На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

А я боялся на войне, чтоб сонным в плен не захватили…

Стихи победителя

Меня играют на экране,

Вот я ползу, вот я бегу.

А вот уже в атаке ранен

И распластался на снегу.

Похоже всё: моя пилотка,

Мой котелок, моя шинель,

И размоталася обмотка,

И рвётся надо мной шрапнель.

Но вот я вглядываюсь ближе,

И что-то мне двоит в глазах:

Никак себя я не увижу

В своих озвученных словах!

Смотрю опять: моя винтовка,

Мной пережитые бои.

Но только не моя сноровка

И все манеры — не мои.

То я какой-то кислый с виду

И, изменив тем грозным дням,

Не верю, затаив обиду,

Ни командирам, ни вождям.

То тут же, на переднем крае,

Когда огонь на полстраны,

Витиевато рассуждаю

О негуманностях войны.

Глядь — я не русский, а вселенский,

И обязательно талант.

Глядь — я не парень деревенский,

А фармацевт иль музыкант.

Так закрутили-заиграли,

Что в бой меня ни дать ни взять

Не из России провожали

Мою Россию защищать.

Кино кончается не скоро.

Но я встаю — гремит скамья:

Позвольте, граждане актёры,

Так это я или не я?

27 декабря 1961

ПОБЕДА

Она, Победа, привлекательна,

Любая власть к ней льнёт лицом.

Но для кого-то нежелательно

Признать народ её творцом.

Не потому ли дёгтем мажут

Войны священное лицо

И прёт уже не наша стража

К нам на парадное крыльцо?!

И вот уже чужим идеям

Армейский служит патронташ

И именуется злодеем

Главнокомандующий наш,

С кем чашу горькую испили

В тот страшный сорок первый год

И с кем в Берлине завершили

Освободительный поход.

Но у простого человека,

В ком свято кровное родство,

Победа до скончанья века

В душе справляет торжество.

12 марта 1995 10 мая 1999

***

А я боялся на войне,

Чтоб сонным в плен не захватили

И чтоб случайно не убили

От взвода где-то в стороне.

Чтоб бомбою в глухом овраге

Не уложило наповал,

Чтоб не пришли домой бумаги

О том, что без вести пропал...

И в охраненье боевом

Чтоб след мой вдруг не затерялся,

Чтоб мёртвым я не распластался

Пред торжествующим врагом...

О доля, высшая из всех,

Что уготованы солдату, —

Пасть на бегу на белый снег

В цепи под клич её крылатый

С мольбой в душе, чтоб на поверке

Среди просторного села

Хотя б на тоненькой фанерке

Твоя фамилия была.

12 мая 1967 3—5 апреля 1970

КОГДА ПОТРЕБУЕТСЯ СПРАВКА

Когда потребуется справка,

Я дать её всегда готов:

Был отделённым — Бородавка

И слева по цепи — Петров.

Я вспоминаю, как во сне,

Как хлопцы на ходу курили

Одну закрутку на войне,

Пока ещё живыми были.

Ещё их немцы не побили

И в плен не взяли в западне...

Я некурящим был в цепи.

Неловко вылез из траншеи,

Втянул мальчишескую шею

И стал фигуркою в степи...

Мы шли повзводно и поротно

На пулемёты белым днём.

И залегали безрасчётно

Перед убийственным огнём.

О нет, я правды не нарушу

И не скажу наоборот —

Мне до сих пор пронзает душу:

«Вперёд! Тимошечкин, вперёд!»

7 мая 1960.    Россошь

21 февраля 1962

12 октября 1963.    Харьков

ПИСЬМО РОДНЫМ

Был взводный у нас весёлый, артельный.

Я был у него связной.

Погиб командир мой от раны смертельной,

А я вот остался живой.

Надолго запомню осеннюю слякоть,

Разрывы и стон у траншей.

Небу дождями хотелось плакать,

И ветер пронзал до костей.

Корчились в пламени наши танки,

Зажжённые на моих глазах.

