На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

Великая смута

Из новой книги

ИИСУС  ХРИСТОС

 

…У дервиша спросили:

– Почему Иисус Христос – Всемогущий Богочеловек – взошел покорно на Крест?..

 

Дервиш перекрестился и сказал:

– Иисус Христос взошёл на Крест и необъятно раскинул Руки Свои…

Чтобы с Высоты Небес с любовью обнять Всё Заблудшее Страждущее  Человечество!..

 

ВЕЛИКАЯ СМУТА

 

Великая Смута Россию смертельным туманом объяла…

Незримы дороги…

И даже тропа не видна…

 

Звезда Вифлеема в бездонный колодезь упала…

И нет ни ладьи, ни бадьи,

Чтоб Её зачерпнуть и вернуть в Небеса…

 

Ай, тьма! Мгла! Сон! Бред! Удушье! Бездушье!.. Беда!..

 

Но!..

 

Теплется!.. Плещется Свечечка Двухтысячелетняя

Свежеалая

В Перстах Незаживших Вселенских

Полевого Святого Скитальца Христа!..

И Малый Огонь разгоняет сжигает Великий Туман…

 

Русь!..

Свечечка Вечная Яроалая

В Перстах Вечнокровотекучих Христа!..

 

ДАНТЕ АЛИГЬЕРИ

 

Мы бредем по Руси

Где бурьян… пьянь… цыганская рвань…

И библейская злоба…

И два ока за око…

 

Где свирепо голодная мышь затаилась в пустом элеваторе

Где коза сирота одинокая

Блеет в пустынном курятнике

 

Где деревни упавшие кривобокие

Заколоченные гвоздями голгофскими

Шепчут устами беззубых последних

Cердобольных блаженных старушек-крестьянок

У открытых осевших мшистых окошек с геранями:

 

…Богородица!.. Последняя наша Надежда!.. Матушка!..

Заживо забери подними нас в Небесное Царствие…

Здесь, в аду, мы уже побывали…

Замаялись… Замучились… Заскучали…

 

…И Она сошествует с Неба

И седых легких от голода святых бабушек

В необъятный неслыханный океанский Свой Омофор

Как в лукошко белоснежные подберезовики и боровички

Собирает

И в Небеса воздымает…

 

…О, Богоматерь!..

Ты так всех сирот на земле упасаешь

С Того Дня

Как на Крест вознеслось

На Глазах Твоих

Твоё Богочадо….

 

Но!..

Мы бредем по Руси

Где блудливые деньголюбивые многопианые вавилонские города

Затонули в набегах…

В нашествиях пыльных хищных победно-пахучих иноверцев,

Иноплеменников…

 

…Ах… О, Боже!...

Что ж будет-то с нами…

С рабами-то божьими, в церковной ограде,

Как овцы в кошаре,

Распято смиренными…

Православными…

 

Ах!.. Всяка власть ли от Бога…

Как наши лепечут оплывшие, аки старые свечи,

Священники – батюшки…

Словно дьявол победно не ходит, не колобродит,

Не восседает победно на тронах…

 

А где ж Меч Христа?..

А где же Голгофа?..

И Крест?..

 

Или!.. Или!.. Лама савахвани!..

Вы где же?..

Где же?..

 

Но!..

Мы бредем по Руси

Вместе с Данте Алигьери…

 

...Эх!.. Знаток Ада!.. Окрест погляди!..

На сторонушку – нищенку

Ободранную обобранную до худого плетня, до гнилого крыльца,

До истаявшей в тайном чулке похоронной копейки…

 

Эх! Путник Ада!.. Взгляни

На бескрайнюю Тайную Вечерю

Двенадцати пьяных иуд!..

Тут Содом и Базар!..

Все и всё и всех продают!..

Тут лежачего до смерти бьют!..

И Христа предают!..

И подбитую Русь продают!..

 

Дант!.. Гляди!..

На Россию бездонно! Безутешно! Безнадежно!

Безмятежно! Покорно кромешную!..

 

…Дант, аки гриф, с опаской взирая, вбирая, впуская

В орлиные очи Равнину бесхлебную,

Шепчет:

- Русский брат!

