На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

Спешите делать добрые дела

Стихотворения

Александр Яшин***

В несметном нашем богатстве

Слова драгоценные есть:

Отечество.

Верность,

Братство.

А есть еще:

Совесть,

Честь...

 

Ах, если бы все понимали,

Что это не просто слова,

Каких бы мы бед избежали.

И это не просто слова!

1957

 

ТВОЯ РОДИНА

 

Все испытала, все превозмогла —

Года тяжелых рукопашных схваток,

И выстрелы врагов из-за угла,

И длинные хвосты у продпалаток.

 

«Великая!» — мы говорим о ней,

Даем присягу в верности сыновней

И воспеваем с пристальной любовью

Березки, речки, ширь ее полей.

 

А все ли помним

И всегда ль

о том,

Что родина была, и есть, и будет

Не только реки, горы, отчий дом,

Не просто небо и земля,

А — люди?

 

Все те, что рядом, под боком у нас,

И — далеко,

чужие нам по крови,

И все они нуждаются подчас

В тепле, в участье,

В братском добром слове.

 

С любым ты мог служить в одном полку,

Делиться на походе сигаретой,

В далекой стороне, как земляку,

Поверить душу…

Как забыть об этом?

 

И если ныне он, товарищ твой,

Твой соотечественник — пусть не близкий,

Безвестный пусть, —

в беде, в нужде какой,

Спеши ему помочь, он не чужой,

Не отмахнись служебною запиской.

 

Спеши на выручку, других зови, —

Пусть не найдется душ глухих и жестких!

Без этого к чему слова любви

О родине,

О речках,

О березках?

1956

 

 

 

СПЕШИТЕ ДЕЛАТЬ ДОБРЫЕ ДЕЛА

Мне с отчимом невесело жилось,

Все ж он меня растил —

И оттого

Порой жалею, что не довелось

Хоть чем-нибудь порадовать его.

 

Когда он слег и тихо умирал, —

Рассказывает мать, —

День ото дня

Все чаще вспоминал меня и ждал:

«Вот Шурку бы… Уж он бы спас меня!»

 

Бездомной бабушке в селе родном

Я говорил: мол, так ее люблю,

Что подрасту и сам срублю ей дом,

Дров наготовлю,

Хлеба воз куплю.

 

Мечтал о многом,

Много обещал…

В блокаде ленинградской старика

От смерти б спас,

Да на день опоздал,

И дня того не возвратят века.

 

Теперь прошел я тысячи дорог —

Купить воз хлеба, дом срубить бы мог…

Нет отчима,

И бабка умерла…

 

Спешите делать добрые дела!

1958

 

***

Прости меня, мама,

прости, что пусто в твоей избе,

а я это вовремя не заметил.

Прости, что я не заметил, что ноги твои отекли,

что пальцы на руках скрючило от работы.

 

Прости меня, поле, за неурожай, за пустоши.

Прости меня, моя родная земля,

я рожден здесь для того, чтобы видеть

и обо всем рассказать другим,

а я долго на все закрывал глаза.

 

Пока ты жива, мама, есть у меня дом родной

и Вологодчина для меня — родина.

1958

 

В ЧУЖОМ КРАЮ

 

Я вскочил, как от сна дурного,

От знобящего ветра с реки.

С кем, друзья, не бывало такого?

Сосны стонут,

А с неба ночного,

Как чужие, глядят огоньки.

 

На душе неуютно, тревожно,

Будто здесь обрывается свет:

И назад повернуть невозможно,

И вперед указателей нет.

 

Очертанья земли незнакомы…

Но внезапно, обрадовав слух,

То ли из лесу,

То ли из дому

Загорланил совсем по-родному,

По-российски,

По-свойски петух.

 

Так взревел отрешенно и зычно,

Что леса посветлели вокруг,

И уже совершенно привычным,

Чем-то очень понятным,

Брусничным,

Как из детства, повеяло вдруг.

