На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

Вечность

Из новой книги

«Всякое памятование о смерти — спасительно»

Св. Максим Исповедник.

 

Вечность

 

Траву в раю отец мой косит,

Устанет, ангела попросит

Сменить его, а за спиной

Трава опять встаёт стеной.

 

В зените солнце, не садится.

Вот ангел вновь сменил отца,

Как ослепительны их лица!

И нету этому конца…

 

Вознесенский мотив

 

Приближаюсь к печальному чуду,

Этот день, он всё ближе и ближе.

Я себя навсегда позабуду

И уже никогда не увижу.

 

Ввысь рванётся душа или в бездну,

Ощущая свободу впервые?

Её тягостный крик или песню

На земле не услышат живые?

 

Из раннего

 

Под глухое ворчание дворников,

Под веселое шарканье метл,

Вслед гусиным клинам-треугольникам

Листья тоже сорвались в полет.

 

И, сгорая в кострах круглосуточных

Средь аллей среднерусского парка,

Листья думали вовсе не шуточно:

«До чего ж в этой Африке жарко!»

 

Старая картина

 

Была написана картина

Сто сорок восемь лет назад:

В окне пузырится гардина,

Вовсю цветет вишнёвый сад,

В саду, смеясь, играют дети,

Синеют ярко небеса...

Сто сорок восемь лет... А ветер

Детей доносит голоса.

 

* * *

Той жизни давно уже нет:

Без боли, без смерти, без денег.

О ней вспоминает поэт

И вместе с поэтом священник.

 

А этот сегодняшний бред

Мы жизнью зовём не по праву,

Дурную имеет он славу,

И страшный оставит он след...

 

Экспромт

 

Так всё зыбко, невесомо,

Полупризрачно и сонно,

Что исчезнет всё вот-вот,

Или же наоборот –

Не исчезнет ничего

Под старушкою Селеной?..

У незнанья моего

Нет границ, как у Вселенной.

 

Сон

 

Он снится мне немало лет:

Убит наш инок Пересвет,

Но жив остался Челубей,

Он только стал других кровей.

Русь не зовут уже Святой,

Она у бесов под пятой…

И часто мне в лучах рассвета

Приходит мысль: “А сон ли это?” 

 

* * *

Во дни Великого Поста,

Как ни ужасно, ни обидно,

Моё предательство Христа,

Как никогда, мне очевидно.

 

Сквозная тема

 

1.

Я был в раю, и время то

До самой смерти не забуду,

Хотя в заношенном пальто

Мальчишкой я уже не буду.

 

Всем с восхищеньем говорю,

Терпя теперешние боли:

«Ребята, я ведь был в раю!

Чего ж ещё желать мне боле?»

 

2.

Ничто не вечно под луной,

Да и сама луна не вечна.

И я когда-то был иной.

И жил беспечно.

Быть может, даже как в раю, –

Не знаю толком.

И вот об этом говорю,

Не вою волком.

И солнце грело, а не жгло,

И сердце пело.

Всё это было и прошло

Но так задело,

Что до сих пор душа болит

В часы заката,

А слово грустное «когда-то»

Звездою стало и горит

В вечернем небе...

 

Стихотворение с неточной цитатой

 

Доживаю ли? Живу ли?

Завтра хуже, чем вчера.

Под окошком старый улей,

Не летит в него пчела.

 

Тлеет старая колода,

Я печаль свою ращу.

Может быть, я от народа

Оторвался и грущу?

 

Может, надо повиниться?

И пойти на разворот?

Только разве «Веселится

И ликует МОЙ народ»?

 

* * *

В концертном зале мы сидели,

Где Вечность с музыкой встречалась.

Душа то обреталась в теле,

То ненадолго отлучалась.

И в сердце музыка просилась

И открывалось сердце ей.

И всё земное уносилось

В долину грёз, в страну теней...

То музыканты в фраках чёрных

С душой творили чудеса.

О, сколько чувств не наречённых

Я испытал за два часа.

 

В осеннем саду

 

А запах роз и запах тленья

Несёт один и тот же ветер.

Не будем тратить жизнь на пренья,

Наш горизонт не так уж светел.

 

И ничего не объяснимо.

Мир не сгорает от стыда.

Бывает жизнь проходит мимо,

Но смерть, поверьте, никогда.

 

Зачем пишу я вам всё это?

Я объяснил бы, если б мог.

Тревожный мрак в душе поэта

В свет превращает только Бог.

 

Мне почему-то расхотелось

Делиться страхом и виной.

Определять паденьем зрелость,

Увы, придумано не мной...

 

Правда

 

Где-то, слышу я, рады,

Кто-то даже поёт.

Знать не надо им правды,

Она многих убьёт.

И никто не поможет,

Ни Господь, ни родня.

Наповал укокошит

Среди белого дня,

Как когда-то меня...

 

ЗОВ

 

Неширокая река,

Низкий берег травянистый,

Женский голос чистый-чистый.

 

Сквозь невзгоды, годы, долы

Он зовёт меня давно.

Думал: это – ангел, но

Вспомнил: ангелы бесполы.

 

Кто ж тогда зовёт меня?

И куда, а какое место?

До сегодняшнего дня

Неизвестно...

 

* * *

Чем порадовать душу?

Пригляделся, – а нечем.

Море лезет на сушу,

Небо давит на плечи.

 

Я бреду по аллее,

Полагаю, домой.

Всё острее и злее

Взгляд становится мой.

Я отчаянно трушу

Каждой встречи с людьми...

Не порадуешь душу,

Если нет в ней любви.

 

Жене

 

Признаюсь тебе, Ира,

Среди ночи и дня

От всех прелестей мира

Ты спасаешь меня.

 

Быть смешным не хочу я,

Но поверить изволь:

Мою душу врачуя,

Ты и враг мой, и боль.

 

* * *

Откуда это — быть поэтом?

Я всей душой своей кричу:

«Я не желаю, не хочу!»

Но кто спросил меня об этом?

 

И снова длится эта кара:

Мысль обрести не может звука.

Нет поэтического дара,

Есть поэтическая мука.

Николай Зиновьев


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"