На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православные обители  
Версия для печати

Свято-Троицкий Густыньский монастырь

История, первоначально устройство монастыря, судьба обители в XX веке

Радостно бывает человеку отправиться к светлому празднику Святой Троицы на молитву в святые древние обители нашей Православной церкви.

Имен их не перечесть: и в Киев, и в Чернигов, и в Псков, и на Валаам, и в Оптину, и в Дивеево... Богомольцы при встрече или случайном совместном хождении спрашивают друг друга: "Далека ли дорога?"-, и на то получают восторженный ответ:" К Пафнутию Боровскому..", "К Тихону Калужскому..", "К Савве Сторожевскому..", "К батюшке Серафиму..", "К Кукше Одесскому...",- но в моем поезде майскими солнечными погодами особенно торжественно, в радостном старании возглашают с придыханием: "В Густыню, к Святой Троице.."- и после слов продолжительно потаенно молчат, отчего сердце всякого православного возгорается тихою покаянною молитвенною любовью к Господу Богу.

"В Густыню, к Святой Троице.."- это больше, чем что вообще в жизни может быть, и потому не случайно ее посетили в разные годы предстатели поместных церквей Патриарх Антиохийский Макарий в 1654 году и Патриарх Иерусалимский Феофан в 1621 году.

ПЕРВОНАЧАЛЬНОЕ УСТРОЙСТВО МОНАСТЫРЯ

Начало Густынского монастыря было положено в 1600 году. Основателем монастыря был иеросхимонах Иоасаф. Иоасаф вместе с древним старцем, иеромонахом Афанасием, пришел с Афонской горы и первоначально поселился в Киево-Печерской Лавре. Но Афанасий, прожив несколько времени в Лавре, с благословения архимандрита Лавры Елисея, удалился для уединения за несколько верст от Киева вверх по Днепру, в местечко Межигорье. За Афанасием последовали старец Иоасаф. В Межигорье Афанасий, при участии Иоасафа основал Межигорский монастырь, восстановив там ту обитель, которая существовала в Межигорье до нашествия на Киев Батыя Афанасий был избран в игумена Спасо-Преображенского Межигорского монастыря. Иоасаф же, соревнуя Афанасию, возымел желание для распространения благочестия и славы Божией устроить где-либо новый монастырь. С этой целью он, испросив благословения игу мена Афанасия и взяв с собою двух иноков, иеромонаха Ефимия и монаха Геннадия, удалился в заднепровскую сторону для отыскания места, удобного к основанию монастыря. Осмотрев разные местности по берегам реки Удая, Иоасаф остановил свой взор на острове "Густынь". Этот остров уединенный, окруженный со всех сторон водою и покрытый густым, дремучим лесом, представлял наилучшее место для монастырского иноческого жития Иоасаф со своими учениками поселился на понравившемся ему острове и, по испрошению благословения Божия, в самой густоте леса с молитвою водрузил крест, решившись на том месте основать иноческою обитель Вскоре на остров к Иоасафу начали собираться лица из многих, даже отдаленных мест, приходившие на остров и селившиеся близ Иоасафа "ради монашеского жития и спасения". Живя на острове и трудясь со своими учениками над построением келий и ограды Иоасаф, по милости Божией, получал немалую помощь и от окрестных жителей, которые снабжали его и жизненными припасами, и деньгами, и строительными материалами. Благодаря усердию и посильным жертвам окрестных жителей, приносившим отшельникам все и в достаточном количестве нужное для их существования и для возведения построек, Иоасаф, кроме келий и ограды, в 1614 году соорудил малую деревянную церковь, посвятив ее имени Пресвятой Живоначальной Троицы. А так как к этому времени около Иоасафа собралось достаточное количество братии, то братия пожелала иметь над собою настоятеля. И все единогласно избрали настоятелем ново устроенной обители старца Иоасафа, принявшего уже схиму.

Так возник на Густыни новый монастырь, со своей церковью и с достаточным количеством братии, со своим настоятелем, с правильным устройством монастырской жизни и порядка.

