На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православные обители  
Версия для печати

В Понетаевку поедем

В 1998 году начала восстанавливаться Серафимо-Понетаевская обитель

+ + +

 

Икона Весь скит обнесен оградой на протяжении тридцати трех сажен в квадрате в память тридцати трех лет земной жизни Спасителя. В центре стоит храм пирамидальной формы в стиле XVII века в честь Знамения Божией Матери и преподобного Серафима, с усыпальницей и престолом внизу в честь равноапостольной Нины.

С наружной стороны храм имеет двадцать четыре уступа по числу двадцати четырех апокалипсических старцев и венчается одной главой, знаменующей Господа Иисуса Христа; иконостас в храме дубовый, чаши с прибором деревянные, карельской березы; все остальное- хоругви, аналой, киоты - в одном стиле.

С правой и с левой стороныпомещены храмовые иконы Знамения Божией Матери и преподобного Серафима чудной понетаевской работы.

В ограде расположены по числу двенадцати апостолов двенадцать небольших домиков, из которых каждый находится под покровительством того или другого апостола, а потому называется Иоанно-Богословским, Андреевским и так далее, и имеет на наружной стене, составляющей часть ограды, изображение своего покровителя. День прославления Церковью апостола является как бы храмовым праздником домика, насельницам коего вменяется чтить своего апостола, всегда ему молиться и подражать его подвигам. Один из домиков служил общей трапезной и кухней.

В скиту могут жить только тридцать три сестры, опять же соответственно числу лет земной жизни Господа. В передней части скита, как раз посередине, у стены стоит большого размера образ Спасителя с неугасимой лампадой. Он виден почти отовсюду, и сестры должны как можно чаще сюда заглядывать, чтобы мысль их никогда не отрывалась от Небесного Жениха.

Над святыми воротами помещается звонница с прекрасным подбором небольших колоколов. Она служит вместе и наблюдательным сторожевым пунктом. Звон производится по древне-ростовскому мотиву.

По углам ограды устроены четыре башни; на них укреплены вылепленные из гипса архангелы с трубами, как бы готовящиеся возвестить Пришествие Христово, о котором скитянкам постоянно надлежит помнить.

Кроме святых ворот, есть еще добавочные: с правой стороны для хозяйственных надобностей, а с левой - это небольшая "лесная калитка", названная так потому, что открывается прямо в рощу. Отсюда проложена ровная дорожка к кургану, около которого поставлено выполненное на цинке изображение преподобного Серафима, идущего с топориком и котомочкой за плечами. Его можно заметить от самой калитки, и всякий отворивший ее получает впечатление, будто Саровский подвижник направляет свои стопы в скиток. Это излюбленное место матушки и сестер, где они поверяют угоднику, как живому, все свои думы и чувства.

Внутри ограды нет других, так сказать, "черновых" построек - все это находится вне скита; сам же он, поросший сосной и березой, с цветниками по местам, при необыкновенной чистоте, является как бы земным раем и должен напоминать своим обитательницам о вожделенном рае Небесном.

Когда Комиссия по охране памятников искусства посетила скит, то была поражена высокой идеей, вложенной в него, и выдала настоятельнице особую грамоту, в которой значилось: "Серафимо-Знаменский скит по своему индивидуальному, самобытному внутреннему и внешнему устройству заслуживает особого внимания и подлежит сохранению как редкий церковный памятник".

 

+ + +

Преподобный Серафим СаровскийЕсли так прекрасен скиток с внешней стороны, то не менее замечателен он по своему внутреннему устройству, на что, собственно, по мысли строительницы, и рассчитана вся его символика, долженствующая возводить дух на-сельниц к горнему. Главным же образом выработке духовного устроения сестер помогают следующие правила скитского общежития.

В скит и в храм не допускается никто из посторонних лиц, особенно мужского пола, кроме служащего священнослужителя.

Вступившие в скит прекращают всякое сношение с миром и не выезжают домой для посещения родных, а тем более для устройства каких-либо хозяйственных дел: все это должно быть покончено до поступления в скит.

В келий сестры не могут принимать никого, даже матери, для свидания же с родными - исключительно с родными - отведена комната в гостинице.

