На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православные обители  
Версия для печати

Святые предания

Записки литератора

Как обезножив, не умея чувствовать под ногами Святую Русь в дне летящем, кого-то раздражает и само словосочетание – «Святую Русь». Мол, какая ещё «святая»?! Понятней, когда б «кабацкая», «воровская», «гламурная». А «Святая» – что-то из области про богатырей – архаика, фигура речи, красочный завиток в воздушном пространстве... В Малороссии, на Украине, под долгим давлением латинского пресса теперь и само слово «Русь» – как искра для пороховой бочки. «Яка Русь? Ми ж українці», - научили; не пропал ляшский труд. Но всё ж-таки нет-нет да Святая Русь проступает в день сегодняшний, как будто морок болотный вдруг ветром сносит, как занавес распадается, а там – светятся глаза молитвенников, разливается благодать Божия, чудотворят иконы...

Вот село Байбузы Черкасской области; это центральное Приднепровье; воскресный день 7 ноября… У церкви оживление: от ворот до крыльца выстлан из осенних цветов ковёр, вокруг люди теснятся, девушки в национальных костюмах; ждут кого-то… На этот день назначено освящение церкви. Построен храм давно, уж лет десять литургии совершаются, но большой чин освящения – только теперь; так бывает; владыку ждут.

Байбузы православному известны миру тем, что в этом селе была явлена чудотворная икона. О Байбузской иконе Божией Матери есть сведения в «Сказаниях о чудотворных иконах Богоматери» Евгения Поселянина, в некоторых других книгах, в том числе и в современной Православной энциклопедии. При этом наиболее полным письменным источником о Байбузской иконе остаются «Сказания о населенных местностях Киевской губернии» (1864) Л. Похилевича.

Лаврентий Иванович Похилевич (1816-1893), служивший в Киевской духовной консистории, в середине XIX века исходил и объездил всю Киевскую губернию – село за селом, хутор за хутором, местечко за местечком (это территория нескольких нынешних областей), записывая «сказания жителей и их предания касательно собственных их селений». Он создал чудную книгу, за которую в 1865 году получил Уваровскую премию, а позже чин надворного советника и, соответственно, дворянство; он совершил подвиг.

В предисловии к «Сказаниям» Л.И. Похилевич пояснил свой интерес к избранной теме: «В этих преданиях нередко сообщается позднейшему потомству то, что не сохранилось от давнопрошедего другим путём». Он справедливо полагал, что «важность исторических преданий несравненно превышает пользу собрания пословиц и песен уже потому, что последние всегда останутся присущи живому народу; тогда как предания, легко изглаживаясь из памяти, могут навсегда пропасть для потомства…» И далее о своём труде: «Я старался записать всё, что узнавал из рассказов простых поселян о прежней судьбе их всей вокруг седого Киева – матери городов русских, и присовокупил к ним то, о чём удалось мне доведаться собственными разысканиями».

Надо сказать, что и сам пейзаж за минувшие годы изменился. При Похилевиче (1850-ые – начало 1860-х) вид с того места где нынче храм таков. «От церкви виден, как на ладони, строящийся близ Мошен на горе, среди леса великолепный дворец князей Воронцовых… в трёх верстах от Байбуз тянется лесистый хребет гор, на окончании которого, за Мошнами, построена Святославова башня…» Надо сказать, что башня Святослава, стоявшая на крайнем кряже Мошенских гор, была высотой в современный 20-этажный дом, с её верхней площадки в ясные дни виднелись кресты Киево-Печерской лавры. Дворец светлейшего князя М.С.Воронцова, в котором располагалась огромная коллекция картин народной живописи и великолепная библиотека, состоял из 80 комнат… В Байбузской церкви в ту пору имелись «серебряные сосуды, пожертвованные владельцем имения, покойным князем Михаилом Воронцовым и серебряные оклады на наместных образах». Дворец погиб в 1919-м. Башню немцы взорвали в 1943 как наблюдательный пункт партизан.

О Байбузской церкви Л.И. Похилевич сообщает: «церковь деревянная, во имя Успения Божией Матери, с колокольней, построенная в 1796 году». Он доносит и такую подробность (которая перекликается уже и с XXI веком), что возведена церковь «усердием байбузского жителя Фёдора Ладона и содействием прочих жителей». А вот и об иконе: «Достопримечательность церкви составляет образ Божия Матери прославленный чудотворениями». Происхождение её таково: «Куплены иконы из упразднённой млиевской Успенской церкви (соседнее село Млиев – в недавнем прошлом столица украинского садоводства. – О.С.), в том числе и сказанный образ». От иконы были явлены благодатные действия. «Первое – исцелением страдавшей 10-летним недугом – отнятием ног, женщины, по сновидению к сему образу притекшей для исцеления, и видимо пред всеми получившей врачевание по молитве». Второе: «В 1830 и 1831 годах, во время свирепствования в окрестностях холеры» село «было покровительствуемо небесным заступлением, когда оно одно не подверглось губительной заразе, хотя болота ещё не были осушены». О дальнейшей судьбе иконы: «Так как всё это было дознано официальным путём, то митрополит Евгений (Болховитинов, 1767-1837; митрополит Киевский и Галицкий с 1822, церковный историк, академик, почётный член многих научных сообществ. – О.С.) в этих явлениях признал, как и все окрестные жители, стекавшиеся в бесчисленном множестве для поклонения образу, чудодейственную силу, и затем, в изданном им вскорости Киевском месяцеслове, постановил праздновать в честь чудотворной Байбузской иконы в 26-й день декабря месяца. В 1832 году по распоряжению духовного начальства, образ перенесли в Киево-Печерскую лавру; в Байбузскую же церковь прислана точная с него копия, а в новых изданиях месяцеслова не помещён праздник 26 декабря».