Новосозданная обитель во многом еще нуждалась, и требовала усиленных трудов по ее благоустроению. Но Иоасаф был уже стар, и устройство монастыря, при больших при этом хлопотах, трудах и заботах, было не по старческим силам настоятелю. Поэтому в помощь себе он избрал известного ему по уму и благочестию Исаию Копинского, игумена и настоятеля Антониевских, при Киево-Печерской Лавре, пещер, желая иметь его и приемником по управлению Густынским монастырем. Исаия принял приглашение Иоасафа и с благословения архимандрита Лавры прибыл в Густынь. Обозрев и одобрив выбранное место для монастыря, Исаия испросил право на владение островом Густынью, находившиеся в то время во владении князей Вишневецких. Для этого он, по получении рекомендательных писем от Лубенских князей, бывших управляющими имений Вишнивецких, Симеона Лыко и Симеона Свяцкого, и от других значительных по происхождению лиц, отправился вместе с Иоасафом на Волынь к православному князю Михаилу Корыбуту Вишневецкому. Князь охотно исполнил просьбу Исаии и Иоасафа, и дал им в 1615 году грамоту на владение островом Густынью и другими местностями с находящимися в них пахотными и сенокосными землями, лесами, прудами и другими угодьями. По смерти князя Михаила Вишневецкого, последовавшей в 1615 году, грамота эта была подтверждена супругою его, княгиней Раиной (Ириной) Могилянской, происходившей из фамилии Молдавских господарей Могил, из которой фамилии был и известный митрополит Киевский Петр Могила.

Получив желанную грамоту на владение островом Густынью и разными другими угодьями, обеспечивши обитель к дальнейшему существованию, Исаия приступил к дальнейшему строительству монастыря. Он построил несколько новых зданий, а при трапезе соорудил теплую в честь Успения Богоматери церковь с приделом при ней в честь Рождества Богородицы Исаия, заботясь о благоустройстве Густынского монастыря, в то же время созидал и устраивал два скита: Ладынский в 1616 году и Мгарский или Лубенский в 1619 году. Скиты эти принадлежали Густынскому монастырю и от него получали все необходимое для первоначального своего обзаведения и существования. С течением времени скиты эти отошли от ведения ими Густынским монастырем, быв обращены в самостоятельные обители.

Вскоре же по основании Густынского монастыря, обители этой суждено было подвергнуться тяжким испытаниям. Случившиеся в 1625 году, в 1636 и в 1671 годах пожары истребили почти все здания в монастыре. Но, благодаря помощи Божией, монастырь вскоре же после пожаров вновь отстраивался.

В 1674 году приступили к построению большой Троицкой церкви. Церковь эта построена гетманом Иваном Самойловичем на собственные средства. Она каменная, пятиглавая, и существует до настоящего времени, служа памятником усердия благочестивого гетмана и образцом зодчества старинных малороссийских храмов. И 1675 году мая 23 дня в день Сошествия Святого Духа, церковь эта освящена во имя Пресвятой Живоначальной Троицы. Освящал церковь архиепископ Черниговский Лазарь Баранович, который при этом освящении церкви рукоположил в сан иеромонаха пребывавшего в Густынской обители и украшавшего Густынь трудами и подвигами иеродиакона Димитрия, впоследствии славного светильника Российской церкви и причисленного церковью к лику святых, митрополита Ростовского.

Троицкая церковь стоит на телах невинных мучеников. Об этом факте Густынская летопись в общих чертах рассказа повествует следующее:

В одном из нападений на Малороссию врагов ее, все жители Украины, спасаясь от преследования неприятелей, разбегались из своих домов и укрывались в лесах и в разных других потаенных местах. Многие, конечно, были умерщвляемы варварами. Вблизи Густынской обители враги убили троих маленьких младенцев и тела их бросили в поле около монастыря. Трупы младенцев лежали три дня и три мочи, и ни зверь их не тронул, ни мороз не сковал их членов: они как были брошены, в таком виде и сохранились, и тела их были мягки, хотя стояли морозы и сыпал снег. Некоторые благочестивые христиане принесли тела этих невинных мучеников в монастырь, где предали их земле, хотя, впрочем, в неудачном месте При постройке Троицкой церкви игумену явились во сне три младенца и, между прочим, сказали, что они перед Всевышним молятся за монастырь и за монастырскую братию. Игумен долго размышлял о видении. Наконец, он передал об этом старцу-иноку. Тогда сей последний рассказал о случае трех убиенных младенцев и оказал место их погребения в монастыре Игумен приказал разрыть могилы младенцев и вынуть из земли их гробы. Когда гробы были открыты тела мучеников оказались нетленными. Тогда они были перенесены для погребения в более достойное место и похоронены на том месте, где строилась церковь: над могилами невинных страдальцев воздвигли алтарь во имя Святой Троицы.