Русский ад –

Моего средневекового ада –

Страшнее…

 

ЗАНАВЕСКА В РОДНОМ ДОМЕ…

 

Я вернулся на Родину седовласым пустынником –

А ушел кипучим курчавым вселенским юнцом…

 

Я уснул в позабытом глиняном приречном родном домике

Пронзительно упоительно сладком…

 

И всю ночь кто-то тихими перстами,

Как стрекозьими трепетливыми крылами,

Гладил, лелеял моё древнее солончаковое лицо…

 

И мне снилось,

Что я звёздный летающий мальчик,

И меня ласкает неземными перстами

Моя молодая лунная матушка –

И мы летим в небесах

Средь алмазных Плеяд полыхающих…

 

…Я проснулся…

А это - старая застиранная жемчужная занавеска

От ветра духмяного майского

Меня нежно неутоленно касается…

Утешает… Колышется…

Словно живая, стесняется, мается…

 

Ах!.. Ужель это всё,

Что от детства веселого - полного ветра весеннего

Осталось…

Одна животрепещущая живолепещущая занавеска

Линялая, захудалая…

А родная… родная… родная…

 

Ах, что-то мне в позабытом домике

Сладко плачется… вспоминается… не умирается... не утихается…

Что-то от слез позабытых

Глаза мои высохшие плывут… орошаются…

 

И Христос

Вечный Странник на белом осляти

В сиреневом раннем плывущем окошке туманном –

Мне по-отечески улыбается…

 

...Никогда я не видел отцовской улыбки –

Ведь отца моего расстреляли,

Когда я был млечным дитятей

У ранних, младых, начинающих

А уж уже вдовьих сосков

Моей матушки…

 

...А тут – в окошке –

Я увидел Улыбку Христа

И узнал в Ней – улыбку отца…

 

Иисус Христос – Отец всем сиротам,

А Богородица – Мать!..

Воистину!.. Да!.. да!.. да!..

 

…И Христос шепчет:

Сыне… Сынок… Радуйся, что рыдаешь…

Блаженны плачущие,

Ибо утешатся…

 

…И я утешаюсь…

Радостный…

 

И занавеска веселая –

От майского ветра –

Волнуется… радуется… плещется…

 

Утешается…

Умиротворяется…

 

ПЛАЧ ЮРОДИВОГО

 

Я устал кричать из немого Колодезя –

Необъятная Русь умерщвляет всяк Крик!..

 

Я устал бродить в забурьяненном древлерусском поле,

Где давно уж не слышен победный клич,

А лишь вопли и стоны погони…

 

Где ни ржи, ни избы, ни воды, ни козы,

А погосты одне – за горизонты, за окоёмы –

Лишь на свежих бескрайних кладбищах

Нынче теплится русская жизнь…

 

Да бушуют мятутся да до звезд доходят

Беспробудные беспутные, неугомонные,

Как татаро-монгольские конницы,

Ковыли, ковыли, ковыли…

 

Где ж Ты, Бог?..

Где ж Воскресший Спаситель, Хранитель,

Усопших Целитель

На белоснежной Ослице?..

У бескрайней Постели – равнины

Смертельно умученной бесами

Неповинно покорной, Руси?..

 

О Господь!

Ты же поднимал оживлял безнадежно мертвых..

Что ж доселе Болезную Умученную – не исцелил?..

 

О, прости муравью!..

Но!..

Иначе зачем Ты воскрес,

О Господь мой?..

 

А иначе зачем воскресают Боги?..

Иль для Неба?..

Иль не для Земли?..

 

КЛИКУША

 

Русь!..

Немой… необъятный… бездонный Колодезь…

А Народ вопиет на Дне…

 

Но кто Его слышит в колодезной тьме?..

Но где Его юроды и Пророки?..

 

Окрест, как бурьян,

Подлецы… палачи... и мздоимцы

Одне…

 

ЛЖЕМЕСССИЯ И ЮРОДИВЫЙ

 

…Воистину!

Ты не Иисус!..

Хотя выдаешь себя за Мессию…

Хотя окружен оцеплен объят

Двенадцатью Апостолами…

 

…А как ты, юрод, учуял, узнал?..

 

…А тебя окружают не двенадцать Апостолов

А двенадцать телохранителей…

А двенадцать иуд…

И они тебя не предают,

Ибо ты тайно с ними…

Ибо ты - тринадцатый иуда,

А не Мессия

В обманутой поголовно погромно

России…

 

Дервиш сказал:

- Когда я думаю о правителях Руси – что-то мне мнится эта притча…

 

РУССКИЙ ПИАНИЦА НА БАЗАРЕ КАПИТАЛИЗМА…

НА ТОРЖИЩЕ-СКОПИЩЕ-КАПИЩЕ НИЩИХ…

 

…Ты нищ... бос... гол… пьян…

Мой русский брат…

Ты – двуногий бурьян!..