Фырчали и падали рядом болванки,

Звенело и выло в ушах.

Под грохот и скрежет на треск автоматов

Идти приходилось не мне ль?

Осколком пробита подруга солдата —

Моя полевая шинель.

Но всё стоял пред глазами взводный,

И в душу не шёл покой, —

Лежит командир мой в земле холодной,

А я вот остался живой...

Мы шли в лобовую на хутор Байраки.

Враги впереди, в кустах...

Я ранен двадцатого утром в атаке,

И совесть моя чиста.

Ноябрь 1943.

Полевой госпиталь, с. Жёлтое

СКАЗАЛИ МНЕ ПРОВЕРИТЬ ПУЛЕМЁТЫ

Сказали мне проверить пулемёты,

А я из них ни разу не стрелял.

Велели мне командовать пехотой,

А я и до штыка не доставал.

Окопные угрюмые герои,

Мне возомнилось, я не так уж юн,

Когда в Санжарах перед вашим строем

Мне приказал сам капитан Ковтун

Быть помкомвзвода!

Рядом со старшинами,

Наверно, был я и не так уж мал,

Когда вы спали, согреваясь спинами,

А я на взвод патроны получал.

А там обед, а там раздай гранаты,

А там подъём проспят среди пальбы...

И вот уж ноги, ноги виновато

Гудут, как телеграфные столбы.

И я забыл, что был лихим мальчишкой,

О славе и о подвигах мечтал.

Хотелось мне укрыться шинелишкой,

Чтобы никто кругом не замечал.

Давили землю танковые части,

И над плацдармом поднимался дым.

И понял я, что истинное счастье —

Побыть на этом свете рядовым...

Но шла война. Налёты, развороты,

Бросок к Кривому Рогу от Днепра...

И вот уже ни взвода и ни роты,

Ни батальона — только номера.

Сколачивалась сводная пехота.

Другие все — кто вышел из огня.

Но, помню, командир соседней роты

Окликнул по фамилии меня.

1959. Новохопёрск

У ПАМЯТНИКА

Вот вождь. Окаменелым взглядом

Он в город смотрит, словно в зал.

Сейчас он выступит с докладом

О том, что Ленин завещал.

И тыщи рук его восславят,

К вершинам власти понесут,

Живого на гранит поставят, —

Чтоб мёртвого призвать на суд,

Чтоб, ещё солнышко не встало,

Включив на скорость рычаги,

Верёвкой сдёрнуть с пьедестала

За голову и сапоги...

Но, злому вопреки коварству

И самой чёрной клевете,

Он с нами, зодчий государства,

И со щитом, и на щите.

Придут правители другие,

Но не забудется вовек

Диктатор, веривший в Россию,

Народ сплотивший человек.

Октябрь 1961, ноябрь 1999

В ГОСПИТАЛЕ

И перед тем как снова в роту

Из лазарета уходить,

Мне дали лёгкую работу —

Чужие ноги выносить.

О, холодеющие ноги,

Я в руки бережно вас брал

И нёс по ледяной дороге

В холодный каменный подвал.

И тут, навстречу чёрным теням,

Остерегаясь жадных крыс,

Скользя по выбитым ступеням,

Вприсядку скатывался вниз.

А там без свечки и коптилки —

Ещё вчерашние бойцы —

На мной поставленных носилках

Лежали мирно мертвецы.

Они лежали, источая

Пергаментную бледность лиц

И словно бы не замечая

Уже обглоданных глазниц.

К ним среди гулкого подвала

Как будто бы себя я нёс.

А на дворе под небом алым

Пылал восторженный мороз.

И я спешил к открытой двери

И полз наверх — на белый свет.

Я в жизнь загробную не верил.

Мне было восемнадцать лет.

9 декабря 1963 25 марта 1970

***

А нам орденов не давали,

Знать, не за что было давать.

Мы просто в окопах лежали,

В каких нам велели лежать.

Мы просто не ели, не спали

И мёрзли всю ночь напролёт,

А утром над полем вставали

И шли по команде вперёд.

