На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православные обители  
Версия для печати

Земля, с которой рукой подать до неба

Путевой очерк

Лето – пора отпусков, и каждый, в меру сил и возможностей, стремится сделать свой отдых незабываемым. Кто-то рвётся к морским курортам и южному солнцу, кого-то привлекают заграничные вояжи. В подобных путешествиях всё просто и ясно: расслабься, на время забудь свои проблемы (они вновь навалятся лишь по возвращении домой) и получай удовольствие. Заманчиво и приятно! Но есть и другой вид путешествий. Иные дороги, иные пути… Они ведут не только вдаль, но и ввысь, внутрь себя самого, знакомят с историей и духовным богатством Отечества, помогают обрести душевное спокойствие и умиротворение, дают неисчерпаемые внутренние силы для того, чтобы стойко выдерживать жизненные трудности и невзгоды. Это поездки по святым местам русской земли, святыми дорогами Отечества.

Паломническая служба при Спасском храме Воронежа делает возможными такие поездки. В одну из них удалось попасть и мне. Как понимаю сейчас, это было самое яркое и необычное путешествие в моей жизни, не только расширившее кругозор, давшее новые знакомства, но и обогатившее духовно.

За девять дней наша паломническая группа побывала на островах Валаам и Коневец Ладожского озера, в Петербурге и монастырях Олонецкого края. Культурно-духовная программа поездки была настолько насыщена, что на переживания о незначительных временных неудобствах не оставалось ни сил, ни желания. Их просто не замечали…

Утром 27 июня выехали из Воронежа. Первая остановка – в Задонском мужском монастыре. Поклонились мощам святителя Тихона Задонского, испросив мысленно благословения на дальнейший путь. Смыли усталость в святой воде купели… Так начиналась наша поездка.

Дорога же вела через Липецкую, Тульскую, Калужскую, Московскую, Тверскую, Новгородскую области в Петербург. Спасибо нашим водителям Дмитрию и Роману: летели как на крыльях – быстро, но плавно и практически без тряски. Шофёрское мастерство в этих ребятах сочеталось с отзывчивостью, заботой обо всех и каждом в автобусе, терпением, сердечной теплотой и участием. Уверена, не я одна вспоминаю их добрым словом…

Заманчиво промелькнул указатель – «Куликово поле». В стороне остался Новгород, переехали реку Волхов, и ранним утром следующего дня мы уже в городе над тихой Невой.

Знакомство с ним начали с посещения Александро-Невской лавры, в главном храме которой обретаются мощи великого древнерусского святого князя и воителя. На Никольском кладбище лавры почтили память известного своими трудами и деяниями во благо Отечества митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычёва).

Из лавры отправились на Валаамское подворье. Посетили Свято-Иоанновский ставропигиальный женский монастырь, где обретаются мощи канонизированного в 1989 году протоиерея Иоанна Сергиева, пастыря Кронштадтского.

«…Нельзя смешивать человека – это образ Божий – со злом, которое в нём, потому что Божий образ в нем всё-таки сохраняется», – эти слова кронштадтского пастыря XIX века передают смысл его деятельности, целью которой было «спасение погибающих», возрождение падших людских душ. В 1894 году «народного батюшку» пригласили в Ливадию, к постели умирающего Александра III. До самой кончины императора пастырь находился рядом с ним и молился о его выздоровлении. Они оба по достоинству оценили друг друга: великий русский святой и великий русский монарх. Незадолго до смерти царь сказал своему молитвеннику: «Вас любит русский народ, потому что он знает, кто Вы и что Вы». Да, русский народ любил и продолжает любить отца Иоанна, святого праведника Кронштадтского, чтит его память, обращается за помощью, советом и поддержкой в трудных житейских ситуациях.

