На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Проза  

Версия для печати

Банные дни на Индигирке

Рассказ

В молодые годы Фомичевы успели обстроиться и на пенсии жили безбедно. Усадьба у них богатая. Надумай хозяева кинуть Индигирку и уехать на материк, – не скоро и покупатель дома сыщется.

Фомичев двор с улицы не обозреваем, загорожен дровяником и островерхим гаражом из листового железа. В холода там зимует «Москвич», в летние месяцы загаженный куриным пометом.

Сам Фомичев на «Москвиче» не ездит – возраст. Но молодится, еще румяный, с лукавыми глазами и сальными на баб, и золотого нательного крестика на цепочке от людей не скрывает. Медвежеват видом, носит джинсы шестидесятого размера и любит выпить.
Тетка Валя намного моложе своего Фомичева и на голову выше его. Когда Митькины рубахи полощатся на ветру, то кажутся распашонками рядом с ее халатами. На «Москвиче» по райцентру разъезжает она и собирает пищевые отходы для свиней. В пятиэтажках обходит подъезды рано утром. За эти походы люди окрестили ее «наказанием господним». Окрестили за полчища мух, которые не видны при движении «Москвича», но возникают сразу же, как двигатель глушится и открывается багажник. В дождливую погоду мухи, сопровождающие Фомичиху, из подъездов не возвращаются, проникают в квартиры…

Райцентр на Индигирке не велик. И все-то здесь про всех известно. Свиней на продажу люди выращивали, не в таких количествах, как Фомичевы. Сало и мясо на их дворе доброе и недорого – когда другие на рынке драли за обрезки и оскребыши семь шкур с покупателя.

По сорока годов в поселке мало кто живал, и потому тетку Валю знали такой, какая она есть сейчас. В «Москвиче», просевшем под пудами ее тела, крикливую матершинницу в замызганном халате и в сопровождении мух. Поговаривали, что сколотила Фомичиха на свиньях капитал неприличный для простого даже смертного северянина – потому и звали ее за глаза «миллионершей».

Дед Митька свиней вообще не касался и дохода с них не имел. Ел мяса вволю – и то ладно. Его производством была баня, что стояла в глубине подворья, готовил он и много веников. Русской березы на Крайнем Севере нет – растет кустарником. Но рядом с Усть-Нерой – за Аэропортом – напротив Пионерского лагеря березы росли и самые настоящие. Там Митька и заготавливал веники для своей бани.

Осенью соседи Фомичевых засобирались на материк. Дом уже продали старательской золотодобывающей артели под общежитие, распродалась и вся мебель. Один сервант все дожидался покупателя. Тетка Валя Фомичиха решила этот сервант сторговать.

А сервант ореховый – взор тянул. Не побит, не поцарапан, в зеркалах. Держи там хрусталь… все это имелось у Фомичихи в избытке, два своих серванта в разных комнатах посудой дорогой забиты. Хотелось бабе третий сервант на кухню.

Стоял этот продаваемый сервант в пустом и гулком доме будто удивленный диковинный зверь среди узлов с барахлом, накрытых сиреневой скатеркой. Ключики латунные в выдвижных ящичках, как золотые, поблескивают.

Бабы торговались. Фомичевские мухи по стеклам серванта ползали, на зеркалах крап оставляли, обживались…

– КрасавЕц... – Оглаживала блескучие ореховые поверхности Фомичиха. Но денег жалела. Раздвигала – задвигала массивные стекла:

– Кыш! – шпыняла незлобиво мух.

Дед Митька маялся у кухонного стола и косился на недавние закуски, особенно раздражал малосольный огурец.

– Брать – так што пустое молоть?! – окоротил Митька бабий пыл.

Попробовали приподнять сервант. Такое дело оказалось непосильным. Нужны были крепкие молодые руки. Дед Митька прикинул, что топится баня, и мужики для такой работы вечерком найдутся. Поэтому порешил:

– Нехай стоит…

На баню к Фомичевым народ тянулся самотеком. В райцентре баня не работала: пришла в негодность несущая конструкция. За последнюю пятилетку отстроили райком, видом похожий на раскрытый том «Капитала». Новый узел связи, вторая очередь больницы закончена, новая типография. Райцентр хорошел, строилась и новая баня.

