На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Проза  

Версия для печати

Шарик

Рассказ

Артем достаточно быстро освоился в новой для себя школе, на новом месте. Не прошло и месяца, как он уже знал по именам не только всех своих одноклассников из седьмого «А» и учителей, но и тех, кто учился в двух других параллельных классах.

Артем – парень общительный, мягкий и потому он со всеми сходится легко и просто и, несмотря на то, что учится он «не очень», в основном на тройках, да на четверках выезжает, учителя, тем не менее, выделяли его покладистый характер, желание быть в гуще школьных событий, всегдашнюю готовность принимать участие в общественных мероприятиях.

– Учись, сынок, старайся, – говорит часто Артему мама, – при твоем умении ладить с людьми ты многого можешь в жизни добиться. Учись!

Папа несколько иного мнения об Артеме, называет его простачком.

– Трудно тебе придется, когда вырастишь, – уверен он.

Артем, вроде бы соглашается с папой и с мамой, но на самом деле пропускает их умозаключения мимо своих ушей, ведь для него самым главным является то, что родители его особо не притесняют, не стоят над душой с ремнем, как это делали многие родители его одноклассников, заставляя своих чад учиться только на пятерки.

Артем раньше в Украинской школе учился, в городе Лисичанске, где его семья жила долгие годы, где и по сей день живут дедушка и бабушка – мамины родители. А потом гражданская война началась, папа в ополчение пошел, в бригаду «Призрак», где командиром был дядя Алеша Мозговой, которого убили недавно, а Артем и мама к папиным знакомым в Белгород уехали, думали – на время, но получилось – навсегда.

В Луганске и Донецке теперь более или менее спокойно и папа тоже, когда в Белгород приехал, сказал:

– Будем жить здесь, но если вдруг в Новороссии опять заварушка начнется, я поеду туда.

Папа у Артема очень смелый, мужественный, он никого не боится, ему и в Чечне пришлось воевать и в Македонии. У него медалей, если на Артемову грудь их начать вешать, груди не хватит. В Лисичанске, до войны, он таксистом работал, а теперь вот вынужден в Москву на шабашки ездить, подрядился с друзьями-строителями богатеньким Буратино хоромы их отделывать. Платят не Бог весть какие деньги за это, но на то чтобы оплатить в Белгороде съемное жилье и поесть по-человечески – хватает. Мама раньше заведующей детским садом была, а теперь еле-еле нянечкой здесь устроилась. И то благо, ведь прописки нет, гражданства Российского у них нет, хорошо хоть вид на жительство, после чуть ли не года мытарств, удалось получить благодаря папиным знакомым, которые вместе с ним в Новороссии фашистов-националистов били.

Папа недавно на два дня в Алчевск ездил, вернулся оттуда повеселевшим, сказал, что все это вранье будто там бардак и банды орудуют, ничего там такого нет, а вот детские сады, школы, транспорт – работают, искореняют так и наркоманию с алкоголизмом. В России с этим и то хуже дела обстоят. Удивительно, но папа говорит, что в России очень много людей не довольных своим правительством. Чем они не довольны? Артему не понятно, разве этих взрослых кто-нибудь поймет? Они, наверное, и сами себя иной раз не понимают.

У Артема сейчас еще одно горе, он совершенно не знает куда ему щенка своего деть. Прекрасный щенок, умница, но хроменький на переднюю лапу и, говорят, не очень красивый. Артем с теми пацанами, что так говорят, не согласен, ведь так можно и про всех людей сказать, которые тебе не нравятся – не красивые, мол. Артему, например, его Шарик очень нравится, пусть он и не большого роста, круглый и хроменький, зато на нем шерсть черная с белыми пятнами, волнистая и блестит. И глазищи у него огромные и добрые! А какой он умница и аккуратный какой!

Два месяца назад подобрал его Артем недалеко от общественного мусорного бака, щенок тогда чуть живой был и лапка у него раздавлена была чем-то. Шарик тогда был очень грязным, лежал и  тихонько стонал, как человек.

У Артема сердце зашлось от жалости, он не смог просто так пройти и не забрать малыша.

Папы в те дни дома не было, он работал в Москве, и Артем с мамой решили оставить щенка у себя.