 

Ты что продаешь на Базаре Капитализма?..

На торжище-скопище-гноище-капище нищих?..

 

Что нищий продает на Базаре Нищих?..

 

…Он плачет… Как сирота привокзальный…

 

…А Русь нынче стала Вокзалом Народов обманутых…

 

Он голову рваную клонит бессильно…

Он шепчет губами голодными синими –

Уж не земными…

 

…Я продаю тысячелетнюю Матушку…

Русь Святую… Расею... Россию…

Россию… Россию…

Тут – все на Базаре капитализма – торгуют Россией…

 

..О, брат!..

Иль не видишь, что Русь объял бес,

Словно тать!.. Словно тля!..

 

И где же твой Тысячелетний Верозащитный Меч?..

Иль притупился?.. Забылся?..

 

…Я Меч свой пропил в лопухах…

И там же пропил и забыл Божий Храм…

И избу… и семью... и кафтан-сарафан

И Христа…

И Россию…

 

И вдруг тишина, словно молния, опустилась,

На скопище толпище капище червище нищих…

На адов Базар Капитализма…

 

Всадник задумчивый пыльный далёкий

Небоокий

Является…

Сошествует что ли с небес

На поседевшей –

От Двух Кочевых Тысячелетий Ослице…

 

Но!

В Руках Его Меч – Кладенец полыхает…

И торжище капище скопище нищих

От Пламени

От Пожара Меча разбегается… рассыпается…

 

И падает… рушится в пыль

Ослепленный пианица…

 

Но Всадник на белой ослице

К нему приближается… опускается…

Сходит… сошествует…

С неба что ль ниспадает…

 

И улыбается…

…Вставай, брат, родной…

Как и все на земле –

Мои братья…

 

Из пыли…

Из тлена…

Гряди…

Восставай…

Подымайся…

 

Я Меч твой утерянный в лопухах,

Возвращаю…

 

Благословляю…

 

ДЕКАБРЬ...

 

Послезавтра - декабрь...

Наметёт много снега...

Заструится завьётся забьётся дымок -

В позабытой безлюдной бездымной бездомной сиротской деревне

Где осталось нас двое -

Я да кошка Лукерья...

Где живём мы вдвоём

Деревенским житьём -

Вместе с кошкой Лукерьей...

 

Будем ночь напролёт

Ждать гостей забубенных -

Может табор цыганский по пьянке нахлынет нагрянет надменно

Да хрипя задурит загундосит хмельно сладострастно блаженно

Да гитары в сердцах и в слезах разорвёт... разобьёт… раздерёт…

Может тройка гусарская из каких-то далёких веков

Залетит... зазвенит... задымит... запоёт... загрустит... и уйдёт...

Очумелая... одурелая... оголтелая... вечнопьяная Гостья из Царства Небесного –

Даже в райских садах –

Так и не протрезвевшая…

 

... Ах, что делать на нынешней скучно-тошной Руси

Захмелевшим от пены коням и курчавым от хмеля гусарам бессмертным...

 

Иль машина заблудшая забьётся забуксует взахлёб да замрёт

На дороге бездонно разбитой неверной как жены военные

В никуда как вся Русь устремленной…

 

Но!.. Никто... никогда... никуда... ни на чём

Не примчится... не доползёт... не придёт

По дорогам... по тропам – до Звёзд заметенным...

 

И тогда!..

Выпью я за декабрь-лютовей первач-самогон

А закуску-колбаску проглотит Лукерья...

 

И тогда

Выпью я за начало зимы - яблочный самогон

А закуску-сырок лукаво похитит Лукерья...

 

И тогда

Выпью я за декабрь-лютовей   горлодёр - самогон

А закуску - растреплет подружка Лукерья...

 

И пойдём мы бродить поутру

По Руси по Святой

Белоснежной безвинной аки Невеста...

 

Оставляя на нежном пустынном всечистшем ягнячьем пуховом хрупком первоснегу

Два следа

Два живучих певучих следа -

След кошачий...

И след человечий...

 

О Господь!..

На Руси нынче - люто лукавая власть сатаны -

Загуляла!.. Забредила!.. Многоблудная!.. Многокровавая!..

 

О Господь!.

Мы с Лукерьей бредём по Святой по Руси

Или на бескрайнем болоте-погосте скитаемся...

