На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православные обители  
Версия для печати

В Густыню, к Троице...

Все дороги, говорят в народе с древних времен, ведут в Рим, кроме той, что поворачивает на остров в Густыню, особенно людную в День Святой Троицы

Преподобный Андрей Рублев. ТроицаЗа четыреста лет своего существования Свято-Троицкая обитель многое видела и многое знает, многих помнит и многим подвижникам поет. И я, многогрешный и недостойный, был свидетель той памяти, когда в дни празднования Юбилея прошлым летом, в сослужении сонма священнослужителей, Блаженнейший митрополит Киевский и всея Украины Владимир освящал вновь написанный список чудотворного образа Густынской иконы Пресвятой Богородицы. - То был праздник праздников. Многие тысячи людей, приехавшие с разных краев и весей Великой Руси: от Крыма до Камчатки - рыдали, видя, что на землю, где родился, крестился и укрепился в вере святитель Иоасаф Белгородский чудотворец, день за днем в полноте возвращалась на круги своя Христианская жизнь, без которой славянину и свет не мил.

За годы поругания Православной Церкви и отступления нашего народа от веры, обитель доходила до края черты, когда уже, казалось бы, нет никакого возврата, но у Бога все возможно. И нам, кто был участником Торжественной Божественной Литургии, многое из виденного и пережитого было не чем иным, как чудо Господне. Когда одну паломницу спросили об ощущениях от поездки, то она, не задумываясь, ответила:

- На воздусях, милый, на воздусях: - и только крестится, крестится, и плачет, плачет:.

Прошло Вознесение Господне: Близилась Троица: И те, кто были в Густыне прежде, теперь снова собирались на станции третьего класса "Перегоновка", чтобы ехать трудовым поездом на праздник в Густынский Свято-Троицкий женский монастырь. В правом углу зала ожидания, за долго до прихода состава, уже сидела не старая и не молодая, не согбенная, но тихая и кроткая богомолка, как таких называют в наших краях, без движения, только разве что с очень вдумчивым внутрь взглядом.

К ней и мы присоседились. Покоя во мне маловерного не было. Я напрасно тревожился, разражался. Так как у нас все друг друга знают, то лишнего промеж себя не говорят. Посидели, помолчали. Еще прибавилась пара, но эти, из Константиновских певчих, более открыты для разговору.

- Вы, извиняюсь, - говорит он, - вижу в Густыню, - что, конечно, звучит несуразно для постороннего слуха, потому как на нас не написано: куда и зачем? - однако своим, то бишь, паломникам понятно, хотя им в ответ лишь согласно кивают. - Вот и мы с Ганусей думаем, дай, себе, тоже справимся. У них там красно. Прошлой Троицей освятили Густынскую икону Пресвятой Богородицы, а уже: - и как-то стих.

- Ты, Вань, - засмеялась легкая на слова Гануся, напрасно смущаеся Маруси, - имея ввиду нашу богомолку, - она ничего, не строгая, правда, людочки,... - и все людочки засмеялись.

- Так вот, - как-то совсем тихо, чтобы только "свои" слышали, продолжил Ваня, - от новой иконы Матери Богородицы Густынской много исцелений: может вы не слышали?..

- Ты, Вань, не стыдись напрасно, - вроде не строго, только и не мягко сказала богомолка, - коли взялся держаться Бога, то славь!

- Я и говорю, - уже увереннее рассказывал Ваня, - были у нас тут гости из Прилук. Живет в том городе одна семья. У них девочка заболела минингитом. Крепко заболела, а родители, понятное дело - родом из комсомола, то есть неверующие. Оне, значить, по врачам туды-сюды. Все твердят одно и тоже: смертельный летальный исход. Твердят-то твердят, а дитя угасает: Пошли оне по знахарям: по цыганам: Девочка гаснет день за днем... Доктора уже и дни последние объявили: Добежала в своем горе до Густынского монастыря - дело Великим Постом было - совсем безумная: Кричит, бьется, что рыба об лед: Игумения прибежала на крик с монашками, утешают, а она еще шибче, того и гляди сама опрокинется: Ей воды, капель: Занимается, твердит одно: "Дочечка-то моя, дочечка.: Помогите: не может Бог ее оставить: она не винна..." - и все такое прочее, что еще может кричать мать над умирающим дитям. Уж ей и то, и так говорят, а она, знай, заливается, хрипит из последних сил: "Девочка моя, Господи..." - Тут-то мать игумения Вера вдруг так просто ей и говорит: "Не кричи. Выздоровеет твоя девочка", - и к груди своей прижала, и медленно проводила ее в Троицкий собор, подвела к иконе Пресвятой Богородицы. Что-то оне постояли - этого уже никто не слыхал, а скоро и вышли на двор. Женщина покойная и тихая поклонилась с провожатыми. Благословились оне у игумении и отбыли в асвояси... А тут, - говорит Ваня, - случилось нам быть на Пасху в Густыне. После Литургии, народ мало-помалу вышел из храма. Осталось совсем несколько человек, и мы, значить. Игумения благословляет сестер на уборку. Ну, и мы, понятно, трёмся, известное дело. И вот какая-то весьма еще добрая молодычка с девочкой-подростком тоже трутся и все радехонько лыбятся, и повторяет она: "А это мы..." - Игумения кивнет, явно не совсем понимая, кто и что "это мы", да и продолжит распоряжаться псаломщице: Но женка с девочкой опять тоже самое: И так до трех разов: И уже, видимо, опасаясь быть неузнанными, женщина та вопиет: "Это же мы, матушка: Она, - кивает на девочку, - Света, помните, минингит у ней был.. Я приезжала с последнею надеждою:. Вы тогда у этой иконы Божией Матери, -и щекой к образу льнет, крестится, слезами заливается,- сказали: "Не реви. Будет жить твоя девочка. Вон за нее сейчас весь монастырь начал молится ко Пресвятой Богородице..." - Я Вам, мамочка: - говорит, а сама плачет, но радостно, - и вот мы уже со Светочкой приехали: Доктора у ней никаких признаков болезни не находят боле.. спасибо вам...

- Не меня, Бога благодарите. Побудьте в монастыре, - ласково погладила матушка игуменья девочку по головке, - закажите благодарственный молебен... - сказала им все, что обычно в таких случаях нам говорят. - Вот милость какая: У них там много уже случаев исцелений: Милость..- зачаровано сказал последнее слово Ваня и больше до самой Густыни ничего не говорил, а душа моя в его повести перестала тревожиться...

И все мы молчали...

Хорошо молчать и ехать ко Святой Троице, той одной дорогой в Густыню...

С. Кондратенко


 
Ссылки по теме:
 

  • Раздел "Монастыри" православного каталога "Русское воскресение"

  •  
    Поиск Искомое.ru

    Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"