Не позволяется также сестрам ходить по чужим келиям, заводить какое бы то ни было знакомство и посещать дома мирских людей, хотя бы для полевых работ, чтения по покойникам и по другим благовидным причинам. За ограду же скита, в гостиницу и на Хутор они выходят, если к тому есть необходимость, по благословению.

Во главу угла ставится нестяжательность, полное отречение от своей воли, послушание и труд на общую пользу. Во исполнение этого сестры ничего не должны считать своей собственностью, не должны иметь ни денег, ни вещей, равно как и не заниматься работой для личной выгоды.

Строго требуется во всем внешняя опрятность, аккуратность, а в келиях должна быть безусловная чистота.

Заповедуется хранить целомудрие или чистоту жизни во всех отношениях. Достигается это тщательным испытанием себя, укорением и откровением помыслов до мельчайших подробностей духовному отцу или духовной матери - словом, требуется жить с открытой душой, то есть все внутренние язвы выводить наружу, не утаивать в себе никакого греха, никакой скверны.

Каждая сестра должна всегда соблюдать молчание, особенно утром до службы и вечером после молитвы. Вообще запрещается празднословить, громко, дерзко, повышенным голосом говорить и смеяться. Предписывается:

иметь во всем выдержку, серьезность, благовоспитанность;

вырабатывать терпение: никогда не роптать на старших и на сестер, не осуждать ни пищи, ни одежды, ни келий;

носить в себе страх Божий, то есть боязнь огорчить чем-либо дурным, греховным Бога и ближнего;

всемерно стараться приобретать кротость, смирение, тихость, любовь и мир со всеми;

рекомендуется еще соблюдать следующий завет духовной матери: "Никого не обижать, все обиды прощать, себе ничего не желать, за все Богу благодарение воссылать".

Сестры обязаны неопустительно ходить в церковь, во исполнение слов Спасителя: "Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все (необходимое в земном существовании) приложится вам" (Мф. 6, 33). При таком правиле все послушания исполняются только в промежутках между службами. С первой повесткой сестры прекращают работу и идут в храм.

Кроме того, все насельницы должны постоянно творить молитву Иисусову и не расставаться с нею на послушаниях, общая же работа сопровождается тихим пением псалмов или чтением акафистов. Все это для того, чтобы непрестанно трезвиться, духовно бодрствовать и не отходить мыслями и чувствами от Спасителя.

Порядок богослужения распределяется так.

В восемь часов утра - служба 9-го часа, вечерня, повечерие с тремя канонами, чередной акафист и помянник.

Под воскресение и в указанные Уставом дни - всенощное бдение в шесть часов вечера; совершается оно также под субботы - попеременно Знамению, преподобному Серафиму и заупокойное.

В те дни, когда не бывает всенощной, совершается полунощница в двенадцать часов ночи. Служба полунощницы проходит в таком порядке. В половине двенадцатого будильщицы ходят по скиту с билом и произносят нараспев у каждого домика: "Бдению время, молитве час, Господи Иисусе Христе Боже наш, помилуй нас". Сестры собираются минут за десять до начала службы и сидя безмолвствуют, как бы находясь в ожидании пришествия Небесного Жениха. Когда бьют часы, они встают, зажигают свечи и поют:

" Се Жених грядет в полунощи", после чего свечи гасятся и начинается правильце преподобного Серафима с поклонами, за которым следует сама полунощница.

Перед отпустом клиросные и все сестры сходятся внизу у иконы Спасителя и здесь предлагается общая исповедь по выработанной формуле, читаемая настоятельницей или же по ее назначению одной из старших монахинь.

Инокини вслух слово за словом с сокрушением исповедуют свои человеческие немощи и потом некоторое время находятся в молчании, вспоминая грехи, в коих обличает каждую совесть, и мысленно каясь в них.

Раз в неделю, по пятницам, полунощница бывает по Афонскому уставу: поется двенадцать псалмов. Все оканчивается пением: "О, пресладкий и всещедрый Иисусе". Не проронив затем ни единого слова, насельницы скита расходятся по келиям для отдыха.

В пять часов утра сестры встают, и в пять часов сорок пять минут начинаются утренние молитвы, утреня и литургия.

