На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Проза  

Версия для печати

Русский мальчик Ваня

Рассказ

Я увидел его, когда он бежал по широкой асфальтированной дорожке, ведущей к Богословскому храму. Ему было примерно полтора года. Может быть, чуть больше. У него были светлые, с небольшой желтизной волосы, смышленые бирюзовые глаза, слегка курносый нос, пухлые губы; одет он был в легкую, с короткими рукавами летнюю рубашку василькового цвета и сиреневые штанишки, едва достигавшие колен.

Мальчик бежал, чуть наклонив туловище вперед, и казалось, что вот-вот упадет, однако это впечатление было обманчивым – он и не думал падать. Его родители – молодой, высокий, весьма крепкого сложения мужчина и стройная загорелая женщина с длинными, падающими на плечи каштановыми волосами – наблюдали за его бегом совершенно спокойно, нет, не так, они смотрели на своего сынишку с нескрываемой любовью, даже с восторгом,  радуясь его естественному свободному бегу. Они направлялись к выходу из монастыря, а мальчик бежал в противоположную сторону.

– Ваню-ю-у-ша-а, – напевно произнесла женщина. – Мы уходим.

Она остановилась на месте, поправляя волосы и наблюдая за сыном. Тот, конечно, прекрасно слышал свою маму, однако и не думал останавливаться. Он добежал до Богословского храма и повернул направо; пробежал еще немножко и остановился около крылечка, которое вело в храм. Ступеньки были высокие, но это нисколько не смутило малыша – он довольно быстро поднялся на крылечко, становясь на ступени сначала коленками, а потом ступнями ног и помогая себе руками. Он подошел к двери, погладил ее, прижался к ней щекой (нагретая за день солнцем, она была теплой), прошелся по крылечку туда и обратно. Мальчик хотел войти внутрь, но дверь была заперта – он не догадывался, что вход в храм находится в другом месте, за углом.

– Сможешь сам спуститься? – спросил сына мужчина. – Смотри, поосторожнее.

Мальчик стал спускаться с крылечка задним ходом, поворачивая голову и смотря, много ли ступенек еще осталось. Он спустился вполне благополучно, папа лишь наблюдал за действиями сына, которые были весьма грамотными.

– Молодчина! – похвалил он малыша. – А теперь беги сюда, нам пора уходить.

Мальчик, словно не слыша его, побежал дальше вдоль храма, с асфальтированной дорожки свернул на зеленый, коротко остриженный газон, пробежался по нему, постоял под липой, обежал вокруг цветущего куста шиповника и, миновав газон, снова оказался на асфальте.

– Ваню-ю-у-ша-а! Ваню-ю-ушенька-а-а! Сыно-о-о-ч-е-ек! – раздался напевный голос мамы. – Хочешь попить святой водички? Скорей сюда! – Она показала малышу бутылочку с водой.

Однако у мальчика была совсем другая забота: он побежал к шатровой колокольне, нижний этаж которой занимал храм Святителя Николая, Мирликийского чудотворца. Здесь тоже было крылечко, но небольшое, всего в два ступени. Малыш преодолел их без труда. Он сел на крылечко, поставив ноги на ступеньку.

– Будешь ждать, когда откроется храм? – спросил папа, подойдя к сыну. – Он откроется только завтра. Пошли.

Малыш спустился с крылечка. Его внимание привлек колокол, который стоял на невысоком возвышении, – он давно отслужил свой срок и теперь выполнял роль музейного экспоната. Мальчик подбежал к нему, потрогал пальцами вязь церковнославянских букв, бегущих вокруг нижней части колокола, обошел вокруг, как будто читая длинную надпись, а затем попытался взобраться на возвышение, но это было выше его сил. Поняв это, он вернулся на дорожку.

– Ну а теперь, сынок, поедем домой, – сказал папа. – Мама уже заждалась нас.

В подтверждение этих слов раздался напевный голос:

– Ванечка-а-а! Дорогу-уш-а-а! Поспеши-и-и!

Малыш побежал по дорожке, но не утерпел и снова свернул на зеленый газон.

Я с интересом наблюдал за его действиями. Он был мне очень и очень симпатичен.

– Почаще привозите его в монастырь, – сказал я, обращаясь к мужчине. – Ему тут нравится.

– Вижу, – кивнул мужчина.

– Славный парень растет, – продолжал я. – Мой внук всего на год старше, такой же бедовый.

Между тем мальчик направил свой путь к другому храму, который находился по ту сторону просторного газона.

– Он у вас по духовной части пойдет, – сказал я. – Может быть, станет священником. А может, и архиереем. Настоящих священников у нас не хватает, а настоящих архиереев – тем более. Один Господь знает, кем он станет. Возможно, Он уже определил ему стать патриархом, у которого будет пламенная вера, несгибаемая воля и могучее желание – спасти Россию. То есть вторым Ермогеном.

Мужчина улыбнулся. Он об этом еще не думал.

– Посмотрим, – сказал он.

Женщина шла назад, ища глазами своего сына, который в этот момент скрылся за кустами шиповника.

– Ваню-ю-ушечка-а-а! Ласточка моя, где ты-ы? Нам пора домой!

Мальчик подошел к краю газона. Спуск на асфальт был для него высоковат, и он думал, как ему поступить. Наконец он решился и ступил вниз. И наверняка упал бы и сильно ушибся, а, может, и нос расквасил бы, но в этот момент сильная папина рука подхватила его.

– Пострел-ты-пострел! – любовно сказал мужчина. – Мал, а уже какие шаги делаешь!

Он взял его на руки и направился к выходу из монастыря. Малыш с высоты папиного роста смотрел то на один храм, то на другой, как будто выбирая лучший из них для своего будущего служения.

Я помахал ему рукой:

– До свиданья!

Он помахал мне в ответ.

2010

Николай Кокухин


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"