На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православные обители  
Версия для печати

Богомудрый Пафнутий,

Божественным светолитием просвещаемый

Есть в калужской области небольшой городок Боровск. Красивое и тихое название, происходящее должно быть, от слова «бор», то есть лес. Когда его слышишь, что-то уютное сворачивается в сердце, образ какого-нибудь гриба-боровичка. Cложилось так, что сначала мне привелось несколько раз в жизни окунаться в источник Пафнутия Боровского близ Оптиной в реликтовом сосновом лесу, и лишь потом прибыть на поклон к самому Пафнутию, в Рождества-Богородичный монастырь, в древний городок Боровск. Мне повезло: удалось с друзьями-паломниками поселиться в большом деревянном доме в непосредственной близости от древней прославленной обители, известнейшей и весьма почитаемой в Московском княжестве уже при жизни преподобного. Из моего окошка со второго этажа был виден Храм Рождества Богородицы, в коем под спудом покоятся святые мощи богоносного старца Пафнутия.

5(18) июля 1610 г. самозванец, «Тушинский вор» (Лжедмитрий второй), идя на Москву с поляками и литовцами, с помощью изменников, обнаружившихся среди защитников монастыря, взял обитель. 12 000 войска и вся братия, и укрывшиеся окрестные жители, находившиеся в монастыре, были перебиты, возглавлявший воинство князь Михаил Волконский был убит в бою в Соборной церкви. «Велие же чудо Бог показа над тем убиенным, — сообщает летописец, — того же князя Михаила кровь скребляху и мыша, но не можаху тое крови ни соскресть, ни смыти». Погибли вместе с братией настоятель монастыря архимандрит Никон и находящийся на покое в Боровской обители защитник Троице-Сергиевой Лавры архимандрит Иоасаф. Все богатства были расхищены. Но все же процветанию монастыря не помешало и троекратное разграбление его наполеоновской армией в 1812 г.

* * *

Преподобный Пафнутий родился около 1395 г. в селе Кудиново недалеко от города Боровска. Родители его Иоанн и Фотиния, прах которых ныне покоится в часовенке на холме, на городском кладбище города, в прямой видимости Рождества Богородицы Пафнутиевой обители, были люди благочестивые и богобоязненные, воспитавшие своего сына, названного в крещении Парфением, в страхе Божием и благоговениии. Дед преподобного был татарским баскаком, принявшим Православную христианскую веру с именем Мартин, и оставшимся жить на Руси в пожалованном ему с. Кудиново.

Более 63 лет длился иноческий подвиг святого Пафнутия. О его жизни сохранилось два жизнеописания, составленных учениками: «Житие преподобного Пафнутия Боровского» Вассиана Санина, епископа Ростовского (родного брата преподобного Иосифа Волоцкого (тоже Санина), который стал самым известным учеником Пафнутия Боровского) и «Сказание о кончине преподобного Пафнутия Боровского» старца Иннокентия.

С детских лет Парфений был тих и смиренен, любил уединение и молитву, чтение священного писания и жития святых угодников Божиих. Поэтому, в возрасте около 12 лет он поступил в Высокий (от названия села Высокое, находящегося на высоком берегу реки Протвы) монастырь Покрова Божией матери, расположенный недалеко от  Боровска и принял монашеский постриг с именем Пафнутий. Свыше 20 лет подвизался здесь преп. Пафнутий. Его наставником 7 лет был ученик преп. Сергия Радонежского преп. Никита Серпуховской, приведенный из серпуховского Высоцкого Зачатьевского монастыря на покой в Боровскую обитель. Пафнутий из юного послушника превратился в опытного монаха и был избран братией и Боровским князем в игумены. Освящение его и возведение в игуменский сан совершал сам преосвященный Фотий, митрополит Киевкий и всея Руси.

Около 1440 г. Пафнутий тяжко захворал и принял Великую схиму, готовясь к кончине. Однако восстал от болезней и удалился из монастыря с одним из своих учеников, в поисках нового места своего служения Богу. Он побывал в Троице-Сергиевой Лавре, в Оптиной Пустыни. Но по молитвам выбрал место недалеко от его прежней обители, на другой стороне реки Протвы, где сейчас находится монастырь Рождества Божией Матери. В 1444 г., когда вокруг подвижника собралась братия, и был построен главный храм, и образовалась новая обитель — монастырь преподобного Пафнутия, который сам отец называл домом Пречистой Божией Матери.