Хоть и бедовал народ без мытья в частном секторе, мыться все же люди мылись. Летом обходились времянками при теплицах, на автобазе сауна с бассейном исправно посещалась избранными. В холода же на всю округу топилась баня только у Фомичевых. Поэтому с октября, покуда снега еще нет и пыльно, а времянку не вытопишь, шел народ группками и в одиночку в «Лунный городок» за Пивзаводом, далее лес до реки Индигирки, откуда на поселок и нависала луна. Поэтому и прозвали эту часть поселка – «Лунным городком».

Дед Митька припасал веников за сотню.

Был не скупой и этим пользовались. Тетка же Валя разорялась:

– Бизнес можно делать на бане! А ты, холуй старый, собираешь всякое ****во, да ешшо и спины им паришь нашими же вениками. В городах, вон, за веник – какие деньги люди платят. А здесь – Север!

– Цыть ты, – отбрехивался Фомичев. – Комбикорм твоим свиньям тоже не с неба сыпется. Так что молчи, дура.

– Ага, дура, – свирепела тетка Валя. – Прынцесса твоего Брыткова, как моется? Так ей двух бочек не хватает! И чо там мыть?! Чо мыть – из бани по три часа не выгонишь!

Брытков командовал Индигирским СМУ. Баню эту они с Фомичевым выстроили, пока дед Митька прорабом там работал. Тетка Валя – Брыткова побаивалась. Не лаялась и с его женой, но за глаза материла последними словами. Она всех материла. Фомичиха любила слова похлеще дедовых веников. И была по этой части большим специалистом.

Любил дед Митька баню. Не для народа держал, для себя. Веники в тазу не варил в кипятке, держал их в летней воде пару часов, потом кипятком над каменкой проливал. Пухом после этого веники дышали!

Рукавиц и шапку Фомичев не признавал. До шестидесяти пяти дожил – ни одного седого волоса с головы не сронил. Зубы крепкие и в золотых коронках. А баню зимой деду Митьке с каждым годом вытопить становилось все труднее. Зимние морозы все за минус пятьдесят. За неделю здание остывает, хоть и из бруса, и глиной с навозом наружная сторона заштукатурена. Но и это полбеды. Основная трудность зимой – вода. Ее требовалось на выходные не менее двух тонн – десять двухсотлитровых бочек! И этого еще бывает, не хватает: у деда Митька – пол райцентра в друзьях, вторая половина – в родственниках. У тетки Вали – армия баб подруг. У всех семьи, дети, внуки.

Поэтому в пятницу, еще при звездах, местная водовозка заезжает во двор Фомичевых и по шлангу через оконце в помещение бочки наполняются. За работу водовоз получает деньги и шмат добрый сала. Не отказывается и от стакана самогона.

В бане две печки: в раздевалке – пригрубок, и топка из сварной бочки в парилку пятится, за перегородку. Груда речных валунов навалена на бочку. Сутки надо натопить и раздевалку и прогреть парилку до нормальности. Вторая половина от входа в центре – свинарник. И это деду Митьке не в тягость. В банные дни вода из мойки вытекает по трубе в канаву под стеной и намерзает наледью. И весь четверг дед Митька кайлит лед из этой канавы и возит его в ванне волоком на огород. Самая же колгота, когда на улице к шестидесяти поджимает, а от тумана света белого не видно. Не отдолбить лед – не помоешься, стока нет под полом.

Съедала баня много дров и угля. Поэтому после завоза воды, дед Митька до обеда кочегарил топку парилки и топил пригрубок в раздевалке. После обеда бане давалась воля, к часам семи вечера можно было уже и греться на полке, пить водку в раздевалке и вести беседы. Так оно и шло-повторялось из года в год.

– Не баня, а растрата сплошная! – орала в такие дни Фомичиха и, чтобы слышали соседи, открывала на кухне форточку: слышно до центра поселка становилось!

