На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православные обители  
Версия для печати

Святые Горы

Письмо с хутора

Монастырь Святые Горы расположен в том же Изюмском уезде, Харьковской губернии, где на хуторе Макаровка провела всю основную часть жизни Надежда Степановна Кохановская (Соханская; 1823 – 1884), и она, естественно, не раз бывала в этой святой обители. Любила её и знала историю святыни. Ныне Святогорский монастырь достиг уровня Лавры – высшей степени, какая только возможна в Православии. Но широкое церковное строительство здесь развернулось в основном в годы, когда уже Надежды Степановны не стало, а в её время монастырь ещё был в запустении, и за возведение храмов и монашеских корпусов взялась известная благотворительница Татьяна Борисовна Потёмкина (1797 – 1869), вложившая сюда огромные средства. Перед революцией к Святым Горам притекали богомольцы со всей России, здесь просияли в молитвенных подвигах многие подвижники Божии, теперь уже прославленные в лике святых. Страница властвования кощунников ныне перевёрнута, и уже не монастырь даже, а Лавра излучает во все концы мира святость и благодатный свет. О современном состоянии Святых Гор ниже можно прочесть содержательную справку, а мы публикуем от себя несколько забытое «Письмо с хутора» Надежды Кохановской, напечатанное в газете И.С. Аксакова «День» (№ 41, 1864 г.). В хрестоматии, посвящённой святой обители, оно окажется нелишним, к тому же Н.С. Кохановская была здесь свой человек. В 70-е годы XIX века невдалеке от Святых Гор мечтали отдохнуть душой супруги Аксаковы, Иван Сергеевич и Анна Фёдоровна, для них присматривалось подходящее имение для приобретения в собственность. Но дальнее расстояние от столиц и сложное сообщение затрудняли: обязанности Ивана Сергеевича, издателя газеты «День», требовали постоянного присутствия в Москве. Так что мечты этих друзей Надежды Степановны не осуществились, и подробности планов остались лишь в письмах.

Интересно, что Святогорская обитель описана Н.С. Кохановской и в её художественных произведениях. Так, в повести «Кирила Петров и Настасья Дмитрова» поездка в монастырь молодой семейной пары врачующе подействовала на горестные сердца и помогла им обрести лад и взаимную заботу друг о друге. Эта трогательная повесть хуторянки Кохановской была любимым чтением в Августейшей Семье. Вот вдохновенные слова писательницы из этой книги, посвящённые святой обители: «Так называемые Святые Горы – древний мужской монастырь на живописных меловых горах – отстояли вёрст на шестьдесят от городка Кирилы. О, благословенны вы, горы и тихие долы, гущи и пущи наших лесов, где орлом и горлицею свила себе гнездо отеческая святыня, – благословенны вы от всего горя родной земли! К вам приливает оно, как реки к своему устью, и сухопутный прах движущихся волн народа – что он, как не другой фимиам, шаг за шагом, тысячи вёрст встающий из-под ног, которые несут гору Евангельской веры и другую – нужд и скорбей – повергнуть их на святом месте!..» А вот как встретила гостеприимная обитель героев повести, Кирилу и Настасью: «Наконец к полдням святой монастырь засиял им на белых горах, в зелёных соснах – засиял высоко вознесёнными крестами. Под самым монастырём надобно было переехать реку по большому мосту, и прямо с моста въезд был в монастырскую браму. Преподобные отцы Антоний и Феодосий Печерские встречали путников благословением, стоя во весь рост их иконописным подобием по сторонам монастырских ворот, а сверху сам Христос простирал Своё божественно-человеческое объятье и говорил написанным словом: «Приидите ко мне вси труждающиеся и обремененнии, и Аз упокою вы». Церковное богослужение того дня было уже всё окончено; братия трапезовала, колокола молчали; но монастырь был шумен и полон, как улей. Назавтра было первое октября – праздник Покрова Божией Матери. Ближних пришлых людей и дальних странствующих богомольцев собралось немало, от низших и до высших. Народ ещё прибывал... Молодой суетящийся служка, помощник гостинника, сунул Настеньке в руки единственный замочек от целого ряда каморок, которые отпирал он.