Мама сразу же сходила в подвал, принесла оттуда старое цинковое корыто, в котором они искупали малюсенького бедолагу, лапку ему мазью какой-то мама обработала и забинтовала, потом молочка налили в большую тарелку и хлебца туда накрошили.

Как он ел, бедняга! Артем до сих пор забыть не может с какой жадностью лакал Шарик молоко. Артем с мамой щенка сразу Шариком назвали и не пожалели потом.

Через неделю Артем с Шариком уже по улицам гуляли. Правда Шарик больше на руках у Артема был, чем на «своих-троих» передвигался, но тем не менее знакомые пацаны сначала завидовали Артему и говорили:

– Не боись, на собаках все очень быстро заживает.

Это потом, когда они увидели и поняли, что Шарик будет хромать всю жизнь, начали в его внешнем виде недостатки искать. Дураки!

Артем с мамой более полугода жили у папиных знакомых в
Белгороде, а потом, когда папа вернулся с войны, им те же самые знакомые помогли двухкомнатную квартиру снять. Квартира – так себе, в четырехэтажной «Хрущевке», но хозяйка за нее цену ломила с них приличную и предупредила сразу, что за деньгами будет приходить во время, день в день и никаких отсрочек не допустит. И еще предупредила:

– Чтобы никаких тут пьянок и гулянок, ни дай Бог соседи пожалуются.

Папа сразу хотел отказаться от этой квартиры, но мама настояла: почти в центре города, удобно.

Хозяйка, пожилая уже, лет, наверное, за семьдесят, но еще молодящаяся, ярко красившая губы и волосы особа, приходила первое время не только в дни расчета за жилье, но иногда наведывалась и просто так, проверить все ли, с ее точки зрения, тут нормально. Потом успокоилась.

Когда у Артема появился щенок, то он старался в дни приезда хозяйки квартиры, после ее предупреждающего телефонного звонка, уходить часа на два-три с Шариком на улицу, дабы не дразнить «гусыню» – так называл хозяйку папа за ее шипящий голос.

Мама тоже рекомендовала в такой день Артему уйти от греха подальше.

Вчера Артем не смог во время уйти с Шариком, к нему домой зашел одноклассник с флешкой, на которую они сбрасывали с компьютера снимки, которые делал на школьном вечере Артем, и они задержались. Они даже не слышали когда ввалилась хозяйка квартиры, входную дверь ей отворила мама.

Хозяйка величественно и хмуро оглядела все комнаты, никому ничего не сказала и, вдруг, увидела Шарика.

– А это еще что такое? Немедленно – вон! Чтоб я это больше в моей квартире не видела! Вы поняли? Сегодня же – вон! – Не терпящим возражения тоном скомандовала она маме Артема и щелкнула автоматическим замком входной двери.

– Ну, и куда же ты его теперь денешь? – спросил, заметно испуганный поведением незнакомой тетеньки одноклассник Артема.

Артем пожал плечами:

– Не знаю.

Он был растерян, расстроен, ему хотелось плакать.

На другой день в классе только все о Шарике и говорили, все жалели пса, но никто даже не предложил Артему отдать его кому-либо из них. А один из пацанов – Вовка Тишкин даже пошутил:

– Ты, Артем, теперь, как Герасим, а твой Шарик, как Муму. Придется тебе его утопить.

Артем чуть не убил придурка, еле их растащили по разным углам класса товарищи.

И на маминой работе, как она потом призналась, никто щенком не заинтересовался.

Хозяйка квартиры пообещала прийти через два дня, то есть в день приезда папы из Москвы. Может папа что-то решит, как-то разрулит ситуацию? А если нет?

Артем не находил себе места, никакая учеба ему на ум не шла и никакие иные проблемы, кроме проблемы как быть с Шариком, его не волновали. Предыдущую ночь Артем спал плохо, несколько раз даже плакал. Мама тоже была заметно расстроена, но она не знала, как помочь сыну. А Шарик беззаботно носился по залу, гоняясь за желтым теннисным мячом, заливисто тявкал, словно приглашал Артема принять участие в его игре, как они делали это раньше.

Александр Тарасов (Белгородская область)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"