Но деду такие разговоры побоку. С углем и дровами помогал за счет предприятия Брытков. Тетка Валя знала это хорошо, отапливался круглосуточно и свинарник, и жилой дом. Ей ли жаловаться…

Первым мылся и парился Брытков. Это и правильно, и правило для остальных. К его приходу дед Митька выбивал половики в раздевалке, ползал и чистил палас от рассыпанного комбикорма. Крыл старуху матом за неряшливость и спихивал в стиральную машину с глаз долой всю срамотищу. Брытков не терпел запущенности в бане и деду Митьке от него иногда доставалось.

– Развел тут скотник – весь поселок моется! Того и гляди, что подцепишь тут у тебя…

Брытков знал, что кроме него к Фомичевым ездит париться ненавистный ему директор подсобного хозяйства Благинин. Обещал Фомичевым бычка, комбикормом снабжает. Мирился Брытков с этим фактом, так как парился Благинин с женой последними, уже глубокой ночью.

После ухода Брыткова из бани, Митька выметал из тесной парилки листву от веников, ошпаривал кипятком полки, мыл от пота лавки. К приезду Благинина баня выглядела отмытой и чистой, горячей до истомы в костях уже и в раздевалке.

Брытков последние годы не пил и баню, поэтому долго не держал. С приездом Благинина начинался концерт. Дед Митька пластал сало, вареное мясо, все это обкладывалось маринованными помидорами из своей теплицы, солеными огурчиками. Хлебозавод через дорогу и хлеб в доме Фомичевых держали всегда свежий. Тетка Валя провожала деда и в спину ему кричала:

– Мотри, не выжрите там всю…мне беленькой оставьте. Да про телочку напомни, чтобы с первым отелом в апреле не забыл…

Тетка Валя порой загуливала пуще деда. Тот даже прятал от нее самогон, сам переставал пить. Тетка Валя допивалась до того, что можно было ее увидеть бегущую по поселку в комбинации и босой.

Клиенты на баню у тетки Вали проще – несли слабый разлив, бражку. В магазинах любой водки – хоть залейся. Старожилы Индигирки упрямо держались своих традиций, гнали брагу и крепкий первач. Пили свое и на свои. Бомжей на Севере, не водилось и не плодилось. Годы скрепляли дружбой людей настолько, что иной раз казалась сестра или брат, приехавшие с материка в гости – чужее соседки. Тетка Валя водочкой не гребовала, поэтому всегда требовала оставить ей «беленькой».

И только за полночь наступал бабий черед. Теперь уже сборы закуски точь-в-точь повторялись теткой Валей. Красная лицом от злобы и бражки, свирепая на Благинина за затяжку с баней, она орала так, чтобы Благинин слышал, когда шел из бани через двор в дом:

– Ты про телочку ему напомнил? – деду Митьке становилось – хоть беги. – Мясо наше жрет, огурчики, баню ему вытопи – пусть расплачивается!..

– Не ори! – покрывал ее голос своим матом дед Митька. – Дасть, раз обещал.

– Ага, он тебе дасть, да еще поддасть! Мы что, ему обязаны…до часу ночи, барин, баню держит. Мои бабы заждались…

И в доме поднималась такая словесная беда, что даже дед Митька торопел:

– Да будет те лаяться. Не сейчас же за телочкой идти…

– Все они…– продолжала, не снижая обороты, она.

 «Всех их» тетка Валя поминала матом не случайно. За эти годы много перепарилось народа начальствующего в бане у Фомичевых. Все чего-то да обещали. Один Брытков слову оставался, верен и помогал за счет СМУ. В парной не единожды решались вопросы районного масштаба. Дед Митька был не болтлив, что и знал, внятно сформулировать бы не смог – не владел молчун речью. Двор всем обеспечен. Телефон поставлен на случай «гона»: звякнут – баб, каких хочешь, доставят в баню. Топил дед Митька баню и на заказ. Осенью, когда рабочий люд с госдобычи золота валил в отпуска на материк. В прошлом году, в это же время, бабка в Донецке у сына была, старатели трех девок привели. Дед Митька дружил с народом. Вытопил среди недели и для старателей с бабами баню. И пошел хоровод в доме!

