебом насущным»… Принимал он в комнатушке «с изношенным деревянным полом и обветшалыми стенами…» Кому-то он говорил: «ты будешь священнослужителем; другому: готовься к смерти; одной: выходи замуж, другой: иди в монастырь…»

В 1913 году, за год до начала войны о. Алексий произнёс: «Что-то ужасное будет: или моровая язва или война». Мы знаем – будет война, будут и эпидемии.

В 1915 году, в военный год, когда немцы рвались к Киеву и в городе началась эвакуация, о. Алексий говорил: «Гроза пройдёт, Киев ещё не возьмут». В этом «ещё» мы слышим другие годы – 1918-й и 1941-й, когда «возьмут». Однажды к нему в келью пришёл некий воин. Судя по всему, это был человек из высшего сословия, он спросил старца: «Скажите, отец Алексий! Ведь Россия победит своих врагов — не так ли? Недавно я получил письмо от генерала Духонина. Он пишет, что хотя Германия и её союзники надломлены, но война будет долго длиться и будет тяжёлой, пока мы принудим немцев положить оружие...» Отец Алексий слегка качнул головой. Лицо его приняло сосредоточенное выражение. Взор старца ушёл в какую-то даль. «Что будет, что будет с Россией! Боже мой, Боже мой! Что война, война? Кровью зальётся Русская земля. Храмы поколеблются, кресты снесут с них, а мощи святых угодников в Днепр побросают!.. В зверей люди обратятся! Много изменников окружают Царя... Много прольётся христианской крови».

Старец умер через девять дней после того, как было объявлено об отречении Государя. Похоронили его при огромном стечении народа в пяти метрах от алтарной стены церкви « Живоносный Источник».

Через 8 лет после захоронения, в 1925 году, когда Русская церковь переживала самые тяжёлые за свою историю времена, в Голосеевской пустыни свершилось чудо, свидетелями которому были множество людей…

«Все они разбежались. Владыка с христианами радовались…»

Рассказ о чуде, свершившемся через восемь лет после захоронения о. Алексия, нам оставила Голосеевская прихожанка – Евдокия Сергеевна. В 1925 году было ей 20 лет. Рассказывала она так: «Архиепископу Димитрию (известный архиепископ Таврический после событий в Крыму подвизался в Лавре; в миру Давид Абашидзе, в схиме Антоний † 1942. – О.С. ) во сне явился отец Алексий и попросил перезахоронить его в другое место, ибо он плавает в воде. Архиепископ не дал полного значения этому сну. В другой раз снится ему о. Алексий и уже серьёзно просит его перезахоронить. Архиепископ Димитрий задумался, но как это сделать? Ведь умер Патриарх Тихон, пошли большие смуты. Большинство священников начали служить по новому стилю. Аресты священнослужителей, церкви закрывают, беспощадно ломают, общее полное гонение на Святую Веру. Казалось, об этом нельзя и думать… Вскоре о. Алексий явился Архиепископу и с великой строгостью просил его перезахоронить. Архиепископ, видя, что это промысел Божий, и зная о. Алексия ещё в живых, решился идти к властям гражданским и просить их перезахоронить старца о. Алексия. Власти удивила решительность архиепископа. Конечно, для них сновидения не были причиной перезахоронения, и было отказано, но тут сразу власти передумали и решили так. Хорошо, разрешаем, только с условием. Если окажется неправда, тут же все зачинщики будут арестованы и преданы суду: «Наказание за агитацию несёте Вы, Владыка Димитрий». Владыка взял на себя ответственность, надеясь на милость Божию и молитвы о. Алексия… В назначенный день в Голосеевском скиту у могилы о. Алексия собралось множество народа и войск было не мало… Отслужили всенощную, а утром Божественную Литургию, после литургии — панихиду по о. Алексию. И вот приближается момент Божия чуда. К месту прибыло много гражданских властей, вооружённых солдат. Начало сделал сам Владыка. Он взял лопату и очистил холмик над могилой, потом дал лопату солдатам, они начали копать в глубину. Не успели прокопать на глубину лопаты, как все провалились в воду, и гроб о. Алексия плавает наверху. Этот страх поразил гражданских властей. Все они разбежались. Владыка с христианами радовались. После успокоения взяли гроб с телом о. Алексия и занесли в церковь, вся она наполнилась благоуханием. Началось всенощное бдение, и после полиелея Владыка умакал стручец в расщелину среди гроба в миро и помазывал народ. Было много плача, многие исцелялись от недугов. Гроб был деревянный, и вода в расщелину не попадала, а там лежало тело и миро, так продолжалось 3 дня. Через 3 дня отслужена была панихида, и похоронили о. Алексия 20 метров ниже от прежнего места…»

Как луч от небесной Святой Руси сверкнул в этом чуде для усомнившихся...

