На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

В беге за честью не рви стремена

Стихи

***

В беге за честью не рви стремена

И не завидуй Фурье и Гагарину.

Нынче такие пошли времена –

Кланяйся барину, кланяйся барину.

В транспорт вобьёшься, да негде и стать,

Выйдешь на рынке – не сыщешь наварину,

Ну, а удумаешь вирши издать –

Кланяйся барину, кланяйся барину.

Взглядом на даче измерив дворец,

Сбрось рюкзачишко и вытри испарину.

Пусть ты за равенство страстный борец –

Кланяйся барину, кланяйся барину.

Если в опале и ты и твой род,

Жизни нажата последняя клавиша,

Делай привычное наоборот –

Барину кланяйся, барину кланяйся.

Бог тебе скажет в раю и в аду:

«Ты надокучил, как перец болгарину.

Ведь не молился ни мне, ни труду,

Вот и проваливай кланяться барину».

***

В земле копается народ –

Тут край передний.

А погляжу за поворот –

Не я последний.

Я успеваю за людьми –

Вскопал низину.

Тут ветер хлещет, как плетьми,

Но он мне в спину.

Играю в общую игру:

Богатый – бедный.

Я тут не первый на пиру

И не последний.

А тем, кто нынче на волне –

Плевать на житца.

Мы тщимся выжить в метушне,

Они – нажиться.

Нас обманули в первый раз?

Спор беспредметный.

И снова верим в сладкий сказ,

Не я последний.

Земля – защита и магнит

И друг мой лучший.

Она от вымора хранит

Народ заблудший.

И я копаю и пою

Под вопли бредней:

«Ты любишь Родину свою?..»

«Не я последний!»

 

***

С дурною вестью не спеши

И не смакуй её до нуди,

Пускай ретивые спецы

Наперебой кричат о худе.

Я знал на жизненной тропе

Творца словесного бальзама.

Так тот с докладом о ЧП

Любил послать к начальству зама.

Иной способен лечь костьми,

Душой прильнуть к ущербным перлам –

Беднягу мёдом не корми,

Лишь бы сказать о лихе первым.

О дух крамольного словца,

За миг промчавшегося мили!

Случалось, древние гонца

За весть недобрую казнили.

Не поднимая бед на щит,

За пальму первенства не споря,

Иной о худе сообщит,

Взяв на себя немало горя...

Читатель, я к тебе иду

Не услаждаться хлебом-солью,

Не возводить в квадрат беду –

Делиться радостью и болью

 

***

Мы не жили. Мы просто служили

Под наркозом запутанных дел.

Были сжатыми туже пружины,

Разжиматься нам долг не велел.

И грозили распадом злодеи,

Наступали страшнее чумы.

Но под блефом высокой идеи

Были верными Родине мы.

И глядели в тревожные дали,

И врага ожидали извне.

Но не думали мы, не гадали,

Что он властвует в нашей стране.

Что на трон прикатил на комбайне,

Словесами страну опоил

И копает могилу нам втайне,

Принародно улыбчив и мил.

Речевая плескалась услада,

Смаковал её всякий простак.

Уверяли нас, так, мол, и надо,

Хоть мы знали, что надо не так.

И поплыли вокруг неувязки,

Понял даже наивный малец,

Что у нашей надуманной сказки

Невозможен счастливый конец.

***

Суслик в степи тишину охраняет

И, в своём деле знаток,

Смотрит, как рожь изумруды меняет

На золотой кипяток.

Пристально сторож следит за врагами,

В бдении ловок и скор.

Видит, как ястреб лихими кругами

Пишет ему приговор.

Знает, где прячет гнездо перепёлка,

Мышь полевая живёт.

И не боится, когда из посёлка

Выползет змейка подвод.

Держит сторожко свисток наготове,

Помня, что жизнь – не игра.

А возникает угроза для крови –

Рядом друзья и нора.

В степь и меня угоняла забота,

Щерился ночи оскал.

От неумения или от пота

Сусликом я промокал.

Вот и сегодня брожу в непогоду

Там, где не ходит никто.

Свистни мне, суслик, завидев невзгоду,

Предупреди, если что.

 

***

Приятное приятно в дом нести,

Не из дому – надсадно и безбожно.

Надежду ли, зажатую в горсти,

Зарплату ль, возвышающую ложно.

Витает окрыляющее: – В дом!

Окошки зажигаются от счастья,

Ракиты полыхают над прудом

И тени виновато мчатся в чащи.

Всей крови ликование: – Несу!

А впрочем, я верхом на ноше еду.

И, кажется, не грош, не рубль, несу –

По меньшей мере, я несу планету.

И лист у ног, и каждый шорох рад.

Хвала тебе за радость эту, Боже!

И не беда, что ноша во сто крат

И меньше, и тусклее чувства ноши.

Быть может, я смешон со стороны.

Нелепо, может быть, моё позёрство,

А чувства налетевшие – вруны,

Вокруг необъяснимое притворство...

И всё-таки приятно в дом нести:

В душе такая сладкая истома.

Но если надо этот дом спасти,

Не грех полдома вынести из дома.

 

***

Пётр Петрович Конёв

В сельской школе учил нас ботанике...