Возле Свято-Иоанновского монастыря на деревьях, парапете над рекой, асфальте - голуби. Нас они не боятся. Знают: здесь не обидят. Доверчиво поглядывают на людей, не разлетаются, а лишь немного сторонятся, уступая дорогу. Некоторые смельчаки, забавно воркуя, даются погладить… Из храма выходит женщина в платочке, несёт в мисочке хлебные крошки. Птицы, теряя к нам всякий интерес, кидаются к кормилице, устраивают весёлую возню и потасовку в погоне за кормом…

Наш путь лежит на Смоленское кладбище к часовенке святой блаженной Ксении Петербургской. Здесь многолюдно, но тихо. Несколько женщин, девушек в платочках, прислонившись к стенам часовни, мысленно обращаются к угоднице Божией, просят ли заступничества или, напротив, благодарят святую. Блаженная Ксения была прославлена в лике святых в 1988 году, но задолго до этого в народе верили, как продолжают верить и теперь, что предстоит она пред Господом и просит Его о тех, кто нуждается в помощи и утешении…

Успели посетить Казанский собор, приложиться к чудотворной иконе Казанской Божией Матери за несколько минут до закрытия храма. Вечером гуляли по Невскому проспекту, Летнему саду, Марсову полю. Белые ночи позволили полюбоваться представшими во всей красе набережными, площадями и архитектурными шедеврами северной столицы.

Утро встретили в Приозёрске. С пристани этого городка отправились через бескрайние просторы Ладоги к острову со звучным, притягательным именем – Валаам.

На протяжении веков Валаам был незыблемой твердыней русского иночества, нашим «Северным Афоном». Что-то чудесное, не виданное нигде вызывало здесь неизъяснимый подъём духа у Чайковского и Апухтина, влекло сюда Шишкина, Фёдора Васильева, Куинджи, Рериха, нашего земляка-историка Костомарова. На валаамских тропах встретил Лесков своего «очарованного» странника. Литературно-художественные, образные и живые очерки о посещении Валаамского монастыря оставили писатели Иван Шмелёв и Борис Зайцев.

Предание гласит, что сам святой апостол Андрей Первозванный святым крестом благословил горы Валаама. Проплывая по озеру (в старину оно называлось Невским), предрёк, что два светила озарят северные Карельские земли. Подразумевал апостол, по легенде, основание великих монастырских обителей на Валааме и Коневце, которые действительно просияют своими молитвенными подвигами и добродетелями на всю Россию. Основателями Валаамского монастыря почитают преподобных Сергия и Германа, мощи которых обретаются в Спасо-Преображенском соборе обители. Житие этих святых утрачено из-за войн, неоднократно опустошавших монастырь. Достоверных сведений об их подвигах и деяниях практически нет…

Качки не чувствовалось. Озеро казалось спокойным, тихим, безмятежным. Хотя, как потом узнали, шторма на Ладоге не редкость. Высота волн может достигать аж шести метров! Многим монахам и паломникам приходится на себе испытать здесь справедливость народной мудрости: «Кто в море не бывал, тот Богу не молился!»

Известно, что 10 августа 1819 года император Александр I, не убоявшись сумрачных туч, пронизывающего ветра, бурных ладожских волн, отплыл в Валаамскую обитель как простой паломник. Более трёх часов добирался в сумерках, а потом и в полной тьме к святой земле за благословением. Пробыл в монастыре несколько дней. Что увёз оттуда в сердце – неведомо.

Мы же большую часть пути плыли в густом тумане. Напряжённо вглядываясь, ловила в нём загадочные очертания островов, мимо которых лежал наш путь. Как только туман отступил и рассеялся, на катерок налетели бесстрашные красавицы-чайки. Шумным, неугомонным эскортом в небе они сопровождали нас до самого Валаама. Он выступил из туманной дымки и водной глади неожиданно величественно, царственно и грандиозно. Скальные берега в вечнозелёной мохнатой одежде, мелкие островки и заливы, золотящиеся купола скитских храмов, поклонные кресты, проглядывающие между деревьями, сразу запали в сердце и покорили душу.

Высадились у центральной усадьбы монастыря, на пристани нас уже ждали. Определили на проживание в по-домашнему уютную летнюю гостиницу, расположенную в сотне метров от главного Спасо-Преображенского собора Валаамского монастыря, поразившую чистотой, порядком, деревянной внутренней отделкой келий. Сразу после обильной, сытной трапезы отплыли на остров Святой в скит преподобного Александра Свирского.