До глубокой старости, свыше 30 лет подвизался Пафнутий на этом святом месте. Высокий авторитет монастыря и его основателя сложился еще при жизни Пафнутия.

Преподобный отец Пафнутий тихо преставился 1 мая (по старому стилю) 1477 г. — в семь часов вечера, за час до захода солнца, как свидетельствует описатель его жития, прожив 82 года, угодив Богу постническим своим житием и собрав братию 95 человек. Господь совершил через Своего угодника множество чудес, оставив на века потомкам святую память о нем и пример богоугодной жизни, сохраняя и возрождая его обитель многократно от разорения и опустошения.

* * *

Первый каменный собор в Рождества Богородицы Пафнутиевом монастыре освещен 26 октября 1466 г., ныне на его месте второй каменный собор, построенный в 1580-х гг. Храм пережил трудную судьбу: будучи расписанным знаменитым Дионисием с артелью (по приглашению самого Пафнутия), впоследствии был вынужденно разобран и заново сложен. Фрески утрачены, лишь несколько каменных блоков старой постройки с уцелевшими фрагментами фресок обнаружены во время реставрации второго собора, и теперь хранятся в Боровском музее.

Украшал эту церковь также Митрофан-инок, — возможно, дионисиев учитель. Биограф указывает, что глава артели не мог приступить к работе из-за хворобы. Старец сказал ему: «Дионисий, Бог да благословит тебя начать благое дело. Бог и Пречистая Богородица помогут твоим ногам стать здоровыми». Он же, веру имея словам блаженного, с радостью начал дело, и болезнь тотчас отошла.

* * *

Отец Пафнутий имел дар по виду человека познавать, кто какою страстью побежден, провидел прошлые грехи человека и будущие события. Блаженный отец говорил, что человека может спасти одна милостыня, если он законно живет. Пафнутий изгонял бесов из бесноватых, поднимал молитвами людей со смертного одра и даже исцелил прокаженного, покрытого гноем и разъедаемого червями. Об окропленном им святой водой умиравшем княжеском ребенке было сказано: «Немедленно, словно руками, была вынута из него злая болезнь».

В понедельник и в пятницу преподобный ничего не ел, в среду употреблял сухую пищу, а в прочие дни вкушал с братией. И всегда прилежал к тяжелому труду: рубил дрова и на плечах носил и в огороде землю возделывал, и воду носил для поливки, при строительстве собора таскал тяжелые камни. Мог поститься и насыщаться, иметь изобилие и бедствовать, но во всем больше любил нищету и скудость. Пищу же всегда просил такую, чтобы братии угодить, а сам всегда худшее выбирал. И одежды его — мантия, ряса, кожух, сандалии были такими, что ни одному из нищих не годились бы. Перед кончиной батюшка сказал келейнику Иннокентию: «А гроба дубового не покупай. На те шесть денег калачей купи да раздели нищим. А меня лубком оберни да … положи».

Беседа его была проста и усладительна. Не разрешал преподобный к телу своему никому прикасаться и сам ни к кому не прикасался. На службе ни единого стиха не пропускал молча, всегда пел вместе с братией. И был у него обычай: прежде чем священник, свершавший богослужение, не выйдет из алтаря, не покидал он церковь, не приняв благословения.

Сильным мира сего не попускал приближаться к вратам обители. Мог запретить пускать к себе посланников даже от Иоанна Грозного. Набожный князь Дмитровский, Можайский, Серпуховской, сын великого князя Московского Василия Темного Георгий Васильевич (1441—1472) говаривал: «Как пойду на исповедь к отцу Пафнутию, ноги у меня подгибаются».

* * *

Если взглянуть на самую известную икону преподобного Пафнутия Боровского, то отметим его позу — человека, особым молитвенным образом взирающего на Небеса, на являющемуся Господа.

В той же примерно «глядящей» в космос позе воплощен в новом памятнике в центре Боровска и К. Э. Циолковский. По моим наблюдениям, в этом городе что-то очень способствует вглядыванию в Вечность и Бесконечность. Тут даже кошки смотрят в Космос.