Следуя примеру князей Вишнивецких, давшим Густынскому монастырю землю и угодья, многие начальствующие и частные лица разных званий и сословий обогащали монастырь своими вкладами. Жертвовали земли, леса. сенокосы, рыбные ловли, дома в городах и селениях со всеми принадлежащими к ним землями и постройками, сады, огороды, пруды, А гетманы и паны отдавали монастырю даже целые селения, хутора и деревни, закрепляя их за монастырем в вечное владение.

Сверх того, Густынский монастырь имел право и возможность сам приобретать покупкою земли, леса и другие угодья, коих он и приобрел достаточное количество. Ему принадлежали земли в трех уездах Прилукском, Роменском и Путивльском, принадлежавшие тогда к Черниговской губернии, Всех земель принадлежало монастырю более трех тысяч десятин и свыше 3000 душ крестьян.

Благодаря всем жертвам, поступавшим в монастырь от доброхотных дателей, и вследствие личных приобретений монастырем разных имущественных владений, к концу XVIII столетия Густынский монастырь находился в полном процветании и благоустройстве, считался самым богатым из всех монастырей Малороссии и назывался в простонародье "второю Лаврою".

Но это благоденствие Густынской обители продолжалось только до учреждения штатов для монастырей. По штатам для монастырей Малороссии Густынский монастырь был назначен к упразднению и в 1793 году был закрыт. В период нахождения монастыря под закрытием, как монастырская каменная ограда, так и другие здания, равно и церкви бывшего монастыря подверглись значительному повреждению, и даже почти полному разрушению.

ВОССТАНОВЛЕНИЕ И ОТКРЫТИЕ МОНАСТЫРЯ

Восстановлен Густынский монастырь и вновь получил самостоятельность в сороковых годах XIX столетия, благодаря заботам и хлопотам о том преосвященного Гедеона, архиепископа Полтавского. Ревнуя о древней славе Густынского монастыря и о распространении благочестия во всем своей пастве, преосвященный Гедеон в 1841 году обратился ко всей своей пастве с архипастырским воззванием о посильном для нее пожертвовании на благоустроение Густынской обители.

Полтавцы на воззвание своего архипастыря откликнулись жертвами, дошедшими в 1843 году до суммы в 6, 686 рублей Сам же преосвященный Гедеон, присутствовавший в то время в Святейшем Синоде, ходатайствовал перед Святейшим Синодом о восстановлении Густынского монастыря Вследствие этого ходатайства преосвященнейшего Гедеона, указом Святейшего Синода от 16 декабря 1843 года, с высочайшего утверждения" определено восстановить и снова открыть Густынский монастырь, с присвоением ему степени 3 класса и с назначением ему настоятелей в сане архимандритов.

Открытие Густынского монастыря последовало 15 мая 1844 года, и совершено было торжественно; в самый храмо-вый праздник, в день Святой Троицы. Все искренне и сердечно радовались такому духовному торжеству. С того дня в монастыре началось и отправлялось ежедневно, по Уставу церкви богослужение.

При открытии Густынского монастыря монашествующих, иеромонахов, иеродиаконов и монахов, предписано было первоначально перевести из Лубенского монастыря, а также и послушников монастырских велено было взять из того же монастыря. Для дальнейшего же составления и пополнения числа братии объявлено было указом духовной консистории всем вдовствующим из духовенства, священникам, диаконам и причетникам, приглашение к поступлению в Густынский монастырь в надежде пострижения в монашество, К концу 1844 года в монастыре собралось братии уже до 20 человек.