В XV веке там жил в пещере преподобный Александр, неподалеку от неё выкопав себе могилу. В 1485 году он отправился на реку Свирь, где основал монастырь. Дорога паломников днями позже приведет нас и туда…

А пока тишиной, покоем и благодатью встречает нас Святой остров. Мы наивно удивляемся цветущей сирени, жасмину, пионам, люпинам, переживая как бы вторую в году весну. Пьём святую студёную воду из колодца в скиту, получаем благословение монаха. В Святоостровском скиту уже возрождена иноческая жизнь, идёт внутренняя отделка храма. Пытаемся отыскать на берегу небольшие камушки – память о Святой земле. Это задача не из легких. Тысячи паломников прошли здесь до нас, и, вероятно, каждый стремился увезти хотя бы частицу благодати и святости своим родным и близким…

Утром следующего дня отплыли на катере к западной части острова. Там в начале XX века монахи попытались создать северное подобие Иерусалима. Высадились в Большой Никоновской бухте, где причаливают огромные круизные лайнеры. Подплыть к центральной усадьбе монастыря, лавируя между островками, большие корабли не могут. Их причал здесь, в широком, глубоководном заливе. Как белые лебеди грациозно выстроились лайнеры на рейде, сверкая белыми бортами, зеркальными окнами кают. Разглядывая их, не могу сдержать улыбки – вижу пред собой наглядно, чем отличается дорогостоящая туристическая поездка от нашей паломнической…

Поднимаемся в гору к Воскресенскому скиту. Экскурсии здесь следуют одна за другой. Видим арабов, как-то потерянно озирающихся по сторонам, немцев, финнов. На нас, паломников, иностранцы поглядывают с доброжелательным интересом, многие – с уважением. Говорим о высокопоставленных гостях Валаама. По слухам, одновременно с нами за благословением в монастырь приехал генеральный прокурор России. Сами видели нескольких представительных деятелей со значками Государственной Думы. Не однажды обитель посещал Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. От экскурсовода узнаем, что в тёплые месяцы на Валааме бывает до восьмидесяти тысяч гостей, среди них – всё больше и больше паломников.

Воскресенский скит, построенный из красного кирпича и окружённый кирпичной оградой с двумя арочными воротами, кажется устремлённым ввысь, в небо. Реконструкция храма в нём ещё не закончена, и пока в зданиях Воскресенского скита размещается паломническая служба Валаамского монастыря, живут экскурсоводы и обслуживающий персонал.

По живописной пихтовой аллее проходим к Гефсиманскому скиту. Его деревянная церковь, освящённая во имя Успения Пресвятой Богородицы, утопает в зелени клёнов, ясеней, дубов, пихт, цветах сирени и шиповника.

Поднимаемся на гору Елеон, 35-метровую скалу, с которой открываются чудеснейшие виды на бухту, острова, Ладогу. Приподнятого, возвышенного душевного настроя не портит даже моросящий дождик, то затихающий, то напускающийся сильнее во время всей экскурсии по Новому Иерусалиму. Пешком по монастырской дороге возвращаемся на подворье главного храма. Проходим около шести километров, но совсем не чувствуем усталости. Силы хватает и на посещение музея Валаама, где хранится домашняя утварь, орудия труда, рыболовные снасти, использовавшиеся монахами веками ранее. Документальные фотографии, предметы старины создают в музее атмосферу древности, внушают уважение к истории древней обители и её подвижникам.

После трапезы и небольшого отдыха снова в путь. Дорога ведет в Никольский скит мимо деревянных домов местных жителей, бывшего смоляного завода по дощатым мосткам, соединяющим отдельные островки. На них увлеченно пасется стадо добродушных и совсем безобидных с виду козочек с козлятами. Но стоило лишь только достать фотоаппараты, козье семейство, тут же прервав своё занятие, тиграми кидается к нам. От их решительного натиска слегка оторопели. Не сразу догадались, что животные ошибочно решили, что мы лезем в сумки за угощением…

Лёгкий, воздушный храм святителя Николая Чудотворца виден с воды в любую погоду, и первым встречает всех приезжающих на Валаам. Неподалёку от храма установлен гранитный поклонный крест. Здесь же пристань и домик, ранее служивший монастырской таможней. Монахи Никольского скита, встречавшие путешественников, прибывавших в монастырь, изымали здесь недозволенное спиртное, табак и оружие. Сейчас в скиту живут иноки, и регулярно совершаются богослужения.

