На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православные обители  
Версия для печати

Ступень к небу

Путевые заметки

  «Валаам, на котором вы видите гранитные уступы

и высокие горы, сделается для вас ступенью к небу,

той духовной высотой, с которой удобен переход в обитель рая».

Святитель Игнатий (Брянчанинов)

Так случилось в моей жизни, что последний раз я побывал на Валааме тринадцать лет тому назад, в 1997 году, на празднике Преображения Господня. Первая же встреча с этим удивительным островом молитв была еще раньше, летом 1991 года, через два года после возвращения Валаамской обители нашей Матери Церкви. И вот новая, третья, встреча.

ДИВНЫЙ ОСТРОВ ВАЛААМ

Первая поездка на Валаам совпала с моими робкими шагами в православии, когда всё впервые, когда сердце только начинает открывать Господа, когда каждая деталь воспринимается остро, с поистине детским изумлением и радостью. В той паломнической поездке от московского храма Всех Святых на Соколе я был вместе с девятилетней дочерью. Как будто вчера это было. Монастырская бухта, где причалил наш кораблик, первые экскурсии по острову: игуменское кладбище, поклонные кресты, где вместе с отцом Сергием мы пели тропари. Погода особенно нас не радовала, но мелкого холодного дождя никто и не замечал… Рассказы о прошлом святого острова поражали своей безыскусностью и суровой правдой. Несмотря на почти полную разруху, древний монастырь жил своей потаенной, закрытой от праздного взгляда жизнью. Помню следы пуль на ликах святых в одном из храмов. Так, оказывается, боролись с религией расквартированные здесь красноармейцы.

В Спасо-Преображенском соборе шла всенощная. Было довольно прохладно, но от больших железных печей исходило живительное тепло. Это была первая в моей жизни всенощная служба. Под утро, когда стало уже светать за окнами, навалившаяся было усталость куда-то улетучилась, а после причастия святых Христовых Таин стало светло и радостно на сердце, хотелось петь и обнять весь мир. Это чудо преображения души навсегда останется в укромных уголках моей памяти…

Монастырская братия во главе с наместником монастыря игуменом Андроником (Трубачёвым) пришла на пристань проводить нас. Так и стоит перед глазами эта картина: несколько человек в монашеской одежде с большим деревянным крестом в сгущающихся сумерках поют гимн Валаама:

«О, дивный остров Валаам!

Рука Божественной судьбы

Воздвигла здесь обитель рая,

Обитель высшей чистоты,

Обитель чудную, святую,

Жилище избранных людей,

Обитель сердцу дорогую,

Обитель мира от страстей…»

ВЫ КУДА ПРИЕХАЛИ?

Вторая поездка начиналась с трагедии, невольными свидетелями которой стали мы с супругой, моя дочь и шестилетний сын. Началось все с того, что ночью в открытые иллюминаторы – а наша каюта располагалась в самом низу небольшого судна, – стала заливаться вода. Я проснулся от холодных брызг, но вставать не хотелось. Закутав поплотней сына, я вновь заснул. Но вскоре супруга разбудила меня, и пришлось срочно задраивать иллюминатор.

Утром мы увидели у соседней каюты человека, который с очень суровым видом расспрашивал какую-то женщину. А за завтраком узнали страшную новость. Одна из пассажирок, которая как раз и плыла в соседней с нами каюте, выбросилась ночью за борт… Кто-то видел это и сразу же сообщил капитану судна. Этим и объяснялось, почему вода хлестала в наши каюты: капитан пытался найти несчастную и стал кружить на месте. Но в темной бурлящей Ладоге ничего не было видно… Что могло толкнуть молодую женщину броситься в кромешной тьме в холодную воду?

Наше судно входило в монастырскую бухту, и вот уже были видны купола Спасо-Преображенского собора. Радостно светило солнце, и эта радость от встречи со святой обителью переплеталась с мрачными воспоминаниями прошедшей ночи. Мы поспешили поделиться грустной новостью с встречавшим нас на пристани монахом отцом Гурием.

«Такое случается, когда неподготовленная душа сталкивается со святыней», – пояснил он.

Нас поселили в старенькой гостинице, как раз в той комнате, где незадолго до нас останавливался дорогой каждому русскому сердцу писатель Василий Иванович Белов. именно накануне поездки я опубликовал в «Руси Державной» его путевые заметки о Валааме. «Сокращай, что сочтешь нужным», – сказал он мне по телефону. Я воспользовался этим разрешением нашего классика и убрал из текста всю политику, которая, как мне тогда казалось, только мешала восприятию святого острова. И вроде бы неплохо получилось. По крайней мере у автора претензий не возникло.