Сад вздыхает о нём,

Вечно плачут цветы и кустарники.

И в ночи не петух

Поднимает горластой уродиной –

Будит яблочный дух,

Ходит ветер малинно-смородинный.

Пётр Петрович сто лет

Потрясает садовыми ветками,

Золотится Ранет,

Вишни красными блещут отметками.

Кто возвёл этот сад –

Уж давно никого не касается –

Знает лишь виноград,

Помнит груша Лесная красавица.

Поменяв полюса,

Заблудившись в наивной риторике,

Не звенят голоса

Ни в саду, ни в запущенном дворике.

И принять нелегко:

Сын Конёва в Америке, якобы...

До чего ж далеко

Может яблоко падать от яблони.

***

Подышу-ка ночною фиалкой,

По росе поброжу при луне,

И звезда золотою русалкой

Будет что-то нашёптывать мне.

Будет что-то насвистывать птица,

Нашушукивать что-то листва,

Станут белым туманом клубиться

Чьи-то, в милых смешинках, слова.

Их луна на златом коромысле

Приподнимет из Млечной Реки.

Как наивные, сладкие мысли,

На воде разбегутся круги.

И запахнет полынь у дороги,

И припомнятся лучшие дни,

Закружатся желанные строки

И сонетами станут они.

А присяду у сонного брода,

Говорок поплывёт по реке,

Будто что-то захочет природа

Рассказать на своём языке.

 

ОГОРОДНАЯ БАЛЛАДА

А он опять нажал на заступ

И поглядел вокруг с тоской...

Обильный пот зеницы застил,

Спешило солнце на покой.

Тускнела росная дорожка,

Горели руки и нутро,

И надоевшая картошка

Всё глуше билась о ведро.

Движенья сковывала вялость,

Казалось, он упасть готов,

Зато всё меньше оставалось

Сухих картофельных кустов.

Устали ветровые трели,

И он согнулся и ослаб,

Мешки с картофелем смотрели

Унылым ликом скифских баб.

Вокруг туман обильно стлался,

Был огород безлюдно пуст,

А он: «Закончу, ведь остался

Всего один – последний – куст».

Через бессилие и силу

Он одолел его, кажись,

И рухнул в лунку, как в могилу,

Закончив день, и век, и... жизнь.

 

***

Задождилось. Опять задождилось.

Парусину небес прорвало.

Осуждаю свою нерадивость:

Сколько солнечных дней утекло!

Понапрасну. Зазряшно. Впустую.

Самый верный истрачен заряд.

Цедят серую краску густую

Небеса две недели подряд.

Да и дни-то, не дни – коротышки:

Солнце выйдет на миг и – адью.

Мы забыли и вкус передышки.

Вспоминаем. Спасибо дождю.

Тянем время под крышей уютной.

Балагурим. Гоняем чаи.

Под шумок непогоды беспутной

Обсуждаем просчёты свои.

Поученья. Словесные сечи.

Грозы в доме, недавно немом.

И, конечно же, умные речи –

Мы богаты вчерашним умом.

И покуда растоки по весям

Необъятное тщатся объять,

Все ошибки обсудим и взвесим

И начнём ошибаться опять.

 

***

Этот снег я уже перелистывал,

Эту морось не раз прочитал.

Вьюговей мне весну пересвистывал

И над осенью он причитал.

Я знавался тут с горюшком луковым,

А на дятла, бывало, взгляну:

Тот, как доктор, деревья обстукивал

Или гвозди вбивал в тишину.

А зимою сугробы горбатились,

Словно стылые чьи-то мечты,

И мороз, как заправский стройбатовец,

Возводил между нами мосты.

Ледяными холмами податливо

Порастаяли годы в тиши,

Только гвозди, забитые дятлами,

Не ржавея, торчат из души.

И кричит небылицы неистово

На дорогах земных ветровой,

И метели, что нами залистаны,

Кто-то нынче читает впервой.

***

                                     «Красивые стихи вы пишете,

                                     – сказала дама, прочитав мой сборник,

                                    да только сейчас никому они не нужны».

Я получил от женщины письмо –

Моим стихам нечастые рулады.

Оно нежданно в душу принесло

Смешение тревоги и услады.

Поклонница была немолода,

Душевные не сдерживала крики:

Мне ваше слово – воздух и вода

В тяжёлой бытовой неразберихе.

Я потеряла близких мне людей,

Надежды разбазаривать устала,

Ушла во тьму навязчивых идей,

И тут – стихи. Как бабка пошептала!

Отринуло былые словеса

К чужой беде моё прикосновенье.

Казалось, мне прислали небеса

На новые труды благословенье.

А может быть, стихи тут ни при чём,

И от похвал я зря развесил уши:

Подобным приглашают калачом

К общенью обескрыленные души.

И я, не отрываясь от земли,

Не хороню реалии под сказкой,

Но счастлив, коль стихи мои легли

На чью-то боль целительной повязкой.

* Василий Романович Воргуль родился на Сумщине. Проживает и работает в Харькове, где закончил технический вуз. Публикуется с 1957 г. Автор 11 поэтических книг. Член Союза писателей России.

Василий Воргуль


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"