На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Проза  

Версия для печати

Крик

Рассказ

Алёшу разбудил петух. Голосистый! Он, наверно, специально подбирается под окна и будит хозяина, делает своё дело. Хотя окна ещё задёрнуты небольшими светлыми шторками, комната залита светом. Он врывается в дом вместе с петушиным криком. Прямо над Алёшей, на выбеленном потолке, распустился цветок люстры, рядом с ним несколько тёмных пятен – это младшие ягодами из рогатки стреляли (никак не закрасится). У дальней стенки – книжный шкаф, доставшийся от родителей. Плечом к плечу с ним новый, этот он сделал своими руками, для одежды. И оригинальные полки, об устройстве которых думал ночами, тоже сам. А на кухне все шкафчики, «горку» для посуды, стол и табуреты… Никогда бы не поверил, что будет делать что-то своими руками.

Алёша повернулся на кровати и посмотрел на место рядом с собой. Солнышко, как он называл супругу, уже встала – корову доит. На подушке остался отпечаток головы. Алёша скинул одеяло и ловко повернулся на кровати, угадав спиной на место любимой. Он полежал немного. Кажется, простыня ещё сохранила её тепло, а, может, так и было. Алёша встал, натянул спортивки и пошёл на кухню. Аня только подоила, поставила подойник на стол и собиралась процеживать молоко. В синем рабочем халате и белой косынке, она прижалась к подойнику и обхватила его руками, думала о чём-то. Алёша тихонько взял её сзади за плечи, обнял.

– Солнышко моё, доброе утро!

– Доброе утро!

От Ани тепло. Он прижался к ней плотнее, прижался своей щекой к её щеке. Лица его касались золотые завитки, выбравшиеся из-под косынки. Аня, наверно, специально прячет волосы под косынку, иначе ослепит всех. В детстве Рыжей дразнили, а она, видишь, какая? – золотоволосая. Как тут солнышком не назвать?

– Солнышко моё, – повторил Алёша, положил свои большие ладони поверх Аниных. (Всегда так делал, любил.) Потом опустил ладони на подойник. Он тоже тёплый, от молока.

– Ну ладно, иди буди молодежь, скажи, к бабушке поедем. – Она легонько толкнула его локтем. – Иди, иди давай!

Алёша напоследок ещё раз крепко обнял Аню. В детской свет какой-то нежный. Дочка уже проснулась, но не совсем. Она удивлённо хлопает глазами на отца.

– Проснулась, Люба, молодец! Вставай, сегодня к бабушке поедем.

Оба сына ещё спят, развалившись на одной кровати. Погодки. Рядом с кроватью стоят два игрушечных грузовика-самосвала и автокран.

– Богатый у нас с вами, ребята, колёсный парк. – Погладил сыновей, скинул одеяло. Повременил, пока проснутся. – Эй, шофера-водители, подъём!

Никого звука в ответ.

– Шофера-водители, так работать будете, пожалуй, уволят.

Опять молчок, правда, подглядывают, слегка приоткрыв глаза, – ждут, что будет. Алёша хотел в этот раз применить щекотанье-пробужденье, но передумал.

– Сегодня к бабушке поедем! Кто первый до умывальника!

Один за другим вскочили. Бегом! с звонким топотом о пол босых ног, с криками на весь дом. С ними хорошо – один другому не уступит.

Летом умывальник установлен на улице. Босоногие, в светлых пижамах, ребята дожидались отца. День приветствовал солнцем, полным-полно света; правда, холодит с утра.

Умывальника два: один на высоком столбике – для взрослых, второй на низком – для детей. Ребята хотят умыться из взрослого, хотят, чтоб отец взял их на руки и, может быть… подкинул раз-другой в небо.

– Ну-ка, – Алёша решил, поднять младшего, но заметил, что старший насупился… Подхватил обоих! Каждому по руке!

Малыши долго умывались-плескались, опять же с криками, забрызгали отца. Случайно Алёша заметил дочь. Худенькая, она стаяла и терпеливо ждала. Может быть, тоже хочется поскорей, может быть, даже вперёд хочется, девочка. Но ждёт и не плачет. На два года старше братьев. Алёша подмигнул Любе, и ему показалось – она поняла, что её считают взрослой, что она теперь помощница, что на неё надеются.

Алёша опустил сыновей на землю. Легонько подтолкнул в спины, словно погладил.

– Ромка, Санька! Бегом к матери молоко пить!

Взял дочь на руки, тоже поднял к умывальнику для взрослых.

– А ты одна будешь, Любушка, – царицей!..

Вдруг во второй раз запел петух. Это где-то у соседей. Но не понятно где – туман вокруг. Туман такой густой, что не видно столбика с умывальником, не видно дочери на руках, не видно и самих рук!

Алёша проснулся. На его прикроватной тумбочке надрывается мобильник: кукарекает, мычит, блеет, лает. Удивительно, что в таком маленьком устройстве помещается целый скотный двор.

Потолок оклеен плиткой. С потолка свисает хрустальная люстра, напоминающая сталактиты. На стенах широкие обои. Дорогие, зато на много лет хватит. Мягкий уголок, журнальный столик, высокий, до самого потолка, комод, модное трюмо с огромными зеркалами. Из-за плотной шторы на окне выглядывает батарея центрального отопления. На стене электронные часы с зелёными цифрами – время вставать.

– Олег! сколько можно, выключи ты свой будильник!

– Чего!?

– Извини. Сон приснился. – Рита села на кровати и поставила ноги на прохладный ламинат. Нашла на своей тумбочке сигареты, зажигалку. Закурила. Раньше она не позволяла себе этого в спальне, потолок берегла. Но последний аборт, ей сказали, она не сможет иметь детей. Алёша тогда напился и разбил новую машину.

В соседней комнате, услышав, что люди проснулись, скулил и скрёбся пудель, купленный меньше года назад. На ночь его не пускали в спальню. 

Сергей Мурашев


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"