На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Проза  

Версия для печати

Начать всё сначала

Рассказ

Стёпушке было два с половиной года. Он жил со своей бабушкой Оксаной и дядей Володей. Маму он помнил смутно. Она уехала, когда он ещё не умел ходить. Бабушка была всё время рядом, заботилась о нём, вкусно кормила, улыбалась ему, ласково называла «мой пушочек». Постепенно он стал считать её мамой.

Он слышал, как бабушка говорила, что его родная мама живёт с тремя старшими сыновьями и дочкой в какой-то Иордании. Что такое Иордания Стёпушка не понимал, но понимал, что далеко.

А с дядей Володей их связывало другое чувство, скупое на внешние проявления, без нежных слов и поцелуев, но не менее сильное, чем с мамой-бабушкой.

Стёпушке нравилось, когда взрослые давали ему задания. Он старательно выполнял их просьбы: относил на стол тарелочку, передавал дедушке кусок хлеба, приносил бабушке с кухни веник, а потом довольный выслушивал благодарность за помощь и похвалу: какой умный, хороший мальчик.

Но Стёпа не умел и не хотел разговаривать. Ему говорили:

– Скажи «дом», скажи «на», «дай».

 Он радостно отвечал:

– Бу-ля-гас

Язык абракадабры он освоил в совершенстве. Он умел говорить только одно слово – «мама», и ему этого вполне хватало.

Мама-бабушка, Оксана – статная хохлушка пятидесяти пяти лет, однако больше сорока ей никто не давал. Восемь лет назад она встретила Володю, высокого, крепкого, моложавого украинского мужика, и всем сердцем полюбила его, так, как любят только в юности. Они выглядели почти ровесниками, хотя Володя был на двенадцать лет старше. Ей казалось, что с тех пор он совсем не изменился, и её чувства к нему нисколько не ослабели

И Володя, и Оксана не считали нужным регистрировать брак в загсе, так как полностью доверяли друг другу. Им и так хорошо

Они купили дом с участком в двадцать соток недалеко от станицы Луганская. Покупка обошлась недорого, потому что дом был старый, а участок – необработанный. Все свои силы они направили на создание семейного гнезда. Они не щадили себя, практически не отдыхали, работали, когда здоровье позволяло и когда следовало бы подлечиться, полежать в постели. В результате, старый дом превратился в благоустроенный особняк, а заброшенный участок – в плодоносящий сад и огород, дающий обильный урожай.

 Оксана готовила и убирала. Володя занимался строительством, автомобилем, который они недавно приобрели. В большом хозяйстве ему постоянно приходилось что-то ремонтировать. Оба работали в саду и в огороде. Свободного времени у них не оставалось.

У Володи не было своих детей, и когда дочь Оксаны, уезжая за границу, не смогла забрать малыша с собой, он сказал:

 – Вырастим и воспитаем.

Стёпушка стал их общим ребёнком, и жизни без него они уже не представляли.

 

А потом пришла война. Новое правительство Украины решило расправиться с жителями юго-восточной части страны за то, что они говорили по-русски, хотели смотреть и слушать российское телевидение и радио, хотели, чтобы их дети учились в русских школах, относились дружески к России.

На юго-восток Украины была направлена украинская армия с артиллерией, танками и другой бронетехникой, На защиту своей земли встали добровольцы – ополченцы. Но такого вооружения, как у регулярной армии, у них не было. Даже авиация, в том числе бомбардировщики, были посланы для расправы с ними. Бомбардировщики сбрасывали бомбы не только на военные объекты, но и на детские сады, школы, больницы, жилые дома. Началось планомерное уничтожение юго-востока Украины. Сначала разгромили небольшие городки и сёла, потом подступили к крупным городам – Донецку и Луганску. Сотни мирных жителей были убиты и ранены. Кто мог и имел хоть какую-то возможность, уезжали.

Володя и Оксана с ребёнком прятались от налётов в погребе. Иногда там приходилось ночевать. Они понимали, что от прямого попадания бомбы или снаряда тяжёлой артиллерии, погреб не защитит. Оксана обнимала малыша, чтобы ему было не так страшно, объясняла, что взрослые просто играют в плохую игру. Вторым словом, которое Стёпушка научился говорить, было слово «бах».

Бомба попала в дом соседей, и соседи погибли. На месте их дома остались одни руины. У Володи с Оксаной на участке упал забор, из окон вылетели стёкла, а в комнатах было всё разбито и сломано. Тогда они приняли решение ехать в Россию. Они сами, наверное, остались бы, но нужно спасать Стёпушку.

Очередь из машин на пропускном пограничном пункте «Изварино» растянулась на много километров. Володя больше суток не спал, потому что машину, как в пробке, приходилось время от времени двигать вперёд. Стёпушка дремал на заднем сиденье. Когда он просыпался, Оксана шла с ним вперёд по обочине дороги и объясняла:

– Машины бывают разных марок. Вот эта бежевая машина – «Волга», этот серебристо-белый автомобиль – «Фольксваген», а тот, синий, – «Жигули».

Стёпушка внимательно слушал и отвечал:

– Ти-ля-бу.

Утром наступила их очередь переезжать через границу. Они вышли из машины. Оксана держала Стёпушку на руках.

 Пограничник, взглянув на Володю, сказал:

– Мужчинам, моложе шестидесяти лет, выезд запрещён.

– Мне шестьдесят семь. – Володя протянул пограничнику свой паспорт.

Паспорт мужчины у пограничника никаких сомнений не вызвал. Сходство с фотографией бесспорное. Документы женщины тоже в порядке. А вот на ребёнка документов нет. Однако, документов не было у многих. Ясно, что если женщина не мать ребёнку, то близкая родственница. Но кем им приходится этот мужчина? Штампа о браке у них в паспортах нет. Не прикрывается ли этот здоровяк женщиной с ребёнком, чтобы покинуть страну.

Пограничник, указывая на Володю, обратился прямо к ребёнку:

– Как зовут этого дядю?

Оксана в ужасе стала объяснять, что это её гражданский муж, а ребёнок, их внук, ещё маленький, не умеет разговаривать, у него задержка речи.

И вдруг малыш, протягивая руки к Володе, произнёс:

– Деда Вова!

И их пропустили.

 

Они отъехали от границы километров тридцать и остановились. Теперь они в безопасности, и Стёпушке никто и ничто не угрожает. У них ничего не осталось. Они потеряли родину, но возможно обретут новую. А имущество – дело наживное. Просто надо начать всё сначала.

Виктория Лысенко


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"