СОСТОЯНИЕ СОБОРНОГО ТРОИЦКОГО ХРАМА В НАЧАЛЕ XX ВЕКА

Почти среди монастыря, несколько ближе к востоку, находится главная, или соборная церковь во имя Святой Живоначальной Троицы" построенная гетманом Иваном Самойловичем Церковь каменная, о пяти главах, крестообразная, коринфского ордера; в длину имеет 41 аршин, в ширина 30 аршин, в высоту до карнизов 20 аршин, с крестом же среднего купола 63 аршина. Она имеет два яруса окон, в главах по 8 окон.

С наружной стороны украшена пилястрами и иконами в лепных крашеных рамах, главы и купола покрыты листовым железом и окрашены зеленой краской; кресты на церкви позолочены. Внутри церковь вся расписана по стенам священно-исторически ми изображениями событий и изображениями в ликах притчей Господа. Имеет двухэтажные хоры. Иконостас четырехэтажный, древний, столярной работы, покрыт густою резьбою и весь позолочен. Он поражает своим великолепием. Престолов в церкви два: главный во имя Пресвятой Троицы, а придельный, с правой стороны Троицкого алтаря во имя преподобного Иоанна Кущника. Под полом церкви устроена усыпальница, в которой стоят два дубовые гроба с останками тел Симеона и Анны Горленковых! При входе в церковь изображены один против другого князь Вишни-вецкий и гетман Самойлович как благотворители монастыря. В первом ярусе с правой стороны Царских врат икона Спасителя, в серебряной ризе, веса в ризе 12 фунтов, 27 зол.

С левой стороны местная икона Богоматери с Предвечным младенцем в руках, именуемая Густынскою. Икона покрыта сребро-позолоченной ризою, на которой в разных местах выбиты очень мелкие, наподобие камешек, цветочки-розочки, а также сделано много и других разных украшений. Икона прекрасной живописи. В левой ручке Предвечного младенца находится закрытая книга Евангелия, как источник духовного света и вечного спасения для человечества. Под иконою из финифти положена надпись следующего содержания: "старанием и усердием Прилуцкого купца Александра Кирилловича Тарасовича в Густынский монастырь", Икона Густынской Божией Матери называется также Ярмарковою.

Наименование это икона получила от ярмарки, которая ежегодно бывает на монастырской площади 15 августа. В это время икона выносится на ярмарку, обносится вокруг ярмарки и оставляется в особой часовне или палатке. В этой часовне икона пребывает во все время продолжения ярмарки. Икона эта издревле признается чудотворною и пользуется особым почитанием приходящих в обитель богомольцев. И действительно, немало чудесных дел милости Божией совершается при этой иконе над всякого рода больными и страждущими, с живою верою и теплою молитвою прибегающими к помощи и предстательству Царицы небесной.

XX BEК

Двадцатый век для Свято-Троицкой обители был и остается временем торжества Православия и это не должно ни у кого вызывать сомение, если он человек церковный.

Светская власть в империи в двадцатом веке была и остается по ныне богоборческой. Она, конечно, не читала и не будет читать, и понимать "Слово о Законе и Благодати" митрополита Илариона, обозначившего грани ветхого и новаго человека.

Такая власть, как то было во все времена язычников, разрушала храмы, монастыри и гнала Христово воинство, распинав его. И страшны были те годы для ветхого человека и радостны были для христианина, потому как нет большей на земле для него награды, как пострадать во Славу Господа Нашего Иисуса Христа. Это так просто и понятно простому православному человеку.

Участь испытаний постигла и Свято-Троицкую обитель, что на острове Густыня, образуемого рекою Удаем. Не минула чаша ни насельников, ни жителей хутора, но благодать Господня никогда их не оставляла и молитвы праведников всегда вели корабль по пути Господа.

В двадцатые годы власти закрыли монастырь. Некоторые монахи нсчезлив тюрьмах, иные нашли себе приют в других монастырях, или же углубились в недостижимые места, отдаленные от обители, основались на болотах и в трудах молитвенных проводили остаток земного круга.

В 1949 году в стенах обители поселились монахини. Сюда поступили насельницы Ладанского монастыря и вновь принятые. Настоятельницей была игумения Евсталия. Однако и их общежитию не долго пришлось существовать. Враг, не без попущения Господня, вновь, с еще большей я коварнейшей силою ополчился на молитвениц и Христово воинство в 1959 году вытеснили из стен монастыря. Так продолжалось почти 34 года, годы самой варварской разрухи наших христианских святынь.