Неделя на острове пролетела как во сне. В памяти остались как бы отдельные кадры. Вот сурового вида монах встречает нас на пороге гостиницы. И сразу же нашей женской половине достается по полной программе: «Вы куда приехали? Почему без платков на голове?» Наши девушки не на шутку перепугались. А буквально через несколько минут после того, как мы разместились в комнате, – стук в дверь. И входит тот самый сердитый монах брат Григорий с большой коробкой в руках. «Это вам, чтобы по вечерам не грустить». А в коробке чайник, чай, варенье и другие разные сладости.

По вечерам мы вдвоем с братом Григорием говорили за жизнь. Так и запомнились мне: прекрасные русские песни в исполнении группы «Любэ», вкуснейшая жареная картошка с чесноком и долгие беседы по душам.

Погода и на этот раз не особенно баловала. Бывали такие дни, что от ледяного ветра и дождя мы даже не выходили на улицу. Зато как уютно и благодатно было на вечерних службах в храме! По валаамской традиции электрический свет не зажигался, только свечи и лампады. Запомнилась одна из служб, когда совершалось множество земных поклонов. С непонятной для меня легкостью монахи совершали поклоны, как будто какая-то невидимая сила лишала их в этот момент земного притяжения. Я попробовал было подражать им, но, к стыду своему, очень быстро выдохся.

Мой шестилетний сын старательно совершал поклоны. При этом в оглушающей тишине отчетливо слышался тонкий звоночек. Один из монахов даже сделал мне замечание, что это мой сын звонит в колокольчик. А это крестик на его шее ударялся о металлическую ладанку.

Помню беседу с наместником монастыря отцом Панкратием. Как благоговейно он молился перед началом  разговора!

И вот наступили последние часы нашего пребывания на Валааме. Долгая и благодатная ночная служба, причастие, и солнечным утром в день Преображения Господня мы уже погрузились на большой теплоход, который отвез нас прямо в Санкт-Петербург. Удивительная встреча произошла со мной и на судне. Я оказался в одной каюте с батюшкой из Костромы, протоиереем Андреем Логвиновым, который уже заочно был знаком со мной по «Руси Державной». Его восторженные речи о святом острове, раздумья о нашей жизни я понял только через некоторое время, получив от него посылку со сборниками его стихотворений.

Вот одно из особенно тронувших мою душу:

«Мы неправильно живем.

Нас поработили вещи.

Перед Богом не трепещем,

Благодарных слез не льем.

Мы неправедно живем:

Мы не ходим перед Богом,

Не глаголем горним слогом,

Мыслим только о своем.

Оставляем на потом

Образ Божий, в нас сокрытый,

Толком так и не раскрытый,

Как Евангелия том…»

ПРЕОБРАЖЕНИЕ

Этим летом мы оказались на Валааме в третий раз. Правда, уже через тринадцать лет. Мне где-то до сих пор не верится, что прошло так много времени. И не могу понять, почему не приезжал сюда все эти годы. Наверное, так было угодно Господу. Для того, может быть, чтобы отчетливо увидеть, как неузнаваемо преобразился монастырь. От полуразрушенных стен храмов и скитов не осталось и следа. С огромной любовью и старанием возродил наш народ подлинную святыню. Сверкают золотом кресты на куполах Свято-Преображенского собора. Праздничная литургия на Преображение совершалась уже в верхнем храме, полностью восстановлены росписи на стенах, поражает своим величием алтарь. И как нежданный, но драгоценный для меня подарок – справа от царских врат икона Державной Божией Матери.

Чудотворный список Валаамской Божией Матери в нижнем храме и Державная икона в верхнем как бы подчеркивают одну мысль: власть в России находится в руках Владычицы небесной, Божией Матери…

На братском кладбище у гранитных плит, где обрели вечный покой останки иноков обители, я провел больше часа. Хотелось хотя бы мысленно представить – как жили и молились за весь наш грешный мир валаамские подвижники. У одного надгробия я невольно задержался дольше всего: «Раб Божий монах Авенир, смиренный инок, с любовью трудился до самой кончины в столярных работах. Поступил на Валаам по указанию Божией Матери». Эти слова поразили меня…

Многое удалось нам повидать за несколько дней на святом острове. И Господь послал нам знакомство с удивительным человеком, с которым, как оказалось, у нас невидимая духовная связь. Это игумен Мефодий, правая рука епископа Троицкого Панкратия, игумена Спасо-Преображенского Валаамского монастыря. Батюшка – родом из дальней Македонии. Много лет назад приехал он в Россию с заветной мечтой – остаться в России в Троице-Сергиевой лавре. И святой старец архимандрит Кирилл (Павлов), мой духовный отец, благословил его на этот путь. А через некоторое время, – рассказывал мне отец Мефодий, – приехал в Лавру отец Панкратий и предложил ему поехать на Валаам. «Это было какое-то чудо. Пошли мы за благословением к отцу Кириллу. Еще только к его келье подходим, как вдруг слышу: «Пусть этот македонец едет на Валаам». Так по Божиему промыслу оказался на Валааме македонский монах, ныне уже гражданин России игумен Мефодий. Отца Мефодия на Валааме, да и во всей православной России, любят все, кто с ним знаком.