– Господи Иисусе Христе... – проговорил он скороговоркою. – В какую изволите? О Господе равны.

– Батюшка! – сказала бедная молодая женщина, обессиленная всем тем, что отнимает силы у природы человека. – Дайте мне кусок хлеба. Я совсем отощала, что на ногах не стою.

Молодой служка зорко поглянул.

– Не сумневайтесь о Господе, – торопливо произнёс он. – Я сейчас трапезу представлю.

И точно, он скоро явился с ловко приноровленными тремя мисочками, одна на одной, сверх которых лежал ломоть толсто отрезанного хлеба, а в другой руке была кружка квасу, которым, как известно, славятся все наши братские монастыри.

– Спаси, Господи, и помилуй! – сказал он, ставя на стол»…

 

Святогорская нота звучит и в стихах фрейлины А.Ф. Тютчевой. Проведём некоторые разыскания. Весной 1862 года Анна Фёдоровна Тютчева, старшая дочь поэта, посетила Святогорский монастырь, что в Изюмском уезде, на правом берегу Северского Донца, и, вдохновясь, создала стихотворение «Святые Горы». Прочитав его, Фёдор Иванович по-своему поправил строки дочери; произведение получилось более совершенным и в таком виде печатается с тех пор во всех сборниках Тютчева. О поправках отца сама Анна Фёдоровна в письме к сестре Екатерине заметила: «Посылаю тебе новые стихи, которые я написала о Святых Горах и которые папа переделал на свой лад. Стихи, разумеется, несравненно лучше моих; однако же он не совсем передал мою мысль, как я её понимала». Вот что паломница Анна Тютчева запечатлела в стихах «Святые Горы»:

 

Тихо, мягко, ночь Украйны

Полна прелести и тайны,

Над дубравою лежит.

Тёмно небо так глубоко,

Звёзды светят так высоко,

И во тьме Донец блестит.

 

За обительской стеной

Псалмопенье, звон святой

До заутрени молчат;

Под оградою толпой,

Освещённые луной,

Богомольцы мирно спят.

 

И с крестом там на челе

Белым призраком во тьме

Над  Донцом утёс стоит.

И, как дух минувших дней,

Он молитвою своей

Богомольцев сторожит.

 

Во скале [же] той священной

Искони чернец смиренной

Подвиг веры совершал,

И в духовном созерцанье

Сколько слёз и воздыханий

Перед Богом изливал.

 

Оттого, как дух блаженный,

Величавый и смиренный

Над Донцом утёс стоит,

И в тиши порой ночной

Он молитвой вековой

Спящий мир животворит.

 

Чувствуется в этих строках нескрываемое задушевное волнение и тихое настроение в ночной обители, погружённой в чуткий покой. Стихотворение это с правкой Ф.И. Тютчева впервые опубликовано в газете Ивана Сергеевича Аксакова «День» 15 сентября 1862 года, и в авторском варианте почти не известно. А оно тоже важно – ведь строки вышли из-под пера даровитой паломницы, известной фрейлины.

Библиографы М.А. Бирюкова и А.Н. Стрижев.

 

Надежда КОХАНОВСКАЯ

Письмо с хутора

 

Позвольте мне ещё написать вам о Святых Горах... «Святый да святится еще», – беру я слово из уст нашего Слободско-Украйнского, Харьковского архипастыря, чтобы начать говорить о торжественном освящении храма на высоте высот Святогорских гор.