В 1993 году в день святой великомученицы Варвары монастырь обрел свое четвертое возрождение. В нем вновь загорелась неугасимая лампада и вновь вознеслись горячие молитвы пред иконой Святой Троицы и Густынской Божией матери за весь мир, за всех православных христиан от ныне и до века.Разрушение коснулосьбольшей частию лишь внешней стороны. Конечно, и Свято-Троицкий собор, и собор святых Апостолов Петра и Павла, и трапезная церковь Воскресения Христова, и Никольская надвратная . церковь и Варваринская церковь в настоятельском корпусе являли собою свечные огарки, когда зимой 1994 года схиархимандрит Фиофил, теперь покойный, мир праху его, привез стекло и говорил игумении Вере: "Завтра будем стеклить собор Святой Троицы? - на что она отвечала, глядя на зияющие дыры вместо окон, дверей и куполов, смиренно: "Благословите, отче." Светскомy человеку такое не всегда понятно; он самодостаточен в самомнении и до слов митрополита Илариона, как и власть чаще далече, как и до слов преподобного батюшки Серафима, что послушание для христианина стоит прежде всего.

Монастырь - это не богодельня и не тюрьма. В ней живут только те, кто полностью посвятил себя Богу. Кто же не сломил гордыни, не выдержал сурового испытания - ворота всегда открыты. В обители живут лишь избранники Бога. Здесь свобода духа и свобода действия; любовь к ближнему - одна из главных заповедей Христа Восстановительные работы монастыря ведутся с молитвою и тщанием от камушка к камушку. Каждая из насельниц обители воссоздает полноту храма на земле и в своей душе. И их труд виден, осязаем. Действительно со времени благословения стекления собора Святой Троицы зимой 1994 года, на храме не осталось следов разрухи. Еще до освящения собора была первой освящена церковь Воскресения Христова. Сразу, после освящения собора святой Троицы, освящены и воздвигнуты Горе купола и кресты собора святых Апостолов Петра и Павла. Сегодня почти завершены основные строительно-монтажные работы надвратной церкви во имя святителя Николая чудотворца Мир Ликийских, с высоты которого звонят во все колокола. Слева от собора стороители завершают работы сводов под купола над храмом великомученицы Варвары, что в настоятельском корпусе.

Всё это, коротко сказанное, сделано за шесть с половиной лет молитвами и трудами насельниц, число которых еще не достигло пятидесяти. Хозяйство монастыря предполагает полное удовлетворение своих потребностей. В нем есть и пахотные земли, и пасека, и скотный двор, и трапезная, и пекарня, и сестринский корпус, и гостиница для паломников, и транспортный цех, и сад, и рыбная ловля... Насельницы терпеливо переносят порой нелегкий труд. Закончив работу, сами просят благословения на другое послушание. Большим грехом считают обман, ложь. Они сознательно служат Богу. Отношение к молитве, к труду - дело их совести. Отношения в обители строятся на уважительности друг к друг; на заботе. Ведь все мы сестры во Христе, - говорит мать игумения Вера, - Так было и у глинских старцев, которых глубоко чтим, следуем их традициям. В настоящее трудное время строятся новые и реставрируются древние храмы. Много внимания уделяется их внешней стороне. У глинских старцев нужда была во всем. Средств никаких. Но именно к ним тянулись богомольцы не только из Украины, но и России, Белоруссии. Внешняя сторона храма, его иконостас должны быть красивыми. Но в меру возможностей. Ведь это Храм Божий. В нем должно быть торжественно, празднично, располагать к молитве. И крестьянки в селах иконы всегда украшают лучшими рушниками. Нам в этом помогают прихожане, среди которых есть богатые. Все поступающие средства идут на ремонт, украшение храмов. На бытовые нужды, питание зарабатываем сами. Мы любим всех людей и ненавидим грех. Однако никакие труды не могут быть для монаха спасительнее молитв..."

В действующих соборе Святой Троицы и Воскресенской церкви ежедневно совершаются утренние и вечерние Богослужения духовником монастыря иеромонахом Гавриилом и иеромонахом Лаврентием, духовно оформляющих монахинь и мирян. Читается "Неусыпаемая Псалтирь". По воскресениям на вечернем Богослужении совершается Параклис Божией матери "Богородице прилежной.."

