На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Проза  

Версия для печати

Поездка к теще

Рассказ

Долгов всем своим нутром чувствовал: эта поездка выйдет ему боком. Он не хотел тащиться в Харьков, искал причину отказаться, но жена, верная своим привычкам и принципам, катком наезжала на него всю неделю, пилила без продыху, приводила все новые и новые аргументы в пользу этой опасной затеи.

– Мы же там две недели назад были, – сопротивлялся Долгов, – Что там за это время могло измениться?

– Мама дважды звонила, просила, сказала: время не терпит… И не забывай, что ей уже восемьдесят два.

– У твоей мамы всю жизнь проблемы! – злился Долгов, – И всегда их нужно решать срочно. А мне – хоть разбейся! Я еще от прошлой поездки не отошел, как следует, меня до сих пор кондрашка бьет.

– Бог не выдаст – свинья не съест.

Две недели назад Долгов с женой на Украине попали в переплет. Эгоизм тещи Варвары Кузьминичны был безграничен всегда, а к старости она вообще в этом смысле буквально с ума начала сходить, без конца дергала дочь и зятя своими капризами и прихотями. Чем напряженнее становилась обстановка у хохлов, чем туда опаснее было ездить, тем большей у Варвары Кузьминичны была потребность встреч со своими детьми. У Долгова иной раз складывалось впечатление, что теще только за тем их приглашает, чтобы иметь возможность лишний раз поругаться с дочерью. Зятя она одновременно и боялась и уважала: парень нервный, вспыльчивый, он за словом в карман не лез, в дипломатии искушен не был и, когда ему попадала «шлея под хвост», говорил в глаза все, что думал.

Жена тоже была далеко не ангел во плоти, от матери ей на генном уровне по наследству досталось многое, в том числе и крутой эгоизм. За четыре десятка лет совместной жизни Долгов с женой пытались дважды разводится, пытались жить порознь, но всякий раз и месяца не выдерживали друг без друга. Когда родился Гришка, сын, и сам Долгов, и  жена вроде бы немного успокоились, но потом все стало на круги своя.

– Черного кобеля – не отмоешь до бела, – укоряла жена.

– Бытие определяет сознание, – философски парировал Долгов, намекая на то, с кем приходиться ему «мучиться всю жизнь».

Гришка, пока жил с ними, зачастую выступал в качестве миротворца, да и стыдно было иной раз при нем собачится. Но Гришки давно уже нет дома: после окончания Сумского высшего артиллерийского училища он уехал продолжать службу в Хабаровский край. Там и судьбу свою нашел –  женился, двойню ему жена принесла – девочек.

Две недели назад теща достала своими просьбами и пришлось Долгову с женой бросить все, что намечали сделать за два выходных дня и ехать ублажать старуху. Как и ожидалось, никаких особенных проблем у тещи на тот момент не наблюдалось, а нужно ей было в спорах с дочерью душу отвести, или, как говорил Долгов – разрядиться.

В битвах жены и тещи победителя не было, не могло быть по определению, ибо споры их были ради споров, видимо манера совместно сосуществования их просто не могла быть иной. Все было как всегда. В очередной, тысячный, наверное,  раз жена просила Варвару Кузьминичну продать свою квартиру, перебраться к ним в Шебекино.

– Не хочешь с нами вместе жить, мы тебе однокомнатную квартиру в Шебекино купим. Ты же видишь, что у вас на Украине твориться. Может настать такой момент, что нас, россиян, вообще сюда пускать не будут, – приводила свои аргументы жена.

– А вы языками меньше ляпайте, што не следует и тогда вам никто не запретит сюда ездить, – у тещи были свои аргументы, – Если бы ваш Путин с войною на нас не шел, то ничего бы не было. Включи вон телевизор, глянь по любому каналу, што показывают: Россия идет на Украину войною.

– Мам и ты этому веришь?

Каждый стоял на своем месте, никто ничего доказать не мог.

На таможне мучались четыре с лишним часа, теряя последние остатки терпения, Долгов матерился во весь голос.

Уезжая с женой, как обычно, зашли в местный гастроном, купили две палки сухой колбасы, килограмм сала и две бутылки «Украинской горилки». Что бы там по российскому телевидению не говорили, а украинские продукты питания были гораздо вкуснее наших, хоть мясную продукцию взять, хоть молочку. Жена иной раз говорила: в Харьков поедем, там хоть нормально покушаем, да и домой кое-чего привезем.

Совсем юный таможенник, явно западенец, невысокий, сухой, черноволосый, со злыми серыми глазами долго вертел паспорт Долгова, а потом неожиданно процедил сквозь зубы:

– Москаль, сука, шпигун.. Двести долларов на капот.

