На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

Прокатимся с Чичиковым?

Штрихи к душам россов

                           Бессмертию «Мёртвых душ»

1. ОТ ЖЕСТА КУВШИННОГО РЫЛА

Гуляю утром белокрылым,

В улыбке прячу хитрецу

И – Бог ты мой! – с Кувшинным Рылом

Встречаюсь вдруг лицом к лицу.

Сначала я подумал: «Кто он?»

Стою, как раб у Божьих врат,

А он банально «упакован»,

Как современный бюрократ.

На лбу очки, под ними брови,

На нитке губ – дежурный смех

И море выпившие крови

Глаза, что смотрят мимо всех.

– Читали ль Гоголя-с, любезный?

Что ни рассказ, то анекдот.

Иль труд подобный бесполезный:

Мол, век иной и смех не тот?

Спросил я в школе только разик:

«Вы что читаете? Того ль?»

И мне: «А как зовётся классик:

Он – Гоголь или же Гоголь?»

Не тот читатель. Вне секрета!

И на шедеврах ставим крест…

А вот и Чичиков… Карета…

Ну что прокатимся окрест?..

…Ловлю счастливую минуту,

Боготворю степную глушь…

Ведёт по прежнему маршруту

Нас покупатель Мёртвых Душ.

  2. К ЛИХОСТИ НОЗДРЁВА

Опять Ноздрёв продулся «впропалую» –

Гуляка, хват, мошенник, лицедей:

«Позволь, Павлуша, крепко поцелую,

И в мой удел. Посмотришь лошадей.

И сад хорош, давай сгоняем в среду.

А лес-то, лес – воистину неплох!

И знаешь, друг, махнём твою карету

Вот – на щенка. Породист и без блох.

Да что так хмур? Ужель по ком-то сохнешь?

Каким дерьмом приклеился к бабью?

Теперь скажи, зачем берёшь усопших?

Добром прошу! Иначе изобью.

И то учти: собак я обожаю,

А люди – дрянь. Какой в них нынче прок?

Я не за то тебя не уважаю,

Что ты – шельмец. За то, что не игрок.

А может, в шашки, может быть, в картёшки?

Играть не хошь, проваливай отсель.

Да что ты, брат, закрыт на все застёжки?

Хоть не люблю, когда мой гость – кисель…

… И мы не прочь за юбкой приударить

Да и поесть мы все не дураки.

У нас в крови – надраться, поскандалить…

И правят бал, как прежде, игроки.

3. К СОМНЕНИЯМ КОРОБОЧКИ

Коробочка речей не сыплет сорно,

Уж на щеках её не маков цвет,

Считает: сомневаться не зазорно

И стоит «на правёж» идти чуть свет.

И торговать пенькою, мёдом, салом,

Чужого в дом пустить, в конце концов,

Но стало ей сомнением немалым:

Зачем скупает барин мертвецов?

Её терзают мысли о коровах,

О пчёлах, о невспаханных парах.

Понятны ей печали о здоровых,

Но, кажется, кому-то нужен прах.

Не по её, с вопросами соваться –

В любых затеях есть какой-то прок.

Случится спрос – не грех поторговаться,

В продаже-купле это не порок.

А может быть, заезжий купит мёда,

Пшеницы, ячменя, гречихи, ржи?..

И что за грех – пришла на мёртвых мода?

По мне, помёр – тихонечко лежи.

Ведь жизнь вокруг творят живые твари…

Но посмотрю на нынешних чинуш:

Когда своя коробочка не варит,

Вперёд себя пускают мёртвых душ.

4. К ФИЛОСОФИИ ПЛЮШКИНА

А Плюшкин кто: наивный накопитель,

Выуживатель бросовых вещей?..

И говорил о нём тогдашний Питер:

«Он – доктор далеко не кислых щей!»

Он мыслит и творит не для фасона

И, кажется, уверить нас велит:

«Враньё, что я – убогая персона –

Я Плюшкинскою кучею велик!»…

Через резоны в судьбы проникая,

Въедается в нас плюшкинская ржа:

У олигарха куча есть такая

И даже у последнего бомжа.