Стены обители знавали многих молитвенников и молитвенниц достигшгих святости еще при жизни на земле. Мы уже поминали святителей Димитрия Ростовского и Иоасафа Белгородского, но было б не полно, если не сказать о том, как одна из лип в саду монастырской ограды хранит на своем теле чудесным образом запечатленное имя монаха Илии и час его кончины, как знак праведной и благочестивой жизни. Внизу нескончаемой высоты Свято-Никольской церкви восстановлена келия последнего затворника старца Алексия, почившего в первой трети XX века и захороненного в южной стороне Свято-Троицкого собора. Каждый входящий в келью вдыхает благоухание, а взяв с собою с пола земельки, исцеляется по святым молитвам старца.

Конечно же паломник непременно постоит с возженною свечою и пропоет "Вечную память.." в усыпальнице под Воскресенскою церковью над гробницами князей Репниных-Волконских и графов Раэумовских.

Невозможно не припасть и не поплакать на гробницах Горленко, что покоятся под Святой Троицей и не услышать голоса младенцев, упокоенных под алтарем.

С началом возрождения жизни обители жители окрестных сел и хуторов стали стекаться на Богослужения, участвовать в ее восстановлении, возвращать сбереженные иконы и утварь от прежних времен монастыря. Весьма поучительна и назидательна история, рассказанная насельницами: "Когда монастырь закрыли и разогнали монахов, то в храмы прихожан не пускали и спешно их разрушали. Крестьянке Н. все ж удалось неисповедимыми путями унести от кощунников иконочку. Только дома она смогла разглядеть изображенного на ней святителя Николая чудотворца Мир Ликийских. "Ну думаю, -рассказывала она, - охраняй ты меня, батюшка". -И он ее охранял до нынешних времен. -Вновь открылись ворота обители. Вновь возгорелись лампады перед алтарем в соборе. Люди стоят пред Богом в страхе. Я тоже отмолиться пошла. Навстречу идет мне старичек и говорит:"Тебя я хранил до сего дня ныне же возвращусь на часы в монастырь", - непонятно. Меж тем, случилось внутри несказанное. Едва выстояла службу и девкой домой помчаласъ. Возжгла перед образом Николая Угодника лампадку в вижу: он, как он, старичек, Николай Угодничек.- Упала.. Взмолилась, возрыдала..и вернула его в монастырь..."

Вблизи монастырской ограды есть источник. Его восстановили недавно. Установлен Крестный ход на источник, где совершатся водосвятные молебны особенность его открылась сестрам в период летнего зноя и засухи. Едва успеет священник коснуться воды крестом, как она уже забурлит, а с неба польется дождь...

Но всегда главным и особенно торжественным остается престольный Праздник - День Святой Троицы. Всенощное бдение служит высокопреосвященный митрополит Черниговский и Нежинский Антоний. Монастырская ограда наполнена цветами. Сам Господь украшает в этот день землю. Благолепие собора и соборного пения уже невозможно передавать словами. Тот, кто побывал один раз на День Святой Троицы в Густыне уже навсегда сроднился с нею и, оставляя обитель, утешен благословением владыки, будет долго плакать и воздыхать, приговаривая в рассказах, что побывал в земном раю, не передаваемого словами.

"Взирая из тихого монастырского пристанища на житейское море, воздвизаемое бурею страстей, благодарю Тебя, Царю и Боже мой! Привел Ты меня в ограду святой обители... Скуки не знаю, время сократилось, понеслось с чрезвычайной быстротой, - как бы слилось с вечностью; вечность как бы уже наступила." - говорил наставник и учитель монашеского делания святитель Игнатий /Брянчанинов/.

Насельники Густынской обители благодарят всех благодетелей в День 400-летия основания монастыря во имя Святой Троицы, которые помогли ему подняться из руин.

Пожелаем всем помощи Божией и успехов в делах милосердия и благотворительности.


 
Ссылки по теме:
 

  • Раздел "Монастыри" православного каталога "Русское воскресение"

  •  
    Поиск Искомое.ru

    Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"