На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

Мы пошли за ним, в рассветной сини...

Из новой книги

Апостолы

 

Божий сын пришел на берег, где от века

мы таскали на прокорм из тины рыб,

и призвал нас быть ловцами человеков –

чтобы души к свету вытащить могли б.

 

Мы пошли за ним, в рассветной сини

за поводырем через туман –

просто рыбаки Андрей и Симон,

Зеведеевы Иаков, Иоанн…

 

Мы пошли, свои оставив сети,

все, чему учили нас отцы,

впечатляясь истиной, как дети,

сомневаясь в ней как мудрецы.

 

Каждый был вопросами докучлив,

и Учитель сетовал подчас.

Что ж, избрал Господь не самых лучших,           

все же не кого-нибудь, а нас.

 

Мы бродили, а вокруг широко

мир лежал во зле, криклив и груб,

требуя, как встарь, за око – око,

вожделея в брани зуб за зуб.

 

Божий сын неслыханные речи

вел перед собраньем горожан:

что Господня кара недалече

для того, кто слишком жизнью пьян;

 

что покорно подставляя щеки,

не противясь злому, мы как раз

исполняем замысел высокий

Господа, спасающего нас;

 

что у зла широкая дорога

и по ней толпой стремятся в ад;

что узки врата в обитель Бога,

но зато там каждый брату – брат.

 

Никогда уже не будет плакать

добрая душа и на века

в новой жизни плевелы от злаков

уберет Господняя рука…

 

Как прекрасны будут дни без злобы,

жадности, и зависти людской.

Мы внимали; мы хотели, чтобы

жизнь быстрее сделалась такой.

 

Но богатый не отдал именья,

но обидчик не исправил грех.

И летели из толпы каменья

во Христа, а сыпались на всех.

 

И остались мы без Бога вживе,

сгрудились, как овцы в лютый час,

когда волки на пустынной ниве,

походя, вырезывали нас.

 

Слава Богу, с нами Дух нетленный –

осиял тернистые пути,

жизни смысл поведал сокровенный…

тяжело, а надобно пройти.

 

Что ж, и мы немало преуспели,

потому что был Учитель прав.

На кострах мы Господа воспели,

смертью смерть извечную поправ.

 

Плоть – тюрьма, и души в заключеньи,

а Христос вошел в тюрьму и спас.

Наша жизнь – дорога к исцеленью,

исцеленье смертью – высший час.

 

Братия, смиримся перед Богом!

Вечность ждет изгнанников своих.

Дух томится, но не так уж много

в милости дается дней людских.

 

… Божий сын пришел на берег, где от века

рыб ловили пленники земли,

и призвал нас быть ловцами человеков –

чтобы души к свету вывести могли.

 

*  *  *

Все убого и плоско,

и надо подняться.

Ты! Чудовище Босха

с улыбкой паяца!

 

Есть предсмертный уют,

после пытки блаженство.

Слышишь: птицы поют? –

Им дано совершенство!

 

Птаха с глупым лицом,

ты не знаешь, певунья,

нужно быть мудрецом,

чтоб дойти до безумья.

 

Если сможешь посметь

говорить без обмана,

суть должна кровянеть

как глагол Иоанна.

 

Спеть хотел бы я всласть,

так могуче и гордо,

чтобы песня лиясь,

распанахала горло.

 

Чтобы в серую муть

все, что было со мной,

не словами плеснуть –

этой алой струею.

 

Чтобы мир, посвежев,

в синем глазе прозренья,

не лишался уже

своего вдохновенья!

 

Звезда

 

И во сне плела забота

свою сеть – тоска одна…

Я проснулся, словно кто-то

меня выдернул из сна.

 

Я вскочил оторопело

с тихим возгласом: О, да! –

на меня в окно смотрела

слишком пристально звезда.

И такое ощущенье

было, словно все обиды,

сердца тайные мученья

взгляд ее, в одно мгновенье

душу высветив, увидел.

 

И тогда сквозь бездны мира

луч звезды свободно, гордо

устремился, как рапира

и в мое вонзился горло.

 

Пой, сказал мне свет, – отныне

голос твой услышан будет,

оживет дыханьем в глине,

силы спящие разбудит!

 

Ты во сне коснулся тайны,

роковой для твари тленной;

человек бывает равным

в миг прозренья всей вселенной.

 

Ты и я – в родстве, по краю

бездны бродим в круговерти.

Люди, звезды умирают,

но родство сильнее смерти.

 

Примем участь как блаженство –

светом, звуками излиться.

Нам простят несовершенство,

но молчанье не простится.

 

Жизнь в нас жаждет, чтоб отдали

мы ее творцу без торга;

чтоб познали, что печали –

лишь одежды для восторга.

 

Суть твоя теперь открыта

всем ветрам, и, может статься,

твоя лучшая защита –

нежеланье защищаться.

 

Я – звезда твоя, и светом

одеваю прах твой голый;

ты – ничто, так стань поэтом –

мне нужны твои глаголы!

 

И звезда свой луч, как жало,

обломив в одно мгновенье,

вновь звездой обычной стала –

где была от сотворенья.

 

Я смотрю заворожено

в небо: кто же ты такая

из созвездья Ориона

Ригель бело-голубая?!

Сергей Ташков


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"