В безымянную глину аки народ наш безгласый смиренный

Рыдая и всхлипывая

Без следа... претворяемся... возвращаемся…

 

Ой ли?..

Ай ли?..

О Господь!.

Лишь бы Русь как следы на снегу

Не истаяла...

Не исхитилась...

Не измаялась…

 

Блаже!..

 

А пока

Мы бредём по Руси вековечной

Оставляя на первом прозрачном снегу

Два веселых

Два теплых следа…

След кошачий…

И след человечий…

 

ЖИЗНЬ ЧЕЛОВЕКА

 

Дервиш сказал:

– Жизнь человека – это Тайная Вечеря, Гефсиманский Сад и Голгофа…

 

Молодость – это Тайная Вечеря…

Зрелость – Гефсиманский Сад…

Старость – Голгофа…

 

…О, Человече!.. Не страшись!..

Не майся!..

 

Грядет Святое Воскресенье!..

Грядет!

 

Неподалече…

 

ЛЕТОПИСЬ РУССКОГО БЕЗВРЕМЕНЬЯ

 

                               …Я вернулся в свой город, знакомый до слёз…

                               …Мне на шею кидается век-волкодав…

                                                                     О. Мандельштам

 

…Я вернулся на Родину…

Я по ней тосковал горевал уповал долго-долго…

Я вернулся – а тут безнадёжье…

 

Рвань цыганская…жалкая знобкая… пьянь…

Одичалое бездорожье…

 

И!.. Бездомье… сиротство… безмолвье… безбожье…

Одинокий жалкующий слёзный дымок под забытой избою…

Кто там? Кто там ещё не добрел до погоста…

 

И!.. Дома престарелых в огне…

И!.. Чада малые соблазн’енные как котята неутопл’енные

Ходят бродят скитаются по равнодушно кишащим вокзалам… градам…

 

Скоро! Скоро сюда добредет с Апокалипсисом Апостол Огня Иоанн…

 

И!.. Бурьян до звезды…до луны…

И!.. Раболепье…и похоти - вместо любви…

И покорство немое до гроба…

Инородцев пришельцев

Немытые хищные пешие душные орды

И пиры подлецов средь чумы

 

И глумленье гульба на могилах святых

Оголтелых кипучих иуд

И их жен вавилонских ликующий блуд

 

И восстанье сынов на отцов

И погосты кладбища новорожденные

Колышатся до горизонтов

И дале и боле…

О Боже!..

 

Лишь березка живая трепещет дрожит

На осеннем холме

Как невестушка беглая древнерусская

Непорочная

Да и та - одинокая…тайно подрубленная…

Подкошенная…обречённая…

О Боже!

 

А в кремлях… в домах власти –

Всё те же!..

Всё то же!..

Сплошное! Немое Болото… болото… болото…

О Боже!

 

О, русский уснувший тысячелетний мой Брат!..

Русь – Болото стоячее?..

Иль Всетекучая Волга?..

Русь – Болото иль Волга?..

 

Слава Богу, что жить мне

Осталось недолго…

 

Но!..

Оглядись!..

Окрест Времена Двенадцати Пенных Победных Иуд!..

Все и всех предают!..

Продают!..

 

Что ж ты сетуешь

На близкую смерть…

На сладкий исход?..

Разве Царство Небесное не вольготнее ада земного?

 

Но!.. Но!.. Но!..

О Боже!..

 

А все ж неохота

Выть и мыкаться волком двуногим

И сгинуть бесследно безвольно

В безвременье бредовом …

В бездонном болоте… болоте…

О Боже!

 Да что-то неможется…

Что-то душа не стреножится…

Не смирится блаженно…

Не упокоится…

 

А окрест – тьма… тоска…

В поле – ни огонька…

Ни козы… ни коровы…

В деревнях – безмолвно распятый… покошенный…

Божьих старушек народец заброшенный…

Но!.. Ждет Хозяйку Руси

Богородицу Странницу

Чтоб Она забрала их

В Небесное Царствие

И!..

 

И Она приходит

Сошествует

И забирает!..

О Боже!..

 

А тут…

Тут все те же…

Всё то же…

 

О Боже!..

Доколе?..

Доколе Голгофа?..

 

…Русь!.. Родная моя!..

Дщерь Святая Христа!..

 

Зачем Дщери Голгофа?..

Январь 2016

Тимур Зульфикаров


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"