На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

Никогда я не был сиротой

Из неизданной книги

Лесосека

Метель запуталась в лесу

Гривой своих волос…

С замерзшей каплей на усу

Покряхтывал мороз.

А мы, детдомовский народ,

С сопливыми носами

Таскали пилы взад-вперед,

Чтоб зиму быть с дровами.

Совсем простуженный завхоз

Орал, нас подгоняя:

– Полней, полней грузите воз!

Н-ну, тронулась, родная!

И, словно из последних сил,

Савраска вез дровишки.

Бедняге белый свет не мил…

Не то, что нам, мальчишкам!

***

Никогда я не был сиротой...

Жил всегда   душою нараспашку.

И с такой же щедрой босотой

Я делил последнюю рубашку.

Никогда я не был сиротой...

Дружбе никогда не изменял.

Верил всем с наивной простотой,

Потому и верили в меня.

Никогда я не был сиротой...

Мне повсюду двери открывали,

В стужу согревали добротой

И собою в горе прикрывали.

Никогда я не был сиротой!

***

Нас   двести – братьев и сестер.

И каждый ночью, засыпая,

Глаза рукой тихонько тер

С тоской кого-то ожидая…

Подушка, мокрая от слез,

Покорно мыслям всем внимала.

И в комья сбитая от грез,

Головки наши обнимала…

И приходил к кому-то час! –

За ним родные приезжали…

И двести пар счастливых глаз

Его к воротам провожали…

Потом опять спускалась ночь,

И с ней надежда засыпала…

И чьих-то сына или дочь

Подушка мокрая ласкала…

***

У кого-то – деревенька,

У кого-то – городок…

Где родился, где крестился, –

Там родимый уголок.

Только я, убей, не помню,

Где родная сторона?

Детский дом, пути-дороги,

И прописка – вся страна!

Грудь порой тоска сжимает:

Почему безродный я?

Мысль ночами донимает:

Где ты, родина моя?

Где знакомая калитка?

Где родимое крыльцо?

Где отцовская улыбка?

Мамы доброе лицо?

***

Где-то есть могилка бабушки Татьяны…

Может, там давно уж разрослись бурьяны.

Может, крест могильный в землю накренился,

Может, холм заросший ямой провалился…

Может, кто-то скажет, глядя на могилу:

– Память ослабела, потеряла силу.

Позабыл здесь кто-то долг усопшей справить,

Не идет могилку близкую поправить…

Обойдет сторонкой, горький вздох роняя,

Головой поникшей горестно качая.

И не добрым словом он живых помянет,

Память у которых очень быстро вянет…

Невдомек прохожим, что могилка эта

Будет в сердце внука до скончанья века.

Не сердись на внука, бабушка родная,

Память о тебе я вечно сохраняю…

Не пришлось, старушка, мне с тобой проститься,

Не пришлось могилке низко поклониться.

Знать, судьба такая сызмальства досталась

Чтоб живой для внука навсегда осталась…

***

Чистейший спирт сиял в стакане!

Гитара пела до утра!

Последний штрих в рыбацком стане,

Последний бой дает братва!

Земля осталась за кормою,

Растаяв в призрачный мираж…

Опять, братишка, мы с тобою

Уходим в трудовой вираж!

Ты не грусти, – простят земляне

Все наши каверзы души.

Ты лучше на морской деляне

От всей души, как вол, паши!

Нас море, друг мой, не осудит,

Грехи волною смоет с нас.

И на душе порядок будет,

И станет все, как в первый раз.

Потом, от ветра задубевший,

Увидя что-то за кормой,

Ты, от разлуки одуревший,

Прошепчешь: «Все, пора домой!»

И будешь жадными глазами

Искать знакомый силуэт.

На берег лишь ступив ногами,

Закатишь новый пируэт!

Как будто время догоняя,

Ты будешь торопиться жить!

И всех нормальных удивляя,

Не сможешь сам нормальным быть…

Потом в тоске какой-то маясь,

Все то, что нужно, сотворя,

Ты, от земного отрекаясь,

Прошепчешь: «Все, пора в моря!»

***

Я сантиментов не терплю.

Не той породы уродился…

Хочу сказать тебе – люблю,

Но по любви уже женился.

