На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Раритет  

Версия для печати

Он слушал военные сводки…

Свидетельства о преступлениях Израиля

… Назначенный главным редактором журнала «Лотос», Фаиз переехал в Бейрут. Именно здесь застала его израильская агрессия 1982 года. После тяжелой болезни слушал он ВОЕННЫЕ СВОДКИ. Рядом были друзья – жена, дочь, Муин Бсису, с которыми связывал Фаиз жизнь. Фаиз с семьей и жили на одном этаже, Муин с семьей – на другом.

«Утром мы встречались с Муином. Завтракали или у меня, или у него. Потом слушали радио, затем отправлялись а редакцию. Когда редакцию разбомбили, мы завтракали, слушали радио, расходились по разным комнатам и писали стихи», – улыбаясь, рассказывает Фаиз о тех днях. Его слова подтверждает Муин Бсису. Но ни тот, ни другой не рассказывают о том, что не было еды и воды, не было электричества и медикаментов. Не рассказывают они и о том, что ежедневно они слышали о приближении врага и знали, что будет с ними в том случае, если город будет захвачен. Молчат они и о том, как ежедневно приходили известия о гибели знакомых и друзей. Тогда Фаиз написал стихи «Палестинским борцам в изгнании». Есть там строки, которые говорят о том, что для поэта горе чужого народа воспринимается как личное:

…Земля моя, тебя терзает враг,

но не забыть, как в миг святой и светлый,

в моей крови твой палестинский флаг

раскрылся, оттесняя злые ветры.

Твои святыни заливает кровь.

Но разве сердцем преданным остыну?

Я каждой своей раной вновь и вновь

Творю за Палестиной Палестину!

Фаиз был первым, кому удалось вырваться сквозь блокаду израильтян. Он сидел в моем доме, усталый и разбитый. Глаза были печальными. Чувствовалось, что мыслями он еще там, где дымились развалины редакции «Лотоса», где гремели разрывы бомб и снарядов.

Так уж устроена жизнь, что годы залечивают раны. И вот сегодня мы вновь встретились. Постаревшие, помудревшие, мы неспешно вспоминаем прожитые годы, которые уже не вернуть, друзей, которые уже никогда не встанут рядом. Тихонов, и Александр Фадеев, Турсуне-заде и Назым Хикмет…

Теперь уже нет с нами и нашего доброго друга «Муина Бсису, сказавшего Фаизу:

О, лахорский олень!

О, цветок, нарисованный

                                           На мостах единенья!

Имя твое я дарую

                              Всему, что прекрасно:

                                                                   детству,

                                                                    доблести

                                                                     женщине.

Имя твое я дарую

                              Улице, еще не проложенной,

Книге,

           еще не оттиснутой,

            баррикадам бейрутским –

                                                        они устоят

                                                        не сдадутся,

                                                         струям фонтанов имя твое я дарую

       мы вспоминаем Лахор и Бейрут, Ташкент и Алма-Ату, Дели и Дамаск .

Вспоминаем встречи и расставания.

Анатолий Софронов


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"