 

Словно душу мою воскресили, —

Много ль надо ей добрых примет?

Лишь бы в срок петухи голосили —

И повсюду со мною Россия,

И нигде не кончается свет.

1959

 

 

О МОЕЙ СВЯТЫНЕ

 

Больше не могу!

Надо бежать

В северную тайгу,

В зеленую благодать, —

Просто чтобы дышать.

 

Встану чуть свет,

Выйду на холодок,

А тут ничего нет:

Ни нор,

Ни берлог,

Ни родничка у ног.

Хоть бы какой след.

 

Но стоит замереть,

Слышу:

шуршит листва,

Слышу:

сопит медведь,

Взлетают тетерева.

 

Убран урожай,

В воздухе инея звон.

Слышу собачий лай —

С трех,

с четырех сторон,

Начался гон.

 

Вся душа дрожит,

Больше не могу:

Вот он, косой, бежит,

Вон лиса на лугу…

 

Никак не пойму,

Что меня держит здесь:

Нужен кому?

Дело какое есть?

 

Может, в родном краю

Давно иная жизнь:

И птицы не так поют

И звери перевелись,

 

И люди не те,

И поля,

И красота не та…

Но это моя земля,

Моя маета и мечта,

Мои святые места!

 

Святыне не изменю –

Серенькая да своя,

Души не предам огню:

Верующий я!

1961

 

ПОРА И МНЕ

 

Журавли улетают,

Пора и мне.

Осень листья сжигает

На желтом огне.

 

Ветер рвет их и мечет,

Расстилает холсты,

На кустах, будто свечи, —

Щеглы,

Клесты.

 

Лен темнеет на стлищах,

Собрать бы успеть!

Рыба омуты ищет,

Берлогу — медведь.

 

Даже мыши-полевки

Спешат,

Гнезда вьют.

Все боятся зимовки,

Всем дорог уют.

 

И друзья мои тянут

На юг, на юг,

Ближе к теплым лиманам —

От морозов и вьюг.

 

Что ж, у всех свое.

Вижу,

Пора и мне.

Только я хочу ближе

К Печоре,

К Двине,

К родной стороне.

1964

 

ВАШИ УСПЕХИ

 

Вы знаете, что у нас за плечами!

А что у вас за плечами?

Вы пальцы сосали,

Вас в люльках качали,

Когда фашисты в дома к нам стучали

Железными сапогами.

 

В те годы рифмы своеобычные,

Не в меру лиричное слово

Воспринималось

как неприличие,

А местоимение личное —

Как посягательство на основы.

 

Теперь вы — глашатаи,

Вы новаторы,

Вниманием девочек умащенные,

А мы — эпигоны,

Мы консерваторы,

У нас и рифмы традиционные.

 

Ну что ж, приму ассонансы и лесенку,

Только бы знать, что это не суетность,

Что вы не спасуете,

Не перелицуетесь

И против своих рядовых ровесников,

Чего б ни стряслось,

Не проголосуете.

 

История делает то, что следует,

И мы ни ей, ни вам не помеха.

Но не считайте своей победою,

Только своею,

Ваши успехи.

 

СВОЕ ДОБРО

 

Кончились радости осени. Дождь.

Небо слезится,

Тучи, как дым.

Ты меня в город, домой зовешь,

Ждешь, как отходника.

С возом каким?

 

Груз мой — корзины да пестери,

Не из-за моря —

Свое добро.

Хочешь, бочонок груздей бери,

Туес брусники,

Клюквы ведро.

 

Как говорят, чем богат, тем и рад,

Что уродилось,

То и везу.

Разбогатеть не смог, виноват,

Не за границами жил — в лесу.

 

Чем занимался?

Да просто жил,

Сил набирался,

Жил и дышал.

Рад, что ничьих не вытягивал жил,

Людям на горло не наступал.