На линии фронта

Жарким летом 1941-го линия фронта проходила через Голосевскую пустынь. До сих пор в окрестных лесах отчётливо видны следы траншей – ходов сообщений, окопов.

Две улицы, которые последовательно выводят к современному Свято-Покровскому Голосеевскому монастырю носят имена генерала Родимцева и полковника Затевахина.

В августе 1941 года у них было одинаковое звание, занимали одинаковые должности.

Александр Ильич Родимцев (1905-1977) при обороне Киева командовал 5-й бригадой 3-го воздушно-десантного корпуса; первую Звезду Героя получил за бои в Испании (1937), герой обороны Сталинграда и освобождения Европы (вторая Звезда – за форсирование реки Одер в Польше), войну завершил освобождением Праги, генерал-майор с мая 1942 года, генерал-полковник 1961.

Иван Иванович Затевахин (1901-1957) один из организаторов советских воздушно-десантных войск, при обороне Киева командовал 212-й бригадой 3-го воздушно-десантного корпуса ; генерал-майор с конца 1941, генерал-лейтенант с 1944 ; командующий   Воздушно-десантными войсками  (1945-1946).

Командир отделения роты разведки 212-й воздушно-десантной бригады сержант Яков Ватомов (русский, 1918 - 20. 12. 1941; Указ о присвоении звания Героя Советского Союза от 20.11.1941 ) писал из кисловодского госпиталя в деревню отцу на Урал : «Глохли уши от неумолкаемой артиллерийской канонады, непрерывных бомбежек. Ка­залось, вокруг нас нет клочка земли, не начи­ненного свинцом. Фашисты бросали на нас танки. Бронированные машины с крестами на башнях неумолимо надвигались. Прячась за ними, бежала пехота. «Комвзвода ранен!» - проносится по рядам. Пришлось принимать командование взводом на себя: «Подпустить ближе - и гранатами. Пехоту отсечь!» Враже­ская пехота не выдержала нашего огня, за­легла. Зажав связку гранат, ползу навстречу танку. Бросок под гусеницы. Танк словно споткнулся, беспокойно заворочал башней. Сизая струйка дыма поползла по броне. Под­бит. Я вижу, как вспыхивают факелами дру­гие танки. Остальные поворачивают обратно. Еще одна атака отбита!»

Это о боях с 1 по 16 августа, когда ещё удалось выправить ситуации.

Киев оставлен советскими войсками 19 сентября. Через сутки в древнюю столицу Руси вошли вражеские войска.

По данным Генерального штаба Вооруженных Сил России (1993) советские потери при обороне Киева составили свыше 700 тыс. человек, из них 627,8 тыс. безвозвратно.

К началу боевых действий в Голосеево ещё находился культхоз (совхоз), в котором трудились некоторые уцелевшие насельники монастыря. Жила там инокиня Елена, которая до последнего дня ухаживала за могилой о. Алексея. Благодаря её заботе, там в любую погоду горела лампада. Известно, что матушке Елене было за 80 и что она нянчилась с детьми работников культхоза, известно, что всегда – несмотря на дух времени – ходила в монашеском облачении. Погибла матушка Елена в 1941 году, подорвавшись на мине, собирая в поле картошку. Похоронена рядом с о. Алексеем. Недавно восстановлен и памятник-крест.

Во время чудовищных боёв 1941-го на территорию Голосеевского кладбища не упал ни один снаряд.

+++

Порой спрашивают: как в Голосеево попасть? Легко запомнить: на маршрутке № 212 от станции метро Лыбедьска до сельхозакадемии. Легко, потому что такой же номер был у легендарной воздушно-десантной бригады полковника Ивана Затевахина.