По возвращении на подворье главного храма в надвратной церкви монастыря, где собраны старинные иконы, слушаем духовные валаамские песнопения в исполнении профессионалов певчих. Их голоса у многих вызвали слёзы радости и умиления. Гимн «О дивный остров Валаам» резанул сердце, опалил душу, отозвался в ней чем-то чистым и светлым… После узнала, что один из певчих наш земляк, уроженец бобровского села Хреновое. В который раз подумалось, как тесен мир!

Вечером того же дня видели редкостное здесь чудесное явление – радугу над лесами, пастбищем и монастырскими постройками. Стояли, затаив дыхание, и боялись пошевелиться, захваченные удивительным зрелищем…

В третий и последний день пребывания на Валааме отправились в скит Всех Святых. Это самый первый и большой скит Валаамского монастыря, образовавшийся еще в конце XVIII-го века. Он напоминает уединённый монастырь, окружённый лесом. Устав скита отличается строгостью. Женщинам посещать его разрешается лишь раз в году на праздник Всех Святых. Дорога в скит, обсаженная дубами, неповторимо живописна и величава. Через кирпичные ворота вступаем на Владимирский мост. Слева от дороги видим уникальную сосну, возраст которой около четырёхсот лет, а диаметр ствола больше метра. Внимание привлекает и разлапистая сосна, называемая «Шишкинской» – источник вдохновения великого художника-пейзажиста. У скитских ворот останавливаемся и ждём, пока мужчины посетят храм и наберут святой воды, любуемся природой и каменными строениями.

Последней запланированной экскурсией было посещение игуменского кладбища, расположенного примерно в километре от монастыря. Туда ведет сначала строгая аллея из пихт, а потом из лиственниц, чьи кроны создают мягкий рассеянный свет. Неподалёку от кладбища находится навес с луковичной главкой над могилой отшельника схимонаха Николая, которого посещал в его пустыньке в 1819 году император Александр I. Предание гласит, что нечем было угостить высокого гостя. Отшельник дал ему репку со своего огорода. Государь съел её по-солдатски, неочищенную и без масла – не побрезговал…

На игуменском кладбище тишь и вечный покой. У церкви во имя Преподобных Отцов, в посте и подвигах просиявших, могилы настоятелей монастыря. Первым здесь был похоронен в 1881 году игумен Дамаскин, великий устроитель обители, неутомимый труженик и хозяйственник, духовный наставник Валаамских монахов и иноков, благодаря которому монастырь достиг внешнего величия, обрёл Божественный огонь истинного подвижничества. Здесь же похоронены преемники игумена. Под горой покоятся простые иноки, расположено современное гражданское кладбище.

Пришла пора прощаться с нашим милым валаамским экскурсоводом Оленькой Луценко, ставшей не только источником полезной информации, но и добрым другом, опытным наставником и верным помощником всем и каждому. Девушка поразила широтой души, искренней любовью к ближним и безграничным терпением. Она старалась ответить на все вопросы о Валааме, чего бы они ни касались, – природы ли, животного мира, истории монастыря и скитов, жизни монахов на острове или собственной жизни. Иногда не могла сдержать удивления от любознательности воронежцев, да это и трудно было сделать после вопросов, например, о том, есть ли колорадский жук на Валааме и тут же без перехода – видела ли она купающейся в Ладоге монастырскую братию?

По собственной инициативе Ольга провела нас по нижнему саду монастыря, выращенному монахами под горой Фавор на голых камнях. Заинтересовались мы пластиковыми бутылками, привязанными к яблоням. Оказалось, что это ловушки для насекомых-вредителей. Сады в монастыре обрабатывать ядами не принято.

Последние минуты на острове мы с подругой провели на монастырском лугу неподалёку от стен храма. Разулись, легли, прижавшись к Валаамской земле, и попытались вобрать, насколько возможно, её силу и благодать. Сошлись на мысли, что Валаам с его лесами, лугами, озерами, воздухом, которым невозможно надышаться вдоволь, скитами, часовенками, храмами, – земля особенная, неповторимая, намоленная, врачующая душу и тело. Земля, с которой рукой подать до неба…

Уезжать не хотелось. Грешным делом подумывали даже о том, как бы случайно опоздать на катер и задержаться хотя бы на день на острове, где необычно всё: от неохватного океана внутренней жизни обители до сказочной природы и животного мира.