В современной Православной энциклопедии «Древо» рассказ об иконе завершается так: «Известий о дальнейшей судьбе Байбузской иконы не имеется. Приводимые в источниках 1830-50-х годов сведения о местопребывании её в Успенской церкви Киево-Печерской Лавры и особо установленном ей праздновании не находят подтверждения в позднейших путеводителях и описаниях Лавры, не упоминающих об иконе с таким наименованием».

Однако от присланного из Лавры списка иконы (если это был не сам первообраз) жители Байбуз продолжали ощущать небесное покровительство и в ХХ веке и уже в ХХI-м.

Церковь, описанная Похилевичем, простояла свыше 100 лет и в 1909 году была заменена новой деревянной на средства наследницы Воронцовых – графини Екатерины Балашовой «и содействием прочих жителей» (3 тыс. рублей от прихожан, 7 тысяч от церкви, 26 тысяч от Е.А. Балашовой; 1848-1931). В 1916 году сявщенником церкви был о. Александр Ромаданов. По некоторым сведениям в 1936-1939 годах эту церковь разобрали и построили из её деталей и на её фундаменте школу (сгорела в войну). Иконы были осквернены, чудотворный список расколот: Богомладенец отсоединён от Богородицы. Уцелевшие иконы хранил в своём доме сын священника – Николай. По сведениям нынешнего приходского батюшки о. Георгия, Николай был тайным монахом-целебатом.

Однажды во время войны люди и хозяева дома услышали непонятный деревянный хруст, треск, исходящий оттуда, где хранились иконы. Вошли и увидели свершившееся чудо: Байбузская икона срослась.

Другое чудо, которое жители воспринимают как покровительство Божией Матери это то, что село не пострадало от фашистов так, как пострадали окрестные сёла, несмотря на близость партизанских Мошенских гор. В селе, в самый критический для гитлеровцев момент, стояли бельгийцы, которые не зверствовали. Это событие подобно тому как в 1830-1831 годы село миновала эпидемия холера.

При попытке найти документально подтверждение присутствия бельгийцев на Днепре, видим, что во Второй мировой войне на стороне гитлеровской Германии воевал сформированный в Бельгии (из фламандцев – жителей франкоязычной группы) Валлонский пехотный батальон № 373. Его летопись известна. В июне 1943 Валлонский батальон был преобразован в штурмовую бригаду и подчинён Ваффен-СС. В сентябрь 1943 бригада вела бои на Днепре, была переподчинена 5-й дивизии СС «Викинг». В январе 1944 Валлонцы с огромными потерями уносили ноги из окружения в районе Черкасс…

Умирая, Николай оставил наставление передать иконы в церковь, которая рано или поздно вновь появится в селе. Его волю исполнила, в дальнейшем хранившая иконы, его мнимая жена София.

7 ноября на освещении храма присутствовала женщина, о которой говорят, что она приехала в село – не могла ходить. Теперь она шла (на неё показали: вон, в красном шарфе) крестным ходом, получив исцеление по молитве. В благодарность она пожертвовала личные средства для приобретения колоколов. Священнику о. Георгию Робак известны и другие случаи исцелений. Чин освящения храма совершил митрополит Черкасский и Каневский Софроний.

То, что перекликается с Байбузами ХVIII века, когда в селе был построен первый храм, это то, что нынешний каменный храм строился при огромном старании Николая Небылицы «и содействием прочих жителей». Про Николая Небылицу рассказывают, что он чуть ли ни единственный в округе хозяйственник, которые в самые грабительские годы независимости не позволил разворовать и разрушить колхоз…

Село Байбузы так архитектурно организовано – улицы его как бы бутон цветка, с каждой – храм виден. Храм всегда проповедник, светом крестов своих застаёт человека внезапно, выхватывает из суеты, напоминая об истине; пальцы сами собой складываются вскинуться на лоб.

Знакомая, улыбается, рассказывая: «Чтобы помолиться, выхожу на край огорода и там молюсь, глядя на храм…»

И священники наши многие всё чаще и обликом своим несут проповедь – всюду они в священническом облачении… О тех, кто после службы быстро переодевается, мы не будем здесь. Мы же о Святой Руси.

Олег Слепынин


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"