Помимо непременного посещения богослужения, скитянки должны исполнять следующее келейное правило:

тридцать три земных поклона в память числа лет земной жизни Спасителя,

двенадцать земных поклонов Божией Матери,

двенадцать земных поклонов преподобному Серафиму.

Читать: одну главу Евангелия, одну главу Апостола, одну кафизму, неопустительно акафист преподобному Серафиму и сто пятьдесят раз молитву "Богородице Дево, радуйся".

Трапеза бывает в следующем порядке: после литургии общий чай, в час дня - обед, в половине третьего - чай, в пять часов - ужин, после которого уже не полагается ничего вкушать и пить воды; если же необходимо принять лекарство, то только по благословению.

Довольствуясь общей трапезой, сестры не могут в келиях ни приготовлять, ни иметь чего-либо съедобного, равно как наоборот, налагать на себя самовольный пост.

В довершение всего скитянки ни при каких обстоятельствах не должны поддаваться унынию, скорби, ничем не должны расстраиваться, всегда должны поддерживать в себе свежее, бодрое, радостное настроение, что, впрочем, само собой приходит при исполнении всех вышеизложенных правил.

Радуясь о Господе, насельницы скита ту же радость должны сообщать всем окружающим и соприкасающимся с ними.

Таблица этих правил выдается каждой сестре для постоянного чтения и руководства и помещается ею в келий на видном месте.

Живя по уставу скитского общежития, каждая сестра ежедневно должна проверять себя, иначе говоря, производить испытание своей совести, уделяя этому некоторое время перед отходом ко сну, примерно вопрошая себя так:

Как провела ночь? С молитвой ли засыпала? Не мечтала ли, лежа в постели? Бодро или с леностью встала к полунощнице и утрене?

Как стояла в церкви? Со вниманием ли к чтению и пению? Не шепталась ли и не оглядывалась ли по сторонам? Не расслаблялась ли, стоя, и не роптала ли на продолжительность службы, не присаживалась ли под предлогом усталости и недомогания?

Как пела и читала: с благоговением, смирением, усердием, старанием или спешно, рассеянно, с гордостью и высоким мнением о своих способностях?

Как шла из храма Божия? Не вышла ли ранее положенного времени или конца богослужения?

Говорила ли по дороге с сестрами, делясь не святыми впечатлениями, полученными в церкви, а пересуживая недостатки, ошибки певчих, сестер, посторонних лиц и прочее?

Войдя в келию, перекрестилась ли и поблагодарила ли Господа, удостоившего тебя быть в храме?

Как провела день?

В трапезной. Сидела ли, внимая чтению житий святых, или же погружена была в еду, питая себя посторонними помыслами?

Не заглядывала ли в чужую тарелку, не судила ли сестру за мно-гоядение и не стремилась ли взять себе первый и лучший кусочек?

Не ела ли до пресыщения?

Не роптала ли на скудность и однообразие трапезы?

На молитве до и после еды благодарила ли Господа за пищу, прося Его соделывать тебя достойной получаемого?

На послушании. С усердием ли исполнила послушание ради Господа, сестер, святой обители и из любви к труду или же желала сделать скорее, больше и лучше других лишь по тщеславию, честолюбию, стараясь выказаться перед старшими?

Не ленилась ли, дорожа своим покоем и пренебрегая пользой обители?

На общих послушаниях не грешила ли празднословием, нерадением, смехом, болтливостью, раздражением, ропотом при трудных работах, укорением и зазрением сестер в лености, неумении, неуспешности в делах?

Творила ли на послушаниях молитву, избегала ли рассеянности ума или же давала простор помыслам суетным и греховным?

Пребывая в келий. Старалась ли ходить в присутствии Божием и все делать бодренным сердцем и трезвенною мыслию? Благодушно ли, с любовью и терпением обходилась с сокелейными?

Не позволяла ли себе тайноядения, чтения запрещенных светских книг, переписки и вообще чего-либо предосудительного?

Не принимала ли кого без благословения в келий и сама не ходила ли по чужим?

Не роптала ли на скудность одежды, недостаток тепла, тесноту и другие неудобства помещения?

