На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

Грустный час заката...

Из новых стихотворений

Стена

 

Скорее болен, чем здоров,

И сам себе не господин,

Бреду по стыку двух миров,

Как все, но всё-таки один.

 

Всё ниже солнце бытия,

И жизнь прошедшая моя,

Которой место – за спиной,

Стеной встаёт передо мной.

 

К какому, знать бы рубежу,

Сквозь эту стену подхожу?

 

Снова

 

Снова в грустный час заката

Сердце бьётся виновато,

Снова совесть душу гложет,

Снова день неверно прожит.

 

Снова скрипнула калитка –

Это вновь соседка Ритка...

Надо все-таки решить:

Может быть, вся жизнь – попытка

День как следует прожить.

 

* * *

«Ночь. Улица. Фонарь. Аптека».

Не четверть века, – век мелькнул.

Не изменил он человека,

Лишь  ближе к бездне подтолкнул.

Всё это так, но это – проза.

А что с Поэзией? В бокале

С вином стоит все та же роза,

Вот только лепестки опали,

Да стебель высох, словно мумия,

По мировым законам зла.

А степень общего безумия

Растет вовсю, как и росла...

 

* * *

Россия! Матушка! Держава!

Прошу ответь, не хмурь бровей:

Зачем ты столько нарожала

Неблагодарных сыновей?

 

Всегда в народе есть народец,

Который, – правду говорю,–

Исподтишка плюет в колодец

И ненавидит мать свою.

 

Но все итожит  воля Божья:

Как ни была бы тьма густа,

Мы все сойдемся у подножья

Животворящего Креста.

 

Сон

 

Пахнет клевером и тмином,

Время вяжет узелки.

Детвора на поле минном

Собирает васильки.

 

Мне не крикнуть, ни рвануться,

Про себя взмолился: «Бог!

Дай до взрыва мне проснуться!»

И проснулся... Бог помог.

 

У Новогодней ёлки

 

Что за мистика, за бредни?

В яркой ёлочной игрушке

Я от пяток до макушки

Отражаюсь пятилетним.

 

Вижу я как перед ёлкой

Скачет мальчик с рыжей чёлкой.

Я за голову хватаюсь,

На которой нет волос.

Я за ум свой опасаюсь,

Успокоиться пытаюсь...

Слава Богу, удалось.

 

* * *

Из жизни вынес я урок.

Он вызывает горький смех:

Из всех предложенных дорог

Безлюдная надёжней всех.

 

* * *

Зла не желая никому,

В обратном не уверен всё же.

И вот, наверно, потому

Душа всечасно на стороже.

 

Она не может улыбаться

И вовсе разучилась петь...

Хотя в подробности вдаваться

Не стоит. Надо потерпеть.

 

Одиночество

 

Скоро сорок. Это – срок.

Так не даром говорится.

Рок, как правило, жесток:

Нет ни нищего, ни принца.

 

Ощущая близость дна,

Но смириться не желая,

Говорит она: «Я злая,

Потому, что я одна.

 

В монастырь? Не хватит духа,

Хоть и плоть, как груз гнетёт.

Ну, конечно, не старуха,

Только время-то идёт».

 

Ничего в миру большом

Не осталось ей,  похоже,

Кроме танцев нагишом

Перед зеркалом в прихожей...

 

Эпизод

 

Опять больничная палата

И за окном вороний грай.

На мой вопрос: «Что глубже ада?»

Кричат вороны: «Снова рай».

 

Печаль вселенская остра

И входит в грудь мою, как ножик.

В палату входит медсестра –

Хозяйка двух прелестных ножек.

 

«Больной, укольчик делать надо»,-

Звенит весёлый голосок.

А мне вопрос: «Что глубже ада?»

Стучит, стучит, стучит в висок...

 

Слабое утешение

 

Унынье – грех, как всем известно,

И потому его – долой!

Утешься, брат, всем хватит места

В котле с кипящею смолой.  

 

Нет, не кощунствую я, брат,

Ладони потирая.

Ты сам прекрасно знаешь: ад

Намного ближе рая.

 

* * *

«Наша цель – коммунизм!»

Лозунг советского времени

 

Брат и друг мой самый ближний,

Лгали нам вожди досель.

Не попасть бы в самый нижний

Адский круг – вот наша цель.

 

* * *

Река свои воды несла неспеша,

Когда я услышал: «Эх, Колька,

Потёмки – не только чужая душа,

Своя не светлей ни насколько».

 

Когда это было? Не вспомнить уже.

Но всё-таки было, однако,

Поскольку былые потёмки в душе

Успели сгуститься до мрака.

 

Но, брат мой, не слушай, не слушай меня,

Хоть я и считаюсь поэтом,

Ты верь, что другие придут времена,

Иные они назовут имена,

И души наполнятся светом.

Николай Зиновьев (Краснодарский край)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"