И, жуткому посвисту внемля,

В комочек сжав тело своё,

Царапали пальцами землю,

Чтоб голову втиснуть в неё...

22 сентября 1964

О ПОДВИГАХ

Я подвигов в войне не совершал —

С другими рядом я в цепи шагал.

На пыльных шляхах, кроткий волонтёр,

Мозоли на ногах до крови тёр.

В полях осенних чернозём месил

И грязь — по пуду! — на ногах носил.

На пулемёты белым днём бежал, —

И подвигов при том не совершал.

В атаке ранен, к госпиталю брёл.

Пилотку нёс на лбу, как ореол.

Потом справлял я восемнадцать лет

И первый в жизни заводил кисет.

И снова клал пожитки в вещмешок

И подставлял под кашу котелок.

Давно то было, много лет назад,

Не вспомнить всех по имени солдат.

Румыния и Венгрия — как дым,

Я шёл по ним весёлым, молодым.

Не лютовал и жителям не мстил.

Дороги дружбы на века мостил.

Не смог испортить настроенье мне

Фашист, по мне стрелявший при луне.

Пятьсот ночей я на посту стоял —

И подвигов иных не совершал.

12 января 1965

ОПЯТЬ КРИЧАЛ, ОПЯТЬ ХРИПЕЛ ВО СНЕ

Опять кричал, опять хрипел во сне.

Рвалось в ушах гармошечное танго...

Наверно, снова был я на войне,

Наверно, немцы заходили с фланга.

8 декабря 1978

ПОЭТАМ ФРОНТОВОГО ПОКОЛЕНИЯ

Поэты фронтового поколения,

Вот бы однажды светлым майским днём

На страх врагам, друзьям на удивление

Свести вас в построении одном.

Отдать бы всем властям распоряжение:

Найти прошедших сквозь огонь и дым,

Спервоначалу — кто ушёл в сражение

И числится поныне молодым,

Поставить на довольствие провизией,

В учёте строгость проявив вдвойне...

Вас собралась бы целая дивизия

И даже больше — павших на войне.

Поверженные минами, снарядами,

Не найденные в мёртвых и в живых,

Увенчанные славными наградами

И вовсе не имеющие их,

Поэмами, стихами, прибаутками

Прошли бы вы в строю за взводом взвод,

Солдатскими отчаянными шутками,

Двустишиями пламенных острот,

Весёлыми и грустными куплетами,

Нисколь не заглушёнными пальбой,

И песнями, ни разу не пропетыми,

Навеки унесёнными с собой...

За вами — арьергардною пехотою

Шагнёт живущих сводная семья.

И с этой уцелевшей полуротою

Как рядовой пойду последним я, —

Чтоб до конца на вас держать равнение,

Чтоб только правду взять в стихи свои,

Поэты фронтового поколения,

Великие товарищи мои.

24 МАЯ 1945 ГОДА

А вино по бокалам льётся...

Без бомбёжки качается пол.

Выдающиеся полководцы

Обступили кремлёвский стол.

Пьют. Едят. В тесноте — не в обиде.

Гениальная родственность лиц!

Мир такого ещё не видел:

Восемь месяцев — восемь столиц!

Звон хрустальный возносят тосты —

За народ, за победный мир.

Всё — как надо. Всё очень просто:

Победили — справляют пир.

20 июля 1984

ПЕХОТНЫЙ СОЛДАТ

Пехотный солдат,

Он всегда виноват —

За все поражения

И отступления,

За шаг его долгий

От Буга до Волги,

За все промедленья

В большом наступленье,

Что двигалось туго

От Волги до Буга...

Что мог он пройти

И смелей и быстрее

Дороги-пути

От Буга до Шпрее...

Что сдерживал дрожь

При громовом раскате

И был не похож

На себя на плакате.

Что плёлся в походе

В разбредшемся взводе

В хвосте у танкистов

И кавалеристов,

Что столько загонов

Изрыл, изуродовал,

Что столько патронов

Зазря израсходовал,

Что были негромки

Предсмертные крики

У самой у кромки

Победы великой.

