На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Проза  

Версия для печати

Жаворонки

Рассказ

Из детства памятно: 22 марта наступает особый праздник. Имя ему «Сороки» или «Жаворонки». Ещё его называли «птичьим днём». В истории этого дня множество фактов переплелось, языческие поверья с христианской традицией. Считалось, что именно в этот срок прилетают из тёплых стран сорок птиц, и первыми из них появляются жаворонки. День с ночью равняются, а затем приходит настоящая весна.

Это потом уже, будучи совсем взрослым, я нашёл, что слово «сороки» не имеет к птицам никакого отношения. 22 марта Православная Церковь поминает сорок погибших от римлян воинов-христиан, которые не отреклись от своей веры, несмотря на мучения. Души их превратились в жаворонков, которые появляются по весне в родных краях.

А ещё этот день помнится особой хлебной стряпнёй, которая так и звалась – жаворонки. И чем дальше катится жизнь, тем всё явственней и зримей жаворонковое утро в нашем уютном деревенском доме…

 

…Только бы не проспать, только бы не проспать – приказывал я себе и уговаривал себя накануне, а утром расклеивал ресницы только тогда, когда нос щекотал вкусный запах.

– А что, бабунь, уже всё готово?

– Дрыхни больше. Не маленький лежебокой жить. Ты что вчера шептал, а что вышло?

– И жаворонки уже испеклись? И крестики готовы?

– Если тебя дожидаться, ни один праздник не настанет. Давай поднимайся, только тебя и ждём.

Верка с полотенцем пристаёт:

– Если по тебе равняться, весны нам точно не видать.

Она сбрасывает с меня одеяло, и я мчусь к рукомойнику. Бабушка в холодную воду подлила кипяченой, и вот уже руки мои готовы к празднику.

– Ну, начинай.

Жаворонки, жавороночки!

Прилетите к нам,

Принесите нам лето тёплое!

Нам зима надоела,

Весь хлеб у нас поела.

Каждый раз перед жаворонками мы учим с бабушкой эту закличку, а за лето-зиму слова забываются. Да не столько забываются, сколько мне лишний разочек хочется услышать бабушкину веснянку. Она редко поёт, а мне хочется, чтобы часто. Она поёт только по настроению, по особому настроению, вот перед жаворонками всегда.

– Ты чего же так редко поёшь? – пристаю я к ней.

– Господь голосом обидел, а перед таким праздником не захочется, да заголосится. Весна же на дворе.

А праздник-то и взаправду нарядный – первый весенний. За окошком ещё снега не меряно, а всё равно он уже не зимний – по краям сугроба, что на солнечной послеобеденной стороне, развешены грибатки. Похожие Верка вяжет крючком из ниток разноцветных и пришивает их к домотканым полотенцам. Загляденье получается.

Вроде бы и нет в них ничего особенного, а всё равно от сугробов весной веет. Редкие такие, сосулистые получаются кружева. В руки возьмёшь – колючие, холоднющие, но радостные, улыбчивые.

Таким полотенцем на столе поднос прикрыт, а под ним жмутся друг к другу, лезут в горку жаворонки и крестики. Их бабушка стряпает из обыдённого теста.

– Это как же из обыдённого?

– А обыдёнкой замешивается, – сеет через сито пшеничную муку бабушка. – Без дрожжей, без молока, на воде. В воду муки добавлю, соли туда, сахара, замесим вот сейчас, и будут у нас жаворонки.

Только один раз я подглядел, как бабушка из пресного теста сначала верёвки плетет, а потом каждую верёвочку накручивает на большой и указательный пальцы и конец сдобной веревочки пропускает через образовавшееся колечко. Нажмёт на бока – крылья получаются. А хвостик из теста вдруг под бабушкиными руками в уютную птичью головку превращается, а ещё с клювом, с глазками. Ну, точно жаворонок, хотя вблизи я ни разу не видел этой птички-невелички. Вот как она поёт, знаю. Заливисто, без перерыва, откуда-то с небес льётся на землю звонкая, радостная песенка, а запрокинешь голову, нашаришь глазами чуть заметную точечку и догадываешься: это и есть жаворонок.

Бабушка мне много раз говорила, что в этот праздник сорок птичек домой с теплых краев возвращаются. Целых сорок, и ни одной не видно, ни одной не слышно, кроме этого звонкого махонького комочка.

– Я сегодня первым не буду брать крестик, вы меня всегда обманываете, и мне всегда попадается крестик с денежкой, – запротивился я в это утро впервые. – Ты вот иди, бабуня.

Вместе с жаворонками бабушка печет ещё и крестики, обязательно с секретом – то копеечку вовнутрь спрячет, то нитку, то ржаное зёрнышко. И уж как все боялись, если вдруг кому попадётся крестик с щепочкой. Копеечка – к богатству. Колечко – к замужеству. Нитка – к неурожайному году, а ржаное зёрнышко – к полному амбару муки. А вот щепочка к смерти.

Каждый раз, как только к столу подходила бабушка, я закрывал глаза и просил: «Господи, только не щепочка. Господи, помоги».

В этот раз я так и стоял с закрытыми глазами, пока не раздался дружный хохот.

– Ну, Верка, опередила я тебя, – смеялась бабушка и доставала из крестика кольцо. – Вот на старостях замуж соберусь, у Поленьки что ли Тараса отбить – не иначе, другой-то ровни мне нет.

А Верке зёрнышко досталось.

– Не печалься, с хлебом будем, только вот работы побольше, а так ничего.

На подносе всё еще грудились жаворонки и крестики, и был среди них самый румяный.

– Эх, вы, а всё про меня – розиня, а как же вы этот не заметили, – выбирал я самый крайний и поджаристый крестик. Он аж светился в лучах солнца, что заглядывало в боковое окошко. – Ты гляди-ка, с денежкой.

Копеечку зажал в ладошку и потянулся за жаворонком.

– Нет, ты уж скажи, как у Капровых будешь весну славить.

Я высоко над головой поднял жаворонка и звонко запел:

Мороз-Красный нос,

Вот тебе хлеб и овёс,

А теперь убирайся подобру-поздорову.

– Что ни говорите, а как хорошо, что зима проходит. Сегодня даже день с ночью в догонялки играет.

– Кто победит, бабунь?

– Аль не знаешь – конечно же, день. Вон как солнышко сегодня светит, по-мартовскому, аж глаза слепятся. 

Я достаю заранее приготовленную палку с острым наконечником, приделываю на него жаворонка, и нога уже за дверью.

– К Капровым?

– К Катеньке! – кубырем из дома и прямо в весну, в солнце.

Жаворонки, прилетите!

Студёну зиму прогоните!

Тёплу весну принесите!

Зима нам надоела,

Весь хлеб у нас поела! – несутся ребячьи голоса со всех улиц.

Катенька Капрова уже стоит на крыльце и кричит:

– Тебе с чем крестик попался?

– С денежкой!

– И мне тоже. Вот же богатеями станем!

Так хотелось в этот светлый и вкусный праздник, когда день перебарывает ночь, а весна побеждает лютую зиму, верить в правдивость Катенькиных слов.

Не случилось: богатства не нажили, а вот дружбу сохранили, чему несказанно рады.

Иван Чуркин


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"