Погода Валаама удивляла контрастностью. Холод и пронизывающий ветер резко сменялся весенним теплом и даже летней духотой. По рассказам знали, что на острове водятся лоси и рысь, но на нашем пути, к сожалению, ничего крупнее коз так и не встретилось. Пару раз чуть не наступила на пригревшихся на дороге ужиков. Кто из нас получил стресс более сильный – не знаю.

Со слезами на глазах пришли на причал. Погрузили вещи. На пристань проводить нас вышла и Ольга. По нашей просьбе продиктовала свой адрес, мы же наперебой приглашали её в гости в Воронеж.

До сих пор в мыслях и снах я часто вижу тающие в отдалении царственно-величественные берега Валаама, притягивающие и зовущие уже с какой-то новой необъяснимой силой, и хрупкую девичью фигурку на причале, машущую вслед нашему удаляющемуся катеру…

Паломнический путь лежал через Приозёрск в бухту Владимировскую, откуда небольшой катерок доставил нас к острову Коневец. Приплыли туда мы поздней ночью, но времени не чувствовали – было светло, как днём. На Коневце нас встретили как дорогих гостей, разместили в гостиничных кельях, сытно накормили.

На утро показали остров, храм и его территорию, резные деревянные часовенки в лесу, будто сошедшие с иллюстраций к русским народным сказкам, легендарный Конь-камень и Коневский скит. Рассказали о жизни преподобного святого Арсения Коневского, мощи которого обретаются в главном храме монастыря, поведали историю чудотворной иконы Коневской Богородицы…

Ночью, несмотря на усталость, отправились смотреть на закат на Ладоге. Не пожалели. Красота захватывающая и необыкновенная.

В свободное время следующего дня несколько «смелых» (и я в том числе) отправились на поиски Змеиной горы, несмотря на предупреждение экскурсовода, что в густых лесах острова её найти практически невозможно. Почему-то были уверены – найдем. И нашли! Молча постояли у поклонного креста, почтили святое место…

Вернувшись к гостинице, позагорали у Ладоги, даже искупались в её ледяной воде. В пять вечера отплываем. Певчие на пристани исполняют «Многая лета»… И опять не хочется уезжать.

Островок Коневец покорил нас не только красотой, но и радушием, гостеприимством, душевной теплотой людской, прочно заняв уголок в сердце каждого. Здесь я по-новому задумалась над прочитанными ранее словами архимандрита Афанасия (Нечаева) о том, что свет духовный манит паломников в монастыри, «где ласково встречают, бесплатно кормят, назидают дух, утешают скорби, исцеляют болезни и напутствуют как родных. И никто не знает, сколько кровавой борьбы, и душевной, и телесной, скрыто за этими каменными оградами монастырей, какой крест несёт каждый монах, какою дорогою ценою покупает он эту открытость сердца к нуждам ближнего, эту ласковость, эту силу духа, переливаемую им в душу страждущего, усталого и изможденного. Это всё тайны монашеской жизни, которые знает лишь сам монах да Христос – Совершитель сокровенной жизни монаха, его Обновитель, его сила и радость…»

Описывая наше пребывание в монастырях и скитах Валаама и Коневца, я сознательно опустила самую важную его часть – богослужения в храмах. Чувства, которые охватывают человека, присутствующего на монастырской службе настолько личные и неповторимые, что пытаться их описать бессмысленно. О себе скажу лишь, что с храмом острова Коневец у меня возникла особая духовная связь: здесь я впервые в жизни исповедалась и причастилась…

И вот мы опять в Петербурге: гуляем по набережным, смотрим, как разводят мосты.

А утром уже в монастыре святого Александра Свирского в Лодейнопольском районе Ленинградской области у деревни Старая Слобода. Свято-Троицкий Александро-Свирский монастырь расположен в живописном месте на берегу Рощинского озера.

Особо почитается здесь часовня, построенная на месте, где стояла первая келья преподобного Александра и где Сам Бог явился ему в виде Трех Ангелов. Только два святых сподобились увидеть Господа в виде Трех Ангелов: ветхозаветный Авраам и свирский отшельник Александр.