Долгов растерялся:

– У меня таких денег нет. Да и за какие такие твои подвиги я их должен тебе дарить?

– Молчи, москаль, мразь!.. Иначе..

– Что иначе? Мне шестьдесят один год, а ты – сопляк...

Долгов не успел договорить: таможенник неожиданно и резко врезал ему в ухо и заорал:

– Стефан, москаль права качает!

Из-за стеклянной будки тот час показался молодой, светловолосый мужчина огромного роста.

Долгову до сих пор противно вспоминать тот момент: если бы не жена, неизвестно чем бы все закончилось. Но жена молодец, она достала из кошелька сто восемьдесят долларов, больше не было, сунула в руку верзиле и что-то сказала. Кое-как инцидент удалось погасить.

 И вот теперь жена снова посылает Долгова в логово врага. Причем сама ехать в Харьков не собирается, у нее в больнице дежурство, а с подменой договориться не удалось.

Опять Долгов злился и матерился, то есть «выпускал пар в гудок», а потом в конце концов сделал так, как просила «дрожайшая половина».

На сей раз теща не обманула. Она действительно болела, у нее была высокая температура, она тяжело дышала. В больницу ложиться категорически отказалась. Долго ругалась за то, что не приехала дочь. Никакие объяснения на дух не принимала.

Помучился с ней Долгов, натерпелся, а потом не выдержал и поговорил «как положено», после чего теща притихла и стала словно шелковая. Она даже согласилась с тем, что за нею будет ухаживать Олеся Марковна со второго этажа, которую она недолюбливала за что-то, но которая едва ли не единственная была ее ровесницей и согласилась за ней ухаживать. Не бескорыстно, конечно, за деньги. Пенсия у Олеси Марковны была мизерная – тысяча гривен в месяц и три тысячи, которые отвалил ей в горячке Долгов, была для старухи настоящим кладом.

– Если что – звоните, – сказал на прощание Долгов.

Уезжал Долгов из Харькова с пятистами рублями в кармане и без всяких продуктов и водки, не хотел на свою голову приключения искать.

Главное, чтобы не нарваться на ту смену, где дежурят два его знакомых ублюдочных хохла! Об этом он, атеист, молил святую Богородицу всю дорогу. И ему везло. Везло до самого Волчанска.

Сразу за Волчанском из лесополосы на пустынную дорогу вышли двое в камуфляжах, вернее один из них был по пояс голый, и потребовали остановиться. Долгов хотел было давнуть на газ, но увидел, что у одного, полностью одетого, на плече висел «калашников». Пришлось тормозить.

Хохлы были пьяны – полуголый вообще еле держался на ногах. Был он невысок, худ и без конца матерился. Долгов сразу определил, что лет ему двадцать, не больше.

Другой – выше и крупнее телом был острижен наголо, с длинными, подковкой, висячими усами, глядел исподлобья зло, говорил отрывисто.

– Быстро вылез из машины, москаль! – скомандовал он, направляя дуло автомата на Долгова.

– Да какой же я москаль, ежели у меня теща в Харькове живет, – попробовал отделаться шуткой Долгов.

Однако этот номер у него не прошел.

– Не гавкай! – бритоголовый повысил голос и больно ткнул Долгова автоматом в грудь.

Долгов промолчал.

– Щас мы тебя, москаль, на костре жарить будем, – пьяно ухмыльнулся полуголый, подошел к Долгову почти вплотную и, в свою очередь, ударил своим лбом Долгова по губам.

Долгов качнулся, закрыл ладонями лицо, а потом начал плеваться кровью.

– Хватит сопли распускать, открывай багажник!

Бритоголовый вновь ткнул дулом автомата Долгова, но теперь в спину.

У Долгова бандитам нечем было поживиться и это сбесило их еще больше.

Ударом приклада автомата бритоголовый свалил Долгова с ног, и они вдвоем начали тузить его ногами. Согнувшись в три погибели, обхватив голову руками, Долгов не имел возможности сопротивляться и покорно ждал своей участи.

Топтали его, однако, недолго, быстро выбились из сил, видно из-за того, что были сильно выпивши.

Коротко посовещавшись, они отогнали машину Долгова вглубь лесополосы, а потом и его самого при помощи ударов и матов загнали туда.

Долгова понимал: если не случится чуда – ему отсюда не выбраться. Пощады у подонков просить бесполезно, они явно получают удовольствие оттого, что жертва бессильна и полностью зависит от них. Откупиться от них нечем, разве что машину им свою предложить, но они ее наверняка и так заберут без всяких предложений.

