На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Проза  

Версия для печати

На краю

Фрагменты киноповести "В схватке", М.: 1999, 300 с

Октябрь 1999 года.

ПО ДРУЖНИКОВСКОЙ улице в сторону здания бывшего Верховного совета РСФСР, что на Краснопресненской набережной, медленно идут Кругляк и седовласый генерал-лейтенант КГБ СССР Барский в цивильном темно-сером костюме с бесчисленными наградными планками. Рядом с планками на груди генерала поблескивает новехонький орден Сталина.

Кругляк и Барский проходят вдоль высокого забора стадиона Метростроя, сплошь увенчанного траурными лентами и флагами в память баррикадников - защитников Советской власти, расстрелянных здесь ельцинскими сатрапами 4-го октября 1993 года.

- Итак, работа нам предстоит огромная! - продолжал наставлять генерал Кругляка. - И в плане резкого расширения во всех сферах жизни того, что мы уже с успехом сделали по дезорганизации советской истории и растаскивания, размывания идеологии, пока быдло не пришло в себя и не взялось за топоры и не пошло штурмом на нас - демократов: И конечно же, в ходе нынешней избирательной компании нам надо быть поизобретательней!:

- А у меня есть мысль, Армен Владимирович, - воскликнул Кругляк.

- Какая? - игриво спрашивает генерал.

- Сегодня председатель Госдумы Селезнев заявил, что принял решения выдвинуть свою кандидатуру на предстоящих выборах губернатора московской области, --поясняет Кругляк.- Предлагаю подсунуть ему для распространения его подмосковным избирателям часть еще не проданного нами тиража шестого переиздания мемуаров маршала Рокосовкого, оставшегося после разгромных публичных выпадов Корнева в наш адрес. Пусть Селезнев выкупает оптом эти книги у нас и торжественно вручает их ветеранам:

- Разумно! - одобряет Барски й, - а другую часть непроданных мемуаров Рокосовского надо попытаться таким же образом пустить через президента Беларуси Лукашенко. Он днями прибудет в Москву и выступит перед депутатами. Вот и воспользуйтесь этим!

- Непременно проверну! - заверяет Кругляк. Лишь бы Корнев не узнал о том, что мы вновь пытаемся подсунуть читателям преднамеренно искаженный образ советского полководца!

-Да, это не плохо, если мы провернем наши гешефты по подрыву патриотической идеологии через самих же патриотов - государственников! -восклицает генерал. - Да еще и за деньги Компартии России и ненавистного нам диктаторского режима Лукашенко!

Генерал Барский и Кругляк подходят к тому месту на Дружниковской улице, где слева от проезжей части москвичами в память погибших патриотов-баррикадников установлен Поклонный дубовый Православный Крест. Рядом - высокий постамент с фотографиями погибших патриотов, под огромным деревом, по вершине которого реют русские флаги.

У Креста идут нескончаемо, друг за другом, ставят свечи люди, а те кто прошел не уходят, а остаются еще долго:

- А это что? - вопросительно кивает головой в сторону Креста генерал.

- Это повторяется изо дня в день, - поясняет кругляк. -Все поминают, поминают:Вечные проводы, Армен Владимирович.

- Неужто до сих пор быдло помнит? - деланно дивится генерал. - Почитай, шесть лет минуло, как их постреляли маленько.-Вот уж, поистине, неимется. - Куда только Юрий Михайлович смотрит: Впрочем, Лужку сейчас не до разгона- самого бы не поперли!

- С вашего позволения,Армен Владимирович, я их - этих дебилов, - щекотну, а?

Кругляк решительно направляется к сгрудившемуся за Крестом простому народу, что, по обыкновению, поминает "горькой".

- Мужики, а мужики, - с кандачка на арапа берет Кругляк, - ну что ж вы водяру-то стаканами хлыщите? По-идиотски как-то, ей Богу: Не хорошо так, да еще и в такой день, не культурно, ребята. Хоть бы рюмками и по-маленьку: Жаль вот, что нет времени, - сопровождаю почтенного человека, - а то бы я вам показал, как надо: Зашли бы ко мне и культурненько, под хорошую закуску: А то ж вы, будто босота, подзаборная, с черняшкой:

- Хватит лепить ляпила, ханыга-прилипала, - резко обрывает Кругляка мужик с окладистой бородой. - Иди, Толстомордый, проваливай! Не мешай нам поминать своих товарищей..Иди свою приличную "закусь" в прихожих еврейских олигархров на коленях жрать!