В монастыре обретаются мощи святого боговидца. Они сохранились нетленными, неповреждёнными. В 1918 году люди, вскрывшие раку Александра Свирского, называли его тело «восковой куклой». Мощи преподобного были увезены в Военно-Медицинскую Академию – для изучения и сокрытия от верующих. Когда в декабре 1997 года мощи были обнаружены в музее анатомии академии, и перед ними отслужили первый молебен, они тут же, прямо в рентгенкабинете, стали мироточить и благоухать. Свидетелями этого чудесного явления были учёные-медики. Многие из них впоследствии стали людьми верующими…

Троицкая часть монастыря, на территории которой находится древнейший Троицкий храм обители, построенный ещё при жизни преподобного Александра, пока в запустении. Здесь пока «дом печали» – психиатрическая лечебница. Но восстановление храма уже началось. Что удивительно, несмотря на полувековое запустение, его фрески сохранились в отличном состоянии, что является необъяснимым чудом, ведь для сохранения подобных древних росписей нужна постоянная температура, определённая влажность…

Последним пунктом нашей поездки значился Покрово-Тервенический женский монастырь. Он является одной из немногих на сегодня обителей, основанных в конце двадцатого столетия. Создан был на месте разрушенного храма в селе Тервеничи Лодейнопольского района Ленинградской области. Искупались в купели у святого озера, поклонились Тервенической иконе Божией Матери, прославленной множеством чудес, помолились в храме, полюбовались ухоженными цветниками и часовенками молодого монастыря…

Глядя из окна автобуса на Родины просторы, осмысливая и упорядочивая свои впечатления, задумалась. Кто знает, быть может весь наш мир с его искушениями и пороками ещё пока и существует благодаря монастырям, благодаря людям, которые, уйдя от суеты мирской жизни, не перестают молиться за нас, за всех православных христиан, за всех людей на Земле, вымаливая у Бога прощение за все грехи наши вольные и невольные, ведомые и неведомые…

На память пришли слова одного из паломников нашей группы, который на мой вопрос, из верующей ли он семьи, рассказал следующее: «Родители у меня атеисты, а вот бабушка набожной женщиной была. Старинные иконы сберегала у себя и почитала. Забегаю к ней как-то, делюсь детскими проблемами, а как собрался уходить, перекрестила она меня размашисто, да и говорит: «Не слушай никого, внучок, живи собственным умом, но помни и верь – Бог есть!» Больше я бабушку не видел, умерла она в тот же день… Прощальное напутствие её храню в сердце и верую…»

* * *

Вернувшись из поездки, узнала о знаменательном для Валаамского монастыря и всей Русской Православной церкви событии: в июле в Воронеже отлит 14-тонный колокол для Спасо-Преображенского собора Валаама. Он должен заменить утраченный в 1939 году самый большой колокол обители «Андрей», названный в память о святом апостоле Андрее Первозванном. Известно, что голос колокола «Андрей», столь мощный и глубокий, был слышен на материке за полсотни километров от острова. Его первый удар служил сигналом к началу праздничных служб, колокольных перезвонов окрестных ладожских храмов и церквей.

Стараниями воронежских литейщиков колокол «Андрей» обрёл второе рождение и, хочется верить, станет достойной заменой своего предшественника. Новый колокол украшает надпись: «Отлит сей колокол при Святейшем Патриархе Московском и всея Руси Алексии II, Президенте России Владимире Путине, игумене монастыря епископе Панкратии, попечением Фонда Святого Андрея Первозванного, попечением Андрея Якунина, Андрея Козицына, Александра Мельника на колокололитейном заводе Анисимова в июле 2005 года».

Колокол перевезли на тягачах до Санкт-Петербурга, оттуда на пароме доставили на остров. По Валааму тащили на катках вручную – тяжёлая техника не проходит в монастырские стены…

В сентябре получила письмо от Ольги Луценко. «Столько всего произошло за эти месяцы, что и не расскажешь! – пишет она. – Прибытие на Валаам вашего Воронежского колокола (с потрясающим, до дрожи, звуком – а в него уже звонили!) и визит Патриарха – самое главное… Вы полюбили Валаам, правда? Это райский уголок Земли, остров исполнения желаний. Приезжайте через год! Надеюсь, наши пути – жизненные и мысленные – ещё пересекутся».

Я тоже, Оленька, надеюсь и верю в это!

Татьяна Малютина (Чалая), преподаватель истории Отечества ВГАУ


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"