Ещё выше чудо являющейся Никольской скалы, на самой над нею, из-за темени островерхих сосен, вознеслась бело сияющей главою новая Святогорская церковь Спаса-на-горе. Так в своём образном и метком поговорном языке народ умел назвать праздник Преображения Господня, который находится в ряду трёх праздников: Спаса-на-воде и Спаса-на-холсте (1 Августа, когда бывает водосвятие и 16 Августа, когда празднуется Нерукотворенному образу на убрусе), составляя самую торжественную середину Спаса-на-горе. И такова была святая величественность и сень торжественности, являвшаяся чем-то боголепным на верху, отененных соснами и дубами, этих забытых во святыни гор, что двадцать лет тому назад, при самом открытии их, знаменитый Иннокентий стал на этом месте и обступаемый, и изнутри движимый красотою и величием его, сказал: «Здесь место храма Преображения Господня. Это Святогорский Фавор.  Ниже островерхие утёсы трудного духовного восхождения, а здесь, в сени древесной и тишине, нагорняя высота молитвенного преображения». И преосвященный поэт благословляющей рукою поблагословил эту нагорнюю высоту в место святого Преображенского храма. «Фавор и Эрмон о имени Твоем возрадуются», – добавил он псаломским словом и подарил именем Эрмона другую, напротив стоящую, лесистую высоту Святогорья.

Но эта высокая радость творения о славе Божией, почивающей на брении, не вдруг могла исполниться.

Святогорский монастырь (называвшийся до своего запустения, около 1774 года, Святоборским монастырём по непроходимому бору, в числе 27000 десятин облегавшему монастырь со всех сторон и ему принадлежавшему), – этот новый монастырь в 1844 году только что воздвигался из своих развалин. Не двадцать семь тысяч десятин вековечных лесов и лугов было его старинным достоянием, а всего 350 десятин высей и гор дано ему было от доброхотных дателей. Не на Фавор было ему возвышаться, а прежде следовало оградиться у подошвы своей Святой Горы; создаться монастырю там, где он теперь есть и  где у него ничего не было, кроме к малой полуторастолетней церкви Успения Богоматери. Но как оградиться и где основаться? И без того не великая древняя площадка монастыря, стеснённая полукруглым ущельем между гор и открытая всего с одной стороны реки, во время семидесятилетняго запустения вся засорилась и загромоздилась меловыми наносами и обвалами с гор, вся она проросла и заменилась лесом; а Донец с каждой весною и с каждой полой водою подмывал крутой берег. Зарождающемуся монастырю, – чтобы было где поставить ему стопу ноги своей, – следовало одной рукою горы копать, а другою реку прудить – делать громадные отсыпи крутых обрывистых берегов и рубить с корнями вон почти вековую прорасль леса. Не до Фавора ему было.

И пятнадцать лет мысль и благословенье преосвященного Иннокентия оставались неосуществлённою мыслью и незримым благословением, там, высоко почивающим в нетронутой тени и сени древесной. Внизу монастырь изумительно создавался, рос, ограждался; воздвигал странноприимные дома; подкреплял свою древнюю церковь, грозившую рушиться, и создал новую, на вратах, на месте стародавней брамы. Новая жизнь, деятельно пробудившаяся на облагодатствованном месте, с каждым годом выявляла новые свои усиленные потребности. Церкви и странноприимные дома, и самая площадь монастыря становились тесны и не поместительны для прибывающего с году на год несчётного числа богомольцев. Волею и неволею, или вернее того сказать: благословной нуждою, монастырю должно было думать о сооружении внутри себя великого соборного храма на смену тому малому древнему, который в обыкновенные дни не вмещает десятой, а в праздник Успения и сотой доли богомольцев, едва сдерживается подпорами и стоит на стасемидесяти-летних дубовых стоянах, вместо каменной основы.