Не приобретала ли лишних и ненужных вещей?

В положенное время занималась ли уборкой келий или допускала неаккуратность, неряшливость?

При прохождении келейного правила. Молилась ли с умилением, со вниманием ли читала Святое Евангелие, Апостол, Псалтирь, со страхом ли Божиим проходила сотницы, как бы предстоя Самому Господу, или же все это делала рассеянно, с сухостью сердца, поспешно, только формально выполняя положенное?

Не пропустила ли правила по нерадению о спасении, извиняя себя неимением свободного времени, усталостью, болезнью или оправдываясь другими занятиями якобы высшего порядка?

Наоборот, не налагала ли на себя без благословения лишних поклонов и других подвигов, давая тем место своеволию?

Каково было в течение дня общее состояние твоего сердца? Следила ли за собой или же предавалась беспорядочному течению помыслов и чувств, переносясь мыслию к прежней мирской жизни и прочему?

Не обижалась ли?

Не обижала ли кого сама?

За все ли благодарила Бога?

Одинаково ли относилась к сестрам или делала предпочтение одной перед другими, забывая, что избыток любви к одним обличает недостаток любви к другим?

Не смущала ли сестер чем-либо?

Не дозволяла ли себе с ними вольного обращения, от которого погубляется в нас спасительный страх Божий?

Не предавалась ли унынию и излишней скорби?

Была ли духовно бодра и радостна?

Нет ли чего еще у тебя на душе?

Кроме общих правил, подлежащих непременному исполнению, сестрам рекомендуется по благословению и назначению настоятельницы каждый день недели посвящать упражнению в определенной добродетели, дабы приобрести в ней навык. Так, например, может быть такое расписание.

Понедельник - день молчания. Хранение чувств от всяких внешних впечатлений, самоуглубление, что, однако, не должно сопровождаться неприятной для окружающих замкнутостью, а благодушием во всем.

Вторник - день кротости и смирения. Ходить и стоять в храме с наклоненной головой, соблюдать во всех действиях тихость; в келий ни в чем не поступать по своему хотению, а прежде узнавать мнение и желание живущей совместно сестры:

первой приходить и последней уходить с послушания; последней садиться за стол и прикасаться к трапезе; встречающимся кланяться в пояс, и, если случиться огорчить кого-либо словами или действиями, тотчас с земным поклоном просить прощения у обидевшейся.

Среда - день самоукорения. Проверить свои мысли и дела за последние дни:

проходить молитву Иисусову не с окончанием "грешную", а с названиями, соответствующими совершенным погрешностям и бо-рющим страстям; вспомнить всех сестер поименно и, определив отличительные добрые качества каждой, просить у Господа ради их святых молитв даровать и тебе преспеяние в свойственной той или иной сестре добродетели.

Четверг - день молитвы. Определить время и место для уединенной молитвы:

приходить к богослужению по первой повестке; заучить на память несколько строк из Святого Евангелия, Апостола, Псалтири или же из любимого акафиста.

Пятница - день поста, сокрушения, плача. Воздерживаться от пищи, доставляющей приятность, лакомств и ужина; углубляться мыслию в крестные страдания Спасителя до такой степени, чтобы вызвать плач о своих грехах.

Суббота - день добрых дел. В свободное время, между обедней и вечерней, помочь на трапезе, кухонным, очередной по домику или сделать что-нибудь для больной, немощной и престарелой сестры;

особенно прилежать молитве за благодетелей и лиц, впавших в разного рода злоключения, о которых и обители поручено молиться.

Воскресенье - день радости. Стараться сосредоточиваться на благодеяниях и милостях Божиих.

Ходить с чувством благодарения и славословия Господа, перечисляя в уме отдельные факты Его земной жизни и случаи милосердия Божия из своего прошлого и настоящего; проходить четки с радостными приветствиями Спасителю, Божией Матери и святым вместо обычной молитвы о спасении и помиловании; находить слова утешения для скорбящих и унывающих сестер.


 
Ссылки по теме:
 

  • Раздел "Монастыри" православного каталога "Русское воскресение"

  •  
    Поиск Искомое.ru

    Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"