– А ты, дедушко, богатый Буратино! Займи зелененькую соточку. – третью девицу старатели деду подарили. Сами перепились, хоть с самих и штаны снимай. А девки молодые, охочие.

– Займи зелененькую… – да займи ей. Каждой дед Митька не поскупился – «занял». Такой он, дед сто лет, оказался в глазах молодух. Это тетка Валя не знала, молодая зазноба у Митьки постоянная имелась. Кто? Не выдавал и Брыткову.

Вернувшись от соседей без серванта, дед Митька продолжил возню с подготовкой бани к вечернему помыву. Тетка Валя тем временем завела «Москвич» и обозлила гоночным ревом дырявого глушителя всех окрестных собак.

Знакомый треск глушителя покатился к пятиэтажкам в центре. Оттуда переместился к столовой. Там затих.

Дед Митька осматривал водопровод. В теплое время года воду он не заготовлял в бочки местной водовозкой, протягивал трубы к пивзаводу. Октябрь ночами зябкий часто. За ночь вода в трубах взялась корочкой. И сейчас, солнечным утром, в затишке ограды, трубы мокро оттаивали. В баню по этой причине вода не поступала пока. Дед Митька прошелся вдоль трубопровода с железным прутом, простучал нутро труб. Вода зашипела, пошла в бочку в мойке. Бочка для нагрева горячей воды рядом с топкой. Возле дна вварено колено – вход и выход: само колено уведено в топку и тоже обварено на входе труб к колосникам. Вода циркулирует и греется быстро. Решил после заливки воды разобрать водопровод: время, октябрь начался.

Дед Митька выпустил из свинарника в огород на картофельную ботву свиней. Отходил поленом за непослушание кабана. Взялся чистить загоны, отставил вилы, прошелся по куриным кладям и собрал в глубокую миску редкие для осени яйца. В дом нести поленился, в предбаннике на стол поставил.

Крупный кот тигриной масти неотступно таскался до сего момента за хозяином. Деда всякая живность любила. Тетка Валя терпела только свиней и куриц. Кота ненавидела. Поэтому в доме кот не жил, а обитал в бане и при свинарнике. Кормил его дед Митька. Брал с собой в лес, когда ездил на моторной лодке, за вениками к Пионерлагерю. Кот рысью по сучьям прыгал. Дома коту от тетки Вали доставалось. Кот любил сырые яйца, таскал их из кладей и был за это не раз бит. И сейчас, проскользнув в предбанник, кот нагло смахнул миску лапой.

Дед Митька услышал грохот миски и треск скорлупы. Кот испугался и рванул у него между ног – и чуть под вилы не угодил!

– Вву-у-тт, зараза, теперича чисть палас…

Яиц дед Митька не пожалел. Подосадовал – работы прибавилось. Стал сгребать веником на совок битые яйца. Потом долго и тщательно мыл горячей водой зеленый палас. От паласа остро запахло самогонкой, которую он гнал здесь на прошлой неделе.

Двор Фомичева милиция обходила. Участковый мылся с друзьями, пил самогон даром. Самогонка в поселке дорогая и в цене. Водка пять раз дороже. Поэтому спрос на первач. У деда клиентов хоть избавляйся от них выборочно.

Услышал из закутка, как тетка Валя подъехала на «Москвиче», пошел к ней за калитку помочь занести бачки с пищевыми отходами. Про кота и яйца брякнул.

– Я этого кота скоро повешу вместе с тобой! – еще не выбравшись из машины, заявила тетка Валя.

И не успели они поругаться, как завидели бегущую через дорогу соседку, у которой собрались купить сервант.

– Чой-то с тобой? – потеряла Фомичиха интерес к деду. – Вид такой, будто ограбили тя…

– Ой, и не говори, Валя, миленькая, Уж и не знаю на кого думати? И кроме вас в дом посля никто не входил…

– Што стряслось? – оперся на угольную лопату рядом дед.