И вот в 15 годах своего возобновления, как и в самый первый год его, монастырь взялся за заступ и расчищающую лопату – рыть горы в своей монастырской тесноте и у них, трудным подвигом, добыть себе площадь для предполагавшегося собора. О Фаворе нечего было и думать. Фавор, в своей высокой уединённости от центра монастыря, оставался мало кем знаем и мало кем досягаем. Там лежал камень и стоял высеченный из камня крест; у подножия его прибита была железная кружка с надписью: «На сооружение храма». Но приношений вообще было мало и мало. Господа, утомлённые трудным восходом более чем по пятистам ступеням лестницы, ведущей к Никольским скалам, не находили ни сил, ни желания карабкаться ещё выше, видевши уже самую высокую достопримечательность Святогорья: его древнейшую церковь в меловом утёсе. Простой народ, в его глубоком смирении, не приобыкший у нас щадить трудовой пот и кровные свои силы, лез дальше и выше за Никольские скалы, и путеводимый горной тропинкой досягал Фавора; но от подошвы монастыря, с самого первого шага в святые врата, рассыпая свои трудовые копейки, народ, достигши высоты Фавора, уже обыкновенно всё отдал, что было у него за душою и являлся сюда пуст и, так сказать, отрясён от дольнего праха своей медной копейки. И эта безмездность совершаемого поклонения перед нагорним уединённым крестом, – этот так сказать: камень веры, лежащий на освященном месте, и кругом его эта душу проникающая тишина под наклоном ветвей и высота неба голубого в сияющем покое и что-то внутри вас преображающееся – делало это место Святогорским раем!

И по всему казалось, что ещё долго и долго быть ему тем, чем место было в тишине почивающего над ним благословения. Монастырь, можно сказать, стонал внизу от труда и чрезвычайных усилий, заставляя стонать свои раскапываемые горы. Все его помыслы и устремления были там; как вдруг, на уединённой высоте забытого и оставленного Фавора, встречают слово, чётко написанное мелом на кресте: пора... Это, неизвестно кем, брошенное слово в самую середину забвения, шевельнуло всех; хотя оно было вовсе не пора по расчётам и счетам... Но когда приходит время вещи под небесами, для её совершения Господь посылает потребного во время своё,  и на Святогорский Фавор явилась посланною здательница... Это было пять лет тому назад, и ровно в день оконченного пятилетия нынешнего 13 Августа на Святогорском Фаворе освятился храм Преображения.

«И так, Лазарь не три дня, а семьдесят лет лежавший в гробе, восстал», – говорил витийствующий Иннокентий в день открытия монастыря. «Остаётся только разрешить погребальные пелены и дать ему идти. Да предстанут Марфа и Мария, и да окажут ему последнюю услугу». И Святогорскому монастырю в действительности предстала эта попечительная Марфа и вместе высоколюбящая Мария... Конечно, на воде нельзя писать; но подъезжая к Святогорью, когда вам сверкнёт в глаза опоясывающая его голубая лента Донца – на ней будто видишь написанным прекрасное имя Татьяны Борисовны Потёмкиной.

 

***

Свято-Успенская Святогорская Лавра. Новейшая История.

(По данным официального сайта Лавры:  http://svlavra.church.ua/ )

 

После того, как в 1922 году Святогорский монастырь был окончательно закрыт безбожной властью, его храмы и здания были разграблены, осквернены и частично разрушены. Сохранившиеся к началу 1990-х годов монастырские строения находились в ведении Славяногорского историко-архитектурного заповедника и санатория «Святые Горы».

В 1992 году, после 70-летнего запустения, Святогорская обитель была вновь открыта:   монастырю отдали превращённый в кинотеатр Свято-Успенский собор и несколько малых зданий. 15 июля 1992 г. в Святые Горы прибыла первая братия – всего 8 человек; начались ежедневные уставные монастырские богослужения. Первая литургия была совершена в Успенском соборе 20 августа 1992 г.

4 октября 1992 года, в день памяти святителя Димитрия Ростовского, была возвращена в обитель одна из великих святынь, находившихся в монастыре до его закрытия – чудотворная икона «Святогорской» Божией Матери, чудесно сохраненная в советское время благочестивыми людьми.