Матушка Алипия Голосеевская

Лучик от лампадки на могиле о. Алексия Голосеевского прямиком ведёт в наш день. Все годы, когда уж и жителей в Голосеево не осталось, в той ломпадке поддерживался огонёк. В особые дни приезжали к народному батюшке миряне, священники, монахи, служили панихиды…

Все советские годы так было. А в 1979 году вблизи руин Пустыни, на улице полковника Затевахина, средь леса, на краю оврага в бывшем монастырском домике поселилась юродивая старица, монахиня, теперь известная всему православному миру – матушка Алипия. К ней потекли люди. Она не принимала, пока человек не сходит к могиле о. Алексея, посылала: иди, там священник служит. Она видела то, что другим не дано было.

О её жизни известно не много. Предположительно родилась она в 1910 году. Это год начала строительства каменного храма Живоносный Источник. Известно, что родилась она в Пензенской губернии, в мордовской семье Авдеевых, и при крещении получила имя святой мученицы Агафьи.

ХХ век прошёлся по её судьбе всеми треками своих гусениц. В 1918 году она чудом осталась жива, отойдя к соседке; вернулась, родители убиты, расстреляны. Восьмилетняя девочка всю ночь читала над их телами Псалтирь… Она странствовала по святым местам. Как-то красноармейцы Первой конной пожелали взять её с собой. Представляется, не с добрыми помыслами. В одном из жизнеописаний говорится: «Буденного тронули слёзы девочки, и он велел её отпустить». О себе говорила она иносказательно, например место своего тюремного заключения называла «Одесса». По воспоминаниям Марии: « Однажды её арестовали и посадили в общую камеру... В тюрьме, где она содержалась, было много священников. Каждую ночь 5—6 человек уводили безвозвратно. Наконец, в камере осталось только трое: один священник, его сын и Матушка. Священник сказал сыну: «Давай отслужим по себе панихиду, сегодня нас к рассвету заберут»... А Матушке сказал: «А ты сегодня выйдешь отсюда живая». Отслужили панихиду, отпели себя отец и сын и ночью их увели навсегда. Матушка осталась одна: в камере неслышно отворилась дверь, вошел Апостол Петр и через черный ход вывел Матушку к морю. Шла она без пищи и воды 11 суток. Лезла по отвесным скалам, обрывалась, падала, поднималась, снова ползла, раздирая до костей локти. Но Господь сохранил её. На руках у нее остались глубокие шрамы… Возможно, тогда Матушка посетила Великого иерусалимского старца иеросхимонаха Феодосия, который жил под Новороссийском в поселке Горный (бывшая станица Крымская). Об этом сама Матушка сказала «Я у Феодосия был, я Феодосия видел, я Феодосия знаю». Возможно, что старец благословил Матушку на великий подвиг юродства...»

Во время войны её увезли на принудительные работы в Германию. Существует рассказ Марфы: «Рассказала мне Матушка, что когда она была на работах в Германии, то по ночам читала Псалтирь за женщин, у которых дома остались дети или больные старики… Матушка ещё до окончания войны перебралась через линию фронта и пешком пошла в Киев... Однажды нагнали её на дороге несколько человек мужчин... Стала усердно молить Матерь Божию защитить её. Невдалеке увидела стог соломы и побежала к нему, чтобы укрыться от бандитов... Добежала до стога, спиной к нему прижалась… Бандиты вокруг стога бегали, ругались: «Да где же она делась, ей же и укрыться негде!» Постояли и ушли, а Матушка посмотрела на себя и увидела, что она вся светлая, вся одежда на ней белая, руки белые... Матерь Божия защитила, скрыла от бандитов, небесным светом одела, потому они её и не увидели…»

Подвизалась она в Киево-Печерской Лавре, открытой при немцах, где и приняла постриг с именем Алипия, в честь иконописца Алипия Печерского. Во время хрущёвских гонений, когда закрыли Лавру (март 1961), жила она у разных людей, потом стала снимать комнату в частном доме на Голосеевской улице. Там, на Голосеевской и началось её открытое служение людям. На это получила она благословение священника (настоятель Вознесенского церкви на Демиевке протоиерей Алексий Ильюшенко впоследствии стал архиепископом Днепропетровским и Криворожским Варлаамом). В 1979 году для старицы было найдено более удобное жильё – на улице полковника Затевахина, в котором она прожила девять лет, в котором умерла 17/30 октября 1988 года. Жила она без паспорта. На требование милиции покинуть домик, отвечала, что главный Начальник не велит уходить. Бригады «скорой помощи» пытались её «пристроить» то в психиатрическую больницу, то в дом престарелых. «Сокровища» старицы не давали покоя уголовникам, те ломали дверь… Однажды прислали бульдозер, разрушить её домик. Старица села на землю перед машиной, воздела руки к небу и стала молиться, по её худым щекам катились крупные слёзы. На рабочих это произвело такое впечатление, что они тут же подхватились, и уехали и больше не возвращались…