 

Не говорю, что горе прошло, —

Свыкся.

У всякого свой удел.

 

Все-таки что-то произошло:

Тучи, как дым, и дождь,

А светло.

Осенью даже лес посветлел.

1967

 

НЕ УМРУ

 

Когда я раненый лежал в пыли,

Страдая от удушливого жара,

Не отличая неба от земли,

Артиллерийских залпов от кошмара,

 

И ни стонать, ни говорить не мог, —

Тогда прямой, с пушистой желтизною,

Откуда ни возьмись, степной цветок

Виденьем детства встал передо мною.

 

Что я припомнил в этот миг?

Леса,

Деревни, в палисадниках рябину,

Под солнцем поле спелого овса

И матери натруженную спину…

 

Что я услышал?

Дробный стук колес,

Крик петуха на просмоленной крыше,

Шум светлых сосен и жужжанье ос,

Раздольный звон бубенчиков услышал.

 

Ах, родина, лесная сторона!

Как всё стократ для сердца стало мило –

Брусника в чащах,

Рек голубизна, —

Война все чувства наши обострила.

 

Просторны тесом крытые дворы,

В холмистом поле широки загоны.

Как многолюдны свадьбы и пиры,

Как сарафаны девичьи пестры,

Каким достоинством полны поклоны!

 

Моторы в сизых ельниках стучат,

Плывет над лесом рокот молотилок,

И запахи бензина не глушат

Смолистого дыхания опилок.

 

А сколько зверя, сколько птиц в бору.

И потому, что все перед глазами,

Не дрогну я в сражениях с врагами,

Земли родной не выдам: Не умру!

1943

 

ОСИНА

 

Осина ты, осина,

Проклятая лесина:

Гнилая сердцевина,

Тряпье — не древесина.

 

Дрожишь, как дунет ветер,

Краснеешь с первой стужей,

И нет на целом свете

Тебя, осина, хуже.

 

Под рельсы не положишь,

Хоромы не построишь.

Копейку, не дороже,

И в лютый холод стоишь.

 

Дрова хоть и сухие,

Да все одно плохие:

Ни пламени, ни жару,

Ни угля к самовару.

 

Но хоть один покуда

На свете есть Иуда —

Нужны под небом синим

Русские осины.

1944–1945

 

ТОЛЬКО НА РОДИНЕ

 

Да, только здесь, на Севере моем,

Такие дали и такие зори,

Дрейфующие льдины в Белом море,

Игра сполохов на небе ночном.

 

Нехожеными кажутся леса,

Бездонными — озерные затоны,

Неслыханными — птичьи голоса,

Невиданными — каменные склоны.

 

Здесь, словно в сказке, каждая тропа

Вас к роднику выводит непременно.

Здесь каждая деревня так люба,

Как будто в ней красоты всей вселенной.

 

И, уж конечно, нет нигде людей

Такой души, и прямоты, и силы,

И девушек таких вот, строгих, милых,

Как здесь в лесах,

На родине моей.

 

Но если б вырос я в другом краю,

То все неповторимое,

Как чудо,

Переместилось, верно бы, отсюда

В тот край, другой –

На родину мою.

1953

 

***

Я родился в тринадцатом году.

Нет, не в избе и даже не в постели,

А на гумне, в углу, на холоду,

Но в золоченой был крещен купели.

 

Мы жили впроголодь, в чаду, в грязи,

Лучиной прокопченные, в коросте.

Но иногда отец домой с погоста

Нам в позолоте пряники возил.

 

Жизнь — беспросветная нужда,

Все где-то понемножку золотилось.

Мать приучила верить в Божью милость,

Отец твердил, что горе — не беда.

1948

Александр ЯШИН


 
Ссылки по теме:
 

  • Обреченный на подвиг. Александр ЯШИН, поэт с особым даром слова
  • Александр Яковлевич Яшин

  •  
    Поиск Искомое.ru

    Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"