- А че ты прешь на меня, Василий? - взрывается кругляк, - Че прешь, спрашиваю.. Я что не патриот? Ты за кого меня держишь, Вася? Дядья мои на фронте Отечественную гнобились на передовой, а я мальченкой едва суворовку не закончил:

- Да знаем тебя, знаем какой ты патриот! - с сарказмом выкрикивает из задов блондин, пробираясь наперед. - На всех демократических телетусовках, похоронах и поминках светишься! То перед погаными демократами расшаркивашься, рассказывая, что твой дед, мол, был священником в третьем поколении, а отец при Советской власти по тюрьмам деньки коротал, а ты, оказывается, даже пионером не был: То подобострастно заискиваешь перед хасидами, раввинами всякими или тамошними еврейскими олигархами и без устали восхищаешься их умами, талантами,, предприимчивостью и щедростью: А повстречавшись с генералом Макашовым, поешь ему уже дифирамбы, напоминаешь, что-де учился в том же суворовском училище, что и он, а заодно и подзадориваешь на очередную нелепость митинговую:

- Это ты, брат, напрасно на товарища Кругляка прешь, - вступается генерал Барский, - товарищ кругляк - истинный патриот. И он за активную патриотическую деятельность представлен к награждению орденом Сталина, а это сегодня высшая боевая награда, - патетически возносится Барский, указуя пальцем не то в небо, не то в лицо товарища Сталина, что строго взирает с лацкана пиджака.

-И тебя, генерал-власовец, по своей нынешней идеологической сути, мы тоже давно раскусили и предостаточно хорошо знаем! - бросает вызов бравый казак с кубанским выговором. - Так что топайте, други, прочь от святого места, два сапога пара, или два друга: Хрен и Попруга со своими липовыми побрякушками. Пора вам, профессионалы-христопродавци, и спасении своих презренных гнилых душ всерьез подумать! А то не ровен час: - и так кулаком-кувалдой по воздухам, - близится!

Сникший Кругляк берет под руку генерала Барского и они тихо-тихо и невидимо счезнут с глаз скорбных русских людей.

 

Август 2000 года

КОРНЕВ входит в редакционный кабинет Матвеева.

- Тебе звонил раввин! - многозначительно произносит Матвеев.

- Раввин? - переспрашивает Корнев.

- Он самый! - подтверждает Матвеев. - Во всяком случае так представился. Добивается у тебя аудиенции. Я сказал, что ты с минуты на минуту войдешь и он обещал перезвонить.

Раздается телефонный звонок. Матвеев протягивает руку к трубке.

- Это несомненно он! - произносит Матвеев и говорит в трубку: - Да, да! Он уже здесь.

Матвеев передает трубку Корневу.

- Слушаю, - говорит Корнев. - Да, я. Добрый день. Подъезжайте в редакцию. Я буду.

Корнев кладет трубку.

- Не опасаешься какого-либо подвоха? - спрашивает Матвеев.

- Обо всем тебе, Женя, будет доложено первому, - отвечает Корнев.

В РЕДАКЦИОННЫЙ ХОЛЛ ВХОДЯТ КОРНЕВ И РАВВИН. В руке у раввина "дипломат".

Жестом руки Корнев указывает раввину на кресло:

- Прошу!

Раввин и Корнев садятся.

- Я очень хотел было сразу повстречаться с вами, Валерий Иванович, как только познакомился с публикациями фрагментов вашей киноповести "В схватке", в которых речь шла о массовом промышленном производстве препаратов на основе абсолютно экологически чистой славянской младенческой крови. - произносит раввин. - Но, к сожалению, встретиться с вами сразу тогда мне не позволили примитивные обстоятельства личного порядка.

-В тех моих публикациях вы обнаружили какие-то неточности? - спрашивает Корнев.

- Нет, нет, ничего подобного! - оживляется раввин. - Меня прежде всего поразила профессиональная глубина проникновения вами в технологию существующего многовекового, тайного, омерзительного ритуального обряда умервщления похищенных младенцев и выцеживания их ни крови. Обряда, которого уже нет даже у каннибалов! И, конечно же, восхитила меня смелость высвечивания вами таинственного, страшного вопроса, который при множестве исторических фактов, до сих пор остается не решенным. Ведь не было ничего такого и нет, чем бы можно было вывести из себя наглого до омерзения самоуверенного иудея - сиониста, как напомновши ему об этом таинственном страшном вопросе. А именно на это-то больное, воспаленное место вы как раз, Валерий Иванович, и налегаете смело, зная, где особо остро почуют враги задаваемую им боль.

- Неожиданно все это слышать от представителя вашей конфессии! - замечает Корнев.