Что, выпив во славу

Страны и вождя,

Войне той кровавой

Итог подводя,

О павших скорбя,

Непарадным шёл строем.

За то, что себя

Не считает героем.

Пехотный солдат,

Он во всём виноват...

12 июля 1987

ВТОРЖЕНИЕ БЕЗ ОРУЖИЯ

Оборона. Окоп полукружием.

Грудью в бруствер привычно упрусь.

Вижу — вторгшиеся без оружия

Вновь походом идут на Русь.

В души юные сеет безверие,

В нашу память ведёт пальбу

Сверхползучая кавалерия

Со звездой голубой во лбу.

Уж к седлу в ходе боя тяжёлого,

Что выигрывают чужаки,

Приторочены пленные головы

И валюты тугие мешки.

Вихри пепла набегом взвьюжены.

Наших рядом — почти никого.

Мать Россия, их целая дюжина

На одного!..

23-24 октября 1988

ЗАЛЁГ СОЛДАТ В ОТКРЫТОМ ПОЛЕ

До глубины потрясена,

Земля качается от боли.

Там, где заставила война,

Залёг солдат в открытом поле.

Торчат обмотки, башмаки

Из-под распластанной шинели.

И пушки бьют из-за реки

По серой видимой мишени.

Под ним, от кровушки пьяна,

Земля дрожит, войне внимая,

До самых недр потрясена,

Контуженно-глухонемая.

А солнце в небе голубом

Лучи свои перепрядает.

А он, уткнувшись в пашню лбом,

Недвижно смерть пережидает.

Жестка комкастая кровать.

Рубцы и вмятины на теле.

...Мы не умели воевать.

Мы только победить сумели.

30-31 октября 1988

ГРЕМЕЛ В СТРОЮ ВИНТОВОЧНЫЙ САЛЮТ

Был груб к старшинам, к паникёрам — лют.

А медсестра над гробом обмирала.

Гремел в строю винтовочный салют —

Солдаты хоронили генерала.

Командующий фронтом приказал —

Хрипела трубка грозно и устало:

«Атаковать — иначе трибунал! —

И овладеть во что бы то ни стало!»

Под Вязьмою заснеженная степь.

В сугробах вязнет бедная пехота.

Поднял комдив улёгшуюся цепь

И с шашкою повёл на пулемёты.

Рубил с плеча железные ежи.

Затих перед колючим перелазом...

А роты, что ж, не взяли рубежи

И отошли, не выполнив приказа.

Вчера главком грозился расстрелять

Весёлого и дерзкого комдива.

Убит в бою. Какая благодать!

Всё обошлось достойно и счастливо.

Над холмиком звезда водружена —

Не палачи хоронят, а солдаты!

Не будет опозорена жена,

И дети не лишатся аттестата.

Не думайте, что был он нелюдим.

Душа живая в нём кипмя играла.

Простим грехи. Заслуги подтвердим.

Преломим хлеб — помянем генерала.

3 июня, 12 июля 1992

БОГ УБЕРЁГ МЕНЯ В БОЮ

Бог уберёг меня в бою

И, видно, дал своё напутствие —

Пожизненно его присутствие

В себе от глаз чужих таю.

Не выставляю напоказ

Всё, что в душе с рожденья свято,

В свой дом не зазываю свата

Из избранных и высших рас.

На мир изменчивый гляжу

С крестьянской сельской колокольни

И праздник храмовый престольный

Чту, не поддавшись куражу.

Нательный крестик не ношу,

Но и не спорю с богомольцем.

Живу полвека комсомольцем

И верой в светлое дышу.

3 ноября 1992

***

Зачем же я к Берлину топал,

Ночами не смыкал очей,

Зачем спасал тебя, Европа,

От белокурых палачей?

О нас и помнить перестали,

И по стране сплошной разор.

Вот если б был товарищ Сталин,

Тогда б другой был разговор.

15 июня 1994

Пехотный солдат Михаил Тимошечкин


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"