И все же, не кривя душой,

Себя до дна тобой промерив,

Я, отвергая разум свой,

В любовь, как юноша, поверил!

И я твой след благословлю,

И сердце сжав рукой до боли,

С невысказанным вслух «Люблю»

Останусь в собственной неволе…

***

Тупеет ум и плоть жиреет,

И вяло сердце в грудь стучит.

И кровь горячая не греет,

И беспокойный нерв молчит…

Ни чувств, ни мыслей, ни страданий.

Спит равнодушная душа…

Ни счастья встреч, ни расставаний,

И время тает, чуть дыша…

Вот так сгорает жизнь любая

Под взглядом из-под сонных век.

И сам того еще не зная,

При жизни умер человек…

***

Стою у разрушенной церкви и плачу.

До боли мне жалко себя и людей…

Вон кто-то отгрохал огромную дачу

Из этих святых для России камней…

***

На паперти нищий сидел,

На мир безнадежно смотрел…

А мир равнодушно зевал

И… милостыню подавал.

Копейка, копейка, пятак.

За что? За работу? За так?

Нет! Он за беспечные дни

Платил...   За изъяны свои…

***

Отпусти меня, грусть, отпусти…

Дай душе распрощаться с тобой!

Дай надежде на миг расцвести

И поверить, что мир –   голубой!

Дай увидеть рассвет и закат!

Дай мне днем насладиться сполна!

Дай мне грома услышать раскат!

Дай услышать, как шепчет волна!

Как ребенок смеется родной,

Как улыбка любимой звучит,

Как в груди изможденной, больной

Мое сердце в надежде стучит…

***

Вы, восхвалявшие когда-то

И хлебороба, и солдата,

Осанну певшие верхушке,

Чтоб допустили вас к кормушке,

Слагали гимны, оды, марши,

И призывали – выше, дальше!

Даешь! Орали, увлекали,

В итоге – первыми предали!

Вы сдали всех своих героев!

И превратили их в изгоев.

Вы пели гимны власть имущим,

Стремясь мелькать в народной гуще!

Вы призывали – выше, дальше!

Слагая гимны, оды, марши,

Труд называли делом чести...

При этом – грелись в теплом месте!

На стройки призывая люд,

Всегда вертелись возле блюд!

***

На лугах звенели косы,

Травы падали к ногам.

Тихо с них стекали росы,

Словно слезы по щекам…

Этот луг еще недавно

Цвел невиданным ковром,

А теперь стоят печально

Копны да стога на нем…

Не видать ромашки белой,

Не синеет василек,

Не манит рубашкой смелой

Мака алый уголек….

Словно что-то поджидая,

Ощетинилась земля,

Ветер, грустно напевая,

Гонит осень на поля…

***

Заплачь, Россия: брат на брата

Опять пошел! И нет возврата!

Во имя денег и разврата

Кровавой будет твоя плата.

Дни сочтены твои, Россия!

Пришел в твой дом чужой мессия.

Он свой закон тебе принес:

Тюрьма, сума, вражда, донос…

А что народ? Где глас народа?

Иль на толпу сегодня мода?

Кого под сердцем ты носила,

И у кого «спаси» просила?

Кого в руках своих качала?

Кому, как мать, дала начало?

Кому доверила свой род?

Как называть тебя, народ?

И не от тех я жду ответа,

Кто, как в театре, без билета

Смотрел, как ближний умирал,

И «Бис!» восторженно орал.

Я вопрошаю тех, чьи души

Еще живут, и слышат уши.

Кому пришедшая гроза

Открыла к истине глаза:

Не одолеть Россию зверю!

Я, право слово, в это верю!

И в храме, подходя к кресту,

Я за нее молюсь Христу.

***

Когда навеки замолчу,

Устав от пройденной дороги,

Поставьте за меня свечу

Спасителю с молитвой в ноги…

И пусть она душе моей

Во мраке осветит дорогу.

И, как прощение людей,

Проложит мне тропинку к Богу.

Пока свеча моя горит,

Мой грех пред вами мне простите…

Пусть вас Господь благословит!

А вы мой путь благословите…

Геннадий Воронин


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"