- Насчет конфессии, я хочу сразу уточнить, - улыбается раввин. - К духовному содержанию этой конфессии я никогда не имел и не имею никакого касательства. К этой конфессии я имею такое же отношение, как к православию - Глеб Якунин и другие подобные сатанисты, которые ныне оккупировали православную церковь. А жизнь у меня сложилась так. Я казацкого происхождения. Корни рода нашего тянутся еще со времен Богдана Хмельницкого и даже - Запорожской Сечи. С детства я проводил в изумление всех своими дарованиями, любознательностью и врожденной артистичностью. А проникся я интересом к специфической проблематике этого народца еще с ранних школьных годов. Мне не было еще и двадцати лет, а я владел латинским языком не хуже ректора нашего института. Но что более всего поражало киевскую ученую среду - это мое знание иврита и более того - древнееврейского языка и обширные познания талмудистики. От природы у меня была такая память, что раз прочитанное навсегда как бы приковывалось ко мне и во всем, что касалось древних авторов, в особенности латинских, богословско-философской литературы, я был первый. А в еврейской мудрости не было никого в Киеве, кто бы хотя наполовину мог со мной сравниться. Я перебрал и изучил все иудейские рукописи, какие мог отыскать в библиотеке своего института и в библиотеке Киево-Печерской лавры. Кроме того, я доставал из частных рук рукописные экземпляры талмуда и читал их с жадностью. Все мои знания в области иудаизма приобретены были в какие-нибудь два года. Но результатом всех этих проникновений в мир иудаизма стало то, что я, будучи всецело предан православной религии, все более и более становился ненавистником единственного среди мировых религий расистского ветхозаветного вероучения. Я нашел в иудейских талмудистских книгах явные свидетельства тому, что иудеи изначально ненавидели христиан. Я узнал о вреде, какой наносит и православной церкви, и обществу пребывание иудеев-сионистов в нашем христианском крае, о захвате ими в свои руки то тех, то других главных источников народного богатства. Но я так и не приблизился к разгадке сокровенной, непроницаемой тайны изуверского обряда умерщвления похищенных младенцев и выцеживания из них крови. Я не находил ответа на вопрос: для чего нужна им кровь? И тогда я решительно сказал себе, что все равно докопаюсь до истины, чего бы мне это не стоило, что я проникну в эпицентр их потаенной сатанинской жизни и разоблачу, взорву сию тайну изнутри бесовского кагала. И я достиг всего этого! Мне удалось стать раввином и проникнуть в их праздничные собрания, где составляются зловещие античеловеческие умыслы по тайному обычаю предков! Мне удалось постичь суть проклятого кровавого волхования, документально зафиксировать ужасную реализацию тайных злодейств и употребления выцеженной младенческой крови! Остается лишь оповестить мир об этих расистских, тайных злодеяниях. И эти уже добытые и добываемые мною разоблачительные материалы я могу доверить лишь вам, Валерий Иванович. Потому, что только один вы в публицистическом запале можете взорвать всю эту бесовскую кухню!

Раввин извлекает из "дипломата" внушительный сверток и передает его Корневу.

КОРНЕВ И МАТВЕЕВ ВЫХОДЯТ ИЗ ЗДАНИЯ РЕДАКЦИИ газеты и идут по тротуару.

- Хорошенькую бомбочку подбросил тебе почтенный раввин. - улыбается Матвеев. - Главный говорит, что разоблачительные, сенсационные материалы его мы могли бы начать печатать уже с будущей недели.

- Хорошо бы было, - произносит Корнев.

- Я подумал, - продолжает Матвеев, - что для нации ничего не может быть вреднее, как существование посреди нее других народностей, которые держат себя в стороне и равнодушны к ее судьбам, или - что еще хуже - стремятся подчинить ее своей власти, или своему влиянию.

- Ты прав, Женя! - говорит Корнев. - Народность духовно чуждая, живущая посреди океана коренного населения всегда бывает вредна тогда, когда пользуясь специфическими обстоятельствами этой страны, захватывает в свои руки реальные рычаги влияния, сохраняя свои особенные эгоистические цели и стремления.

В. И. ЦЕКОВ


 
Ссылки по теме:
 

  • В.ЦЕКОВ. Исповедь Глеба Старовойтова. Фрагменты киноповести "В схватке"
  • В.ЦЕКОВ. Зловещий ритуал. Фрагменты киноповести "В схватке"
  • В.ЦЕКОВ. Беседа с афонским старцем Паисием. Фрагменты киноповести "В схватке"
  • В.ЦЕКОВ. Август 1997 г. Фрагменты киноповести "В схватке"
  • В.ЦЕКОВ. Запоздалая явка с повинной. О событиях августа 1991 года. Фрагменты киноповести "В схватке"

  •  
    Поиск Искомое.ru

    Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"