На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

Ты меня безрассудным не числи,

И безумие мне не пророчь…

***

Убогие, ветхие кровли.

Плывущий, касаясь земли,

Печальный закат цвета крови

Расстрелянной царской семьи.

Откуда сравнение это?

Не знаю природы его.

С того оно, с этого ль света?

Оставим вопрос без ответа.

Но знайте, что в строчках поэта

Случайного нет ничего.

Россия

 

Я вижу женщину, на ней

Пылает платье на ветру.

Она бежит, бежит к пруду –

Вот образ Родины моей.

Боль передать нельзя словесно,

Кто чиркнул спичкой неизвестно,

И мысль, сводящая с ума:

«А может быть, она сама?!»

Неведенье

 

Суперлайнер по курсу летел

И в салоне: кто тихо храпел,

Кто разгадывал глупый кроссворд,

Кто-то пил понапрасну лекарство.

Ведь не ведали люди, что борт

В двух часах от Небесного Царства.

Реквием

Слова сочувственные лживы.

Не выбраться из колеи,

Ведущей в ад, когда чужие

Стоят вокруг. Одни чужие.

Чужие все. Даже свои.

***

Ты меня безрассудным не числи,

И безумие мне не пророчь,

Если поиск спасительной мысли

Занимает и день мой, и ночь.

... Ночь глядит сквозь квадратики стёкол.

Полетав со звезды на звезду,

Мысль, как на руку ловчего сокол,

Возвращается снова к Христу.

***

Накатило. Опять накатило.

Кровь пульсирует в яблоках глаз.

Богатырская страшная сила

Из душевных глубин поднялась.

Вырвал с корнем я дуб у дороги,

Ну, всей нечисти дам я раза!

Нечисть тут же мне рухнула в ноги

И...проснувшись, открыл я глаза.

А в глазах вопрос простой:

«Вещий сон или пустой?»

Народ – дитя

 

Он давно не видел пряник,

Всё то кнут ему, то - клеть.

Много терпит он от нянек.

Не пора ли повзрослеть?

Стать умней, ну хоть немного,

Чтоб понять, где друг, где плут?

Ради жизни, ради Бога.

Тщетно. Няньки не дают.

В космическом пространстве

По Земле рассветным часом

С похмела чертовски злой

Меж Венерою и Марсом

Дворник шаркает метлой.

Не дружил вчера он с мерой,

Потому такой и вид.

Между Марсом и Венерой

Перегарищем разит.

***

Между добром и злом

Всегда должна быть пропасть.

Увидел мост - на слом,

Тут неуместна робость.

Но рухнет в бездну мост

Иль сам в неё сорвусь?

Вопрос совсем не прост.

Ну, вот. Уже я мнусь.

Часок - и я готов,

Себя мне очень жалко,

Что нет таких мостов

Доказываю жарко.

Поэт

Поэт и слава. Врозь их нет.

Уж такова его природа.

Но трижды славен тот поэт,

Кто ищет славы для народа.

Но чтобы стать таким поэтом –

Рекомендаций никаких.

Лишь стих. Обыкновенный стих,

Но озаренный Божьим светом.

***

Наше время - время крови,

Дышат злобой наши дни.

Ничего не слышу, кроме

Визга жуткого: «Распни!»

Тонет в сумерках Россия,

Свет струит лишь тень Креста.

Скоро явится Мессия,

Всё расставит на места.

***

Я всеми силами храню

От века нашего отсталость,

Который губит на корню

Всё, что людского в нас осталось.

И пусть нельзя остановить

Сей век игрой на жалкой лире,

Дай, Бог, хоть разум сохранить

В безумном этом мире.

***

И в том, что зла вокруг без меры,

И что вокруг без меры тьмы,

Виновны только маловеры,

И маловеры эти - мы!

На что мы, собственно, готовы,

Коль нет сил выдержать поста?

Застанет нас вопрос Христа

Врасплох, когда Он спросит: «Кто вы?»

И мы, поднять не смея глаз,

Услышим: «Я не знаю вас».

И станем локти мы кусать,

А дальше… не хочу писать.

***

Что сердца бой, поэт, нечёток?

Что вяло тренькаешь на лире?

Увы, дизайнеры решёток

Нужней поэтов в этом мире,

Я не хочу сказать, что в гнусном,

Но мысли всё-таки о грустном.

***

«Ты — осёл!»

Из разговора.

 

Ну, что же, брат, в борьбе со злом

Сквернящим души и уста,

Готов я даже стать ослом,

Но тем, который вёз Христа.

Облака

В наш век смотреть на облака?

Мне говорят, что это –

Вернейший признак дурака,

Я ж думаю – поэта.

Во мне желанья спорить нет,

Мне вовсе безразлично

Поэт я или… не поэт.

Но облаков закатный свет!

Их очертания и цвет!

Нет, это надо видеть лично.

***

                             N-ой.

Я знаю этим встречам цену.

О чём мы станем говорить?

Да уж не мир в грехе корить,

И головами биться в стену.

И всё же я иду на встречу,

Иду, как камешек на дно.

Во мне желание одно:

Пусть я один за всё отвечу.

Николай Зиновьев,

Краснодарский край

Николай Зиновьев


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"