К концу 1994 г. число святогорской братии  достигло 30 человек. С 1995 г. начали реставрацию и восстановление храмов и корпусов обители, и в первую очередь – Свято-Успенский собор – украшение обители.

24 августа 1995 г. Украинской Православной Церковью был причислен к лику святых преподобный Иоанн Затворник, Святогорский Чудотворец. На торжестве в Успенском соборе Святогорского монастыря присутствовали 100 человек духовенства, около 7000 богомольцев. Мощи преподобного Иоанна Затворника милостью Божией были обретены Преосвященнейшим епископом Алипием 5 мая 1989 г. и в 1993 г. были переданы им Святогорскому монастырю.

21 мая 1996 г. состоялась первая литургия в храме святителя Николая на меловой скале, полуразрушенном в годы Великой Отечественной войны.

1 октября 1996 г. монастырю был возвращён Покровский храм, который в советское время использовали сначала как грязелечебницу, а потом в качестве библиотеки при санатории им. Артема. Уже 13 октября 1996 г. братия совершила здесь первое богослужение.

В 1997 г., благодаря помощи благотворителей,  в обители вновь зазвонили колокола – всего 17 колоколов.

В 2000 г. монастырю были переданы пещерные храмы преподобных Антония и Феодосия Киево-Печерских, преподобного Алексия, человека Божия, и Рождества святого Иоанна Крестителя, находившиеся в ведении Славяногорского историко-архитектурного заповедника. С этого времени пещеры, издревле почитаемые в обители как святыня, открыты для многочисленных паломников.

В храме преподобных Антония и Феодосия Киево-Печерских, после реставрации, был устроен скит, насельники которого носят иноческие одеяния, сшитые по старинным образцам времён преподобных Сергия Радонежского и Андрея Рублева.

28 ноября 2003 г. Святогорскому монастырю были окончательно переданы все здания и строения.

Учитывая древность обители, её историческую роль, многочисленные обращения православных верующих, а также активное возрождение монастыря и его благодатное влияние на духовную жизнь региона и Украины, 9 марта 2004 года Священный Синод Украинской Православной Церкви с благословения Патриарха Алексия Второго принял решение о присвоении монастырю статуса лавры.

5 декабря 2005 г. состоялась епископская хиротония наместника лавры архимандрита Арсения (Яковенко).

12 июля 2008 года состоялось прославление Собора святых отцов, во Святых Горах на Донце просиявших. В Собор святогорских отцов вошли 17 святых: один святитель, 11 преподобных, 4 преподобноисповедника и один Христа ради юродивый. Преподобный Иоанн, затворник Святогорский, был прославлен 24 августа 1995 года.

7 июля 2009 г. братией монастыря были обретены мощи первого настоятеля Святогорской пустыни по её возобновлении в 1844 году архимандрита Арсения (Митрофанова) и мощи подвижника и прозорливца преподобного Исаакия (Головина).

А 30 июля 2009 г., в день празднования чудотворной иконы Божией Матери, именуемой Святогорская, Свято-Успенскую Святогорскую Лавру посетил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

На сегодняшний день большая часть строений монастыря отреставрирована. Послушание в обители несут более сотни человек братии. Свято-Успенская Святогорская лавра является значительным духовным центром православной паствы восточной Украины и юга России.

Летом 2014 года в монастыре нашли приют 800 беженцев, в том числе 300 детей.

Ежедневно в Святогорской обители совершается полный круг богослужений  иБожественная литургия. Ежедневно в 14 часов служится молебен с акафистом святителю Николаю. Каждую субботу служится панихида по усопшим. В воскресные дни (кроме дней, когда происходит Всенощное бдение), перед чудотворной Святогорской иконой Божией Матери служится параклисис (канон и акафист Пресвятой Богородице нараспев). Соборный молебен с акафистом служится: во вторник – святителю Николаю Чудотворцу, в среду – Божией Матери, в четверг – преподобному Иоанну Затворнику. 

Надежда Кохановская


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"