В июле этого года Святейший патриарх Кирилл освятил часовню в честь Валаамской иконы Божией Матери на острове Светлом, который находится у входа в монастырскую бухту, напротив Никольского скита. Она была воздвигнута всего за 9 месяцев под руководством отца Мефодия старанием двух молодых благотворителей – Александра Терентьева и Виктора Прокопцева.

«…Не будет ни одного человека, который посетит Валаам, миновав эту святыню, – сказал в своем слове Святейший Патриарх. – Уверен, что очень многие, увидев купол этой часовни под светом восходящего или заходящего солнца, о многом подумают. Потому что даже внешний вид храма нередко пробуждает в нас самые светлые и сильные чувства, помогает понять красоту Божьего мироздания и силу Божьего присутствия в человеческой жизни. Пусть это место станет святым местом – местом молитвы и поклонения, местом обращения людей к Господу».

Место это поистине удивительное. Часовня поражает своей красотой и органичным слиянием с окружающей суровой природой. Образ Валаамской Божией Матери словно соткан из мрамора.

Мы имели счастье провести на острове Светлом несколько часов и познакомились здесь с Виктором Прокопцевым и его семьей.

У этого простого русского православного человека, который, по сути дела, совершил подвиг, не было ни тени бахвальства или самомнения, которые, к сожалению, присутствуют у некоторых наших церковных благотворителей. Он пришел к святой православной вере и уверенно ведет к ней своих детей и близких…

Во время поездки по острову в Смоленском скиту нас ждала нечаянная радость. Войдя в часовню, мы увидели в центре ее большую икону царственных страстотерпцев. Как рассказал мне потом владыка Панкратий, в эту икону вмонтирована частичка пледа, в котором наш Государь держал царевича Алексия во время расстрела. Эту святыню прислали на Валаам из далекой Австралии.
Для нас до сих пор остается тайной, почему вдруг сопровождающий нас монах Глеб предложил прочитать акафист святым царственным мученикам. Читали по очереди монах Глеб и мой сын Николай. А я очень сожалел, что не захватил с собой очки. Эта молитва – одно из самых сильных моих впечатлений от этой поездки.

ИКОНА В КОСМОСЕ

Отец Мефодий, с которым мне за короткое время удалось сдружиться, подарил нам на память иконы Валаамской Божией Матери и преподобных Сергия и Германа и рассказал мне удивительную историю.

«Как-то в разговоре с другом нашего монастыря космонавтом Александром Павловичем Александровым, – вспоминает отец Мефодий, – я спросил его: можно ли отправить в космос список Валаамской иконы Божией Матери? Получив утвердительный ответ, я решил передать ему небольшой писаный образ, но не смог его сразу найти. И тогда я снял со стены своей кельи икону и торжественно вручил ее космонавту. Сначала он был в некотором замешательстве. Ведь он был уверен, что это будет легкая бумажная икона, а эта весила не меньше килограмма. После некоторого раздумья он все же пообещал исполнить просьбу. Космонавт Сергей Константинович Крикалев подсчитал: икона совершила Крестный ход вокруг нашей планеты 488 раз! Впервые в истории человечества писаная икона облетела Землю! Затем святая икона была передана монастырю и находится сейчас в нижнем храме рядом с основным ее списком».

СТУПЕНЬКА К НЕБУ

Когда судно вышло из монастырского залива в Ладогу, его стало заметно покачивать, и мы с женой, оставив свои вещи в креслах носового салона, устроились сбоку на скамеечке. Можно было еще долго видеть удаляющиеся купола Спасо-Преображенского собора. У всех пассажиров на лице радостные улыбки от общения с Господом, с великим чудом, имя которому Валаам. Кто-то был здесь в первый раз, кто-то приезжает в эту святую обитель каждое лето. На корме я заметил несколько велосипедов. Можно, оказывается, и так путешествовать по Валааму…

Уже приближаясь к берегу, почувствовали, как качка усилилась. Наш кораблик то проваливался куда-то, то вздымался вверх. Паломницы в нашем салоне запели: «Богородице Дево, радуйся».

На пристани нас ждал неприятный сюрприз. В одном из пакетов исчезла коробка с подаренной нам иконой Валаамской Божией Матери. Потерять ее сами мы никак не могли. А верить в то, что одна из пожилых паломниц, что сидела рядом с иконами, украла ее, никак не хотелось. Оставалось только искренне пожалеть этого заблудшего человека и помолиться о спасении ее души…

Что бы ни случилось в моей жизни, я навсегда оставлю в своей памяти святой уголок моей любимой Родины – благодатный Валаам, который помогает и будет помогать до скончания времен нашему православному народу подняться на ступеньку к небу.

Андрей Печерский


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"