На месте, куда загнали бандиты Долгова, он, прежде всего, обратил внимание на старый, зеленого цвета мотоцикл «Урал» с коляской, на два огромных полупустых рюкзака, вскрытые банки из-под рыбных консервов, несколько кусков грубо и крупно порезанной колбасы и хлеба, по которым ползали мухи, и которые лежали прямо на брошенной на траву куртке цвета хаки. Куртка наверняка принадлежала голому по пояс мелкому гаденышу.

– Щас мы тебя жарить, москаль, будем, – вновь повторил «мелкий» и указал на большую кучу сухих веток, что находилась метрах в десяти от них. Потом он поднял с земли сухой, довольно толстый ореховый прут, заостренный с одного конца и резко ткнул им в плечо Долгову. Боль была адской, Долгов вскрикнул и упал на землю. Он мог и не падать, но ему хотелось потянуть время, пожить еще хоть чуть – чуть и он рухнул на землю и начал корчится и стонать.

В это время где-то за лесополосой на дороге послышался дальний гул мотора автомобиля. Долгов притих, начал прислушиваться.

– Пойди, глянь кто там, – скомандовал бритоголовый, – Бинокль возьми.

Мелкий ушел, но почти тут же вернулся и доложил:

– Москаль, номера белгородские.

– Сколько их в машине?

– Не разглядел, но, по-моему, двое, мужик и баба.

– Стереги этого, – бритоголовый пнул ногой Долгова, – а я схожу сам разберусь… Автомат возьми!

Мелкий бросил на землю ореховый прут и сдернул висевший на сучке клена автомат.

Долгов почти перестал дышать, прислушивался. Молчал и мелкий. Он присел на корточки рядом с Долговым, повернулся к нему спиной, автомат держал между колен. Тишина была такой, что слышно было даже, как зудел комар, который, в конце концов, сел на шею мелкому. Мелкий шлепнул ладонью себя по шее, тихо выругался и что-то начал искать на траве рядом с собой. Долгов до конца своих дней будет удивляться своей смелости. Он и раньше не считал себя трусом, но и героического в себе, честно признаться, ощущал мало. Но в тот момент... Он схватил прут, вскочил, и вонзил острую деревяшку в шею мелкому, тот вскрикнул, повернулся лицом к Долгову и Долгов второй раз вонзил в него острие, но теперь в горло.

Видно, Долгов попал мелкому в сонную артерию, иначе, почему так сильно хлынула кровь и мелкий больше не издал ни звука?

Ошарашенный своим поступком и, вообще, всем происходящим с ним, Долгов поднял с земли автомат, передернул затвор  и спрятался в ближайших от дороги кустах.

Машины он не увидел, видимо, владельцы ее не стали останавливаться, а сочли благоразумным дать деру. Бритоголовый стоял на обочине и смотрел в сторону российской границы.

Долгов сидел в своем укрытии, пытался  унять дыхание, руки его дрожали. Ему можно было стрелять в спину бритоголовому, но он не мог решиться. Не мог и все!

Бритоголовый сам подвел Долгова на крайнюю меру: он повернулся лицом к лесополосе и пошел прямо на Долгова. Автомат висел у него на плече.

Долгов сделал одиночный выстрел, который щелкнул сухо, словно переломившаяся ветка, бритоголовый остановился, дернулся и стал медленно оседать на землю.

Выждав несколько секунд, Долгов подошел к нему. Куртка на груди бритоголового была пропитана кровью, и он не подавал признаков жизни.

В лесополосе было душно и тихо. Даже было слышно, как шелестела прошлогодняя листва под ногами. Долгов, стараясь ступать осторожно, пошел к мелкому, положил автомат ему на грудь, а потом двинулся к своей машине. Ключ на его счастье торчал в замке зажигания. Долгов начал было заводить двигатель, как увидел в дальних кустах чьи-то босые ноги. Сначала он подумал, что ему это показалось. Но нет, не показалось, то были чьи- то ноги. Долгов решился взглянуть. И потом пожалел о своем решении: он увидел мужской труп, который уже начинал вздуваться от жары. Сдерживая тошноту, стараясь не дышать, Долгов быстро пошел к машине.

Прежде чем выехать из лесополосы на дорогу, он сначала убедился, что там нет ни единой души и только тогда дал по газам.

Перед таможней он остановился на обочине, достал из бардачка авто бутылку минералки, умылся, промыл и заклеил пластырем рану на плече. К счастью, она оказалась не очень глубокой, хотя болела сильно. 

Александр Тарасов


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"