 

Да мало ли страдальцев, к ней причастных!

Растёт-взрастает их неровный ряд.

Вон – дед невоевавший слёзно чахнет

Над плюшкинскою кучею наград.

 

Чиновник норовит вещать о Боге,

Иконками оклеив кабинет.

Вглядись в него – увидится   в итоге

В нём плюшкинско-безбожный винегрет.

 

У этого – ни знаний, ни признаний,

Но лидерских страстей, хоть с кашей ешь,

И плюшкинская куча дутых званий

Никак ему проесть не может плешь.

 

Качает иномарка толстосума,

Что под собой не чувствует пути,

Но верует, что плюшкинская сумма

И Гоголя поможет обойти.

5.   К ПРАВЕДНОСТИ МАНИЛОВА

Бесподобен лапушка Манилов,

С ним беседа – слаще пирога.

Как никто, словесною малиной

Угостит и друга, и врага.

У него лжецы и недоумки –

Гениальны, ласковы, скромны.

А какие планы и задумки

И в делах усадьбы, и – страны!

И без всякой спеси и уловки,

Что всегда присущи хитрецу,

Он бы снёс постылые «хрущёвки»,

Украинцам дал бы по дворцу,

Были б все с рабочими местами –

Хоть на Марсе, а хоть на Луне.

И дела б в отчизне заблистали,

Были б только праздники в стране.

Для него любой не жалко «влады» –

Он умён, решителен и смел.

Возвратит утраченные вклады,

Даже тем, кто их и не имел.

Ну а тут пришёл счастливый случай

Средь уронов, среди чёрных дат:

«Пан Манилов! Вы же самый лучший,

В президенты первый кандидат!»

А за троном выгорит походик,

Порасставят родичей-чинуш…

Приезжайте, Паша, через годик –

То-то наберёте мёртвых душ!

6.   К МОНУМЕНТАЛЬНОСТИ СОБАКЕВИЧА

«У нас ещё есть недостатки, но мы ух улучшим».

   Из выступления на профсоюзном   собрании

Этот основателен и прочен,

И в делах житейских эрудит.

Был бы он, пожалуй, беспорочен,

Если б не собачий аппетит.

Он привык трудиться до испарин.

За едой «расслабиться чуток».

Он – помещик. Он – хозяин-барин,

Но пред всем – талантливый едок.

У себя ль, в гостях – поесть не промах!

Чтоб со смаком, чтоб наверняка.

Но при сём – порядок и в хоромах,

И не даст в обиду мужика.

У него на всё проверен компас,

Ничего на ветер не отдаст

И ведёт умно аграрный комплекс.

Даже мёртвых выгодно продаст.

Вот кого поставить бы примером

Перед тем, кто борется за власть,

И не грех бы выдвинуть премьером,

Смотришь – и страна бы поднялась.

Пересмотрит многое детально,

Чтоб жильё – бесплатно и – проезд.

Обустроит быт фундаментально,

Всё улучшит. Если не проест.

7. К ЩЕДРОСТИ ПУШКИНА

Школята возятся за школой,

Горласты, по уши в грязи.

Девчонка с торбою тяжёлой:

«Не в Липцы ль? Дядя, подвези!

Хоть и пешком ходить не внове,

Вот на дорогу сколько груш!

Ой! Что-то кажется, панове,

Что вы из гоголевских «Душ».

«Откуда ведомо, чернавка? –

Лениво Чичиков зевнул».

«Ой! В голове моей не вавка –

Читала. Просто караул!

А вы, похоже, не в настрое,

И это видно по глазам.

Ой! Вас писателю, Герои,

Великий Пушкин подсказал.

Вот и приехали, панове,

Теперь – в лесок и к старикам.

Пора воды нести корове,

А вам – счастливо по векам!..»

Быть может, что-то я напутал,

Не всё расставил по местам.

Уж от меня устал компьютер,

И от себя я сам устал.

 

Я надоел клавиатуре,

Но… Заключительный нажим:

«Как повезло литературе,

Что Гоголь с Пушкиным дружил!»

Василий Воргуль


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"