Известно, что в Боровске, неофициальной столице старообрядчества и по сей день, известной именами протопопа Аввакума и боярыни Морозовой, Константин Циолковский жил и преподавал 12 лет, создал семью, приобрел нескольких друзей, написал свои первые научные работы. В это время начались его контакты с российским научным сообществом, вышли первые публикации.

К 150-летию со дня рождения К. Э. Циолковского в Боровске был открыт новый памятник на месте ранее разрушенного. Памятник выполнен в лубочно-фольклорном стиле и изображает ученого сидящим в валенках на пеньке и смотрящим в небо. Копия установлена в г. Брисбене (Австралия), около входа в Обсерваторию на горе Кутта.

Памятник, по моему разумению, очень живой и теплый, человечный. Если кому-то не нравится лиризм воплощенного персонажа, то с той же точки можно бросить взгляд в сторону Благовещенского храма, чтоб у видеть на стене портрет отца русских космистов в привычном нам облике, с цитатой из его письма. И, для компенсации серьеза, на этом же доме — фигуру местного жителя с гигантским огурцом в руках и надписью «Во молодец наш огурец!». И ниже — теплые стихи Эльвиры Частиковой:

За окошками с цветущими геранями

Проживают те же, что и ранее,

Не прервавшие традиции хорошие,

Огородники, руками в землю вросшие.

Все эти картинки — на многих домах городка — сотворил с согласия местного руководства улыбчивый патриотичный художник Владимир Овчинников, из росписей которого, фактически представляющих «параллельный город» (так и называется проект художника и поэтессы), мы узнаем немало об истории и внутренней жизни Боровска. Это и портрет адмирала Сенявина, и братьев Полежаевых, немало потрудившихся на местной производственной и градостроительной ниве, и что немаловажно для соединения веков и поколений, — и «Князь Владимир Андреевич Храбрый, князь серпуховско-боровский, командовал засадным полком в Куликовской битве (1380), в 1408 г. руководил оборотной Москвы от татарских войск». И батальные изображения «Подвиг князя Волконского в 1610 г.», изображение фрагмента памятника Мартоса с Красной площади Москвы «Воевода князь Дмитрий Пожарский руководил отражением литовско-польской интервенции в Боровском уезде в 1615—1618 гг.», и герб Боровска, и даже «глобус Боровска во всю стену большого дома», и даже панорама в местной гостинице «Прибытие Козьмы Пруткова в Боровскъ», а также потрет знаменитого литературного мистификатора и надпись «здесь 31 июня останавливался Козьма Прутков и прутковед Дмитрий Жуков, неоднократно проходя мимо».

Особо отметим настенную роспись «Михаил Бренок — двойник Дмитрия Донского в куликовской битве. Погиб под Знаменем». Ниже приписано: «Церковь в с. Красное построена Челищевыми, ведущими свой род от Бренка».

Нам удалось подъехать к храму Архангела Михаила в Красном, что практически на окраине Боровска, поговорить с молодым батюшкой, увидать установленный тут памятный камень русскому герою. Тот остро и тоже тепло чувствуется временная связь, словно и не было шестисот лет, и кажется, что вот-вот из за леска, у которого пасутся на поле коровы, покажется пеший или конный отряд отважного воина Михаила Бренка, сложившего голову за наше Отечество.

У Бога нет времен, Он сохраняет всё: все павшие за други своя, все святые пребывают в Его горсти вечно. Но чтобы ощутить эту тонкую связь, необходимо стремиться сердцем к нашим дорогим городкам, коих немало разбросано по Руси. Но, конечно же, Боровск — один из самых памятных камушков в драгоценном ожерелье России.

Возвышенно и поэтично говорит Акафист этому подвижнику! «Отче Пафнутие Богоносе… смирил еси злоначальнаго врага; / радуйся, яко посрамил еси бесов полки; / радуйся, монашествующих светильниче пресветлый и столп терпения. … Веселится отечество твое и град тебе воспитавый, / и красуется пустыня, в нейже подвиги своя и труды скончал еси / и победы венцы восприял еси...»

Память Пафнутия Боровского, канонизированнного в лике святых Макарьевским собором  в  1547 г ., совершается в православной церкви 1  (14) мая .

Если будете в Боровске, то обязательно окунитесь в источник преподобного, который находится в лесу у монастырской стены, над тем самым прудом, где иноки, посланные блаженным отцом Пафнутием, получили преизрядный улов, коего не бывало ни до, ни после.

Станислав Минаков


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"