По воспоминаниям наших современников: «Ее нельзя было не заметить. По пути в церковь она всегда заходила в магазин и покупала много хлеба и булочек. Все это она клала на панихидный стол. И нас учила: «Всегда имейте при себе кусочек хлеба»… К Матушке приходили люди за молитвой, советом, благословением. Во всем этом нуждались и мы…»

В жизнеописании её говорится: «Матушка проявляла свою прозорливость деликатно, чтобы не смутить человека. Хотя она умела быть строгой и даже грозной… Однажды к блаженной пришли трое молодых людей… Один из юншей был настроен к матушке критически, говоря: «Что эта старуха знает?» И вот матушка, внимательно посмотрев на него, строго сказала: «Страшный грех – замуж выходить; в ад пойдёт душа, если не покается». Юноша изменился в лице, и когда его спутники собрались уходить, задержался у старицы. Вышел он молчаливым и задумчивым, а через месяц скончался от цирроза печени. Блаженная прикровенно обличила его в садомском грехе и призвала к покаянию, но покаялся он или нет – не известно».

Накануне Чернобыльской катастрофы матушка Алипия была беспокойна. Отправляя своих гостей домой, советовала: «Плотно закрывайте двери и окна, будет много газа». После аварии никого не благословила на отъезд. Действительно, уехавшие, не нашли лучшей доли. О еде: «Помойте, прочитайте Отче наш и Богородицу, перекрестите и ешьте и будете здоровы».

Предсказала она и возрождение Голосеевской обители. В сопровождении сестер Флоровского монастыря шла она как-то по руинам Пустыни, пребывая, судя по всему в хорошем настроении, и вдруг проговорила: «Девки, смотрите: тут ещё будет монастырь и служба…» Ведь увидела? Это было удивительно слышать. Обитель возродилась через пять лет после её кончины, в 1993 году.

18 мая 2006 года автор этих строк почти случайно оказался в Голосеево. Это был особый день: утром с Лесного кладбища были перевезены мощи матушки Алипии и укрыты в нижнем пределе церкви «Живоносный Источник». На том месте, где некогда находился её домик, была устроена символическая могила и установлен крест с фотографией старицы. Вокруг креста стояли люди – человек тридцать, в основном женщины, были и дети; вдруг всё стихло, священник начал служить панихиду... В какой-то момент я поднял голову. Высоко в голубом небе над крестом стоял световой круг. Учёные это явление называют гало. Никому я на него не показал, а потом узнал, что утром, когда в «Живоносном Источнике» служилась первая здесь панихида по матушке Алипии, в небе возник светящийся крест…

Теперь на месте того ветхого домика – пятикупольный храм. У его стены тот же давний памятный крест с портретом старицы. Ожидается официальное её прославление в лике святых.

 

Ходы сообщений

Когда-то в Голосеево любили отдыхать духовные учителя отца Алексия – митрополит Филарет (Амфитеатров) и духовник Киево-Печерской лавры иеросхимонах Парфений Киевский (Пётр Краснопевцев, †1855 ), ныне прославленные в лике местночтимых святых. Отдых их был таков. Гуляя по окрестным лесам, они прочитывали наизусть Псалтирь. (Когда думаешь об этом, понимаешь свою тёмность, и невосполнимую отсталость.) Обходя по их невидимым стопам обитель, примечая в лесу провалы от ходов сообщений, можем представить здесь фигуры, лица из разных эпох, лица Святой Руси – это монахи наши, но и воины, здесь бредёт утопая в снегу старица Алипия с детской шапочкой на голове, здесь и сержант Яков Ватомов в каске, со связкой гранат. А вот сидит на скамеечке подле своего крыльца, щурясь на солнце, старец отец Алексий, улыбается вам: «Сокровище моё…»

Олег Слепынин


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"