– Та шо? Та шо? Вы ушли утром и кошелек пропал! Кинулась в магазин – нигде нет! А он на столе лежал.

– Та разве ж мы такие люди? – оторопел дед Митька.

– А какие вы? – оговорилась соседка.

И пошла, и поехала собирать все до кучи за последние двадцать лет! И про уголь из СМУ, и про телочку, и о комбикорме не забыла. Наконец, дедов первач припомнила.

– На столе лежал! – настаивала соседка. – Фомичев еще там носом крутил. Видела…

Фомичевы от такой наглой прыти дара речи на время оба лишились. Деньги, должно быть, пропали большие – шутка ли, дом продала.

– Чо-чо? Я…носом крутил?! – такой лютости деда боялась даже тетка Валя, хотя и поколачивала она его пьяненького. – Я…я? Вынюхивал? А тебе серванту захотелось? Мало тебе двух сервантов – третий подавай?! – и заприплясывал, затопал ногами в бешенстве. При военных действиях с теткой Валей у Фомичева излюбленное оружие – утюг! Но сейчас, за оградой, утюга нет, а в руках широкая совковая угольная лопата. Со всего маху дед Митька залепил этой лопатой по толстому заду тетку Валю:

– Серванту тебе захотелось?! – заорал на всю улицу.

И Фомичиха – квох-квох-квох!!! – подпрянув от боли удара лопатой по ягодницам, пустилась бегемотом рысью следом за соседкой.

– Я те покажу…носом крутил… – отшвырнул на кучу с углем лопату, махнул рукой на торчащие из багажника бачки с отходами для свиней. Одному ему не справиться. Подался дочищать загоны. Досталось опять кабану, теперь уже для порядка. И кот тигровой масти доволен. В отсутствие деда за оградой, вылизал все скорлупки до суха от желтка и белка.

Бабы в два голоса ревели в доме соседки и искали уже без всякой надежды пропавший кошелек. Дед Митька, ровно бы ничего не стряслось, протопал через прихожую к серванту, случайно откинул край скатерки с узла. Ридикюль лежал на узлах.

– Не ентот?..

Бабы замерли.

– А уж миленький ты мой, а уж хороший ты мой! – поднесла к губам и поцеловала ридикюль соседка. – Вот уж дура, так дура! Ждала вас, сунула и забыла!

– Скоко хоть там у тебя? – лукавил дед Митька, спрашивая. Тетка Валя улыбалась, отгородила собой окно и золотые ключики в ящиках серванта заблистали в лучах солнца.

– А вот же они, миленькие, все на месте – пять десяточек! – вынула она хрустящие новые червонцы из ридикюля.

– Пять десяточек? – не поверил дед Митька в абсурдность наговора на него. – И это я – крутил носом?!

Искрилась в лучах солнца пыль, сверкал глянцем ореховый сервант с зеркалами и стеклами. В доме на такой час и мухи не случилось в свидетели!

Дед Митька быстро сунул в карман джинсов руку; вывернул мятую полсотенную. Повертел ее перед бабами, ехидно поцеловал деньги, собрал слюну и смачно харкнул в зеркало серванта. Пришлепал на плевок полсотенную, убедился, что прочно прилипла.

– Вот те компенсация! – Обозлил он тетку Валю, торговавшую эти пятьдесят рублей уступки при покупке серванта…

 

Кобель во дворе у Фомичевых перестал гавкать и прислушался к ругани хозяев, идущих и орущих от соседки в свой двор.

По улице упруго, пробуя молодые силы, прогулялся беспечно ветер. Порывом поднял с помоек и закружил в воздухе всякий мусор. Посередине улицы образовался серый конус маленького смерча, заплясал юлой, застучал песком в стекла домов. При следующем порыве ветра этот маленький смерч оторвался от подметенной дороги. Взмыв выше крыш, смерч рассыпался в прах: предвестник пурги и холодов! В это время в Усть-Нере на дивной реке Индигирке и зарождается долгая и жгучая морозами якутская зима. 

Валерий Шелегов (Канск)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"