На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

Помолчим и послушаем жизнь

Из новой книги

***

 

Теперь не надо запрягать коней.

До петухов поднявшись спозаранку,

Я мчался к речке юности моей,

Держа в руках не вожжи, а баранку.

 

Была дорога мягкою, как холст.

Моих колёсных прадедов наследство…

Я так хотел увидеть старый мост

И окунуться в речку, словно в детство.

 

Острожный столб, что вбили земляки,

Мне сообщал табличкою не броской:

«Река Весна». Но не было реки.

Цвела осока жёлтою полоской.

 

Вдоль дома, что дымился в стороне,

Прошла старушка, тихо, как преданье.

Перекрестясь, она сказала мне:

– Деревни нет, осталось лишь названье.

 

Я прочитал на сломанном кресте,

Блуждая на заброшенном погосте,

Что на земле мы временные гости,

 Как изморозь на фиговом листе.

 

И не узнав родимой стороны,

Я атлас взял, сработанный навечно.

Названье есть, но нет моей страны,

Где дом стоял и щебетала речка.

 

***

Голос  твой, как стрела, что летит по параболе

Мимо жизни моей, то левей, то правей.

Вновь в смятенье душа. Вновь трепещет, а надо бы

Навсегда затаиться подранком в траве.

 

Может в мире один я такой неприкаянный:

То земля мне не та, то мне небо не то.

Не сидится душе за стеною,  за каменной,

За которой я свил золотое гнездо.

 

Моя грешная жизнь дымкой славы овеяна,

Только что мне с того, если в  той суете

Я на поезд Любви опоздал на мгновение,

А по шпалам бежать – годы наши не те!

 

Сколь туманов ни пью, – нет уже опьянения.

Новых гнёзд, как грачу, по весне мне не вить,

Но смятенье души – мне уже упоение…

Это надо ж суметь так тебя полюбить.

 

Пусть крылатой душе на земле нет спасения

И погибнет она, только крылья затронь,

Я шепчу, как в бреду, имя милой весеннее

И с восторгом лечу мотыльком на огонь!..

 

                 АННА

 

Как фрегаты, что сели на мель,

Башни спят в зоревом окоёме…

Вид из дома Пашкова на кремль –

Вся  Россия в оконном проёме!

 

Окровавленные тополя…

Но Художник, забыв об  эпохе,

Заострённою башней Кремля

Чертит  Анны загадочный профиль!

 

Ах, Художник, ты вновь не здоров.

Столько горя вокруг, столько лиха,

А тебя вековая Любовь

Обожгла, как мгновенная прихоть!

 

Ты уже не рисуешь коня,

Ты про саблю забыл и про бурку,

И, горячую деву обняв,

Безрассудно танцуешь мазурку.

 

Есть Любовь! В остальном – маята!..

Но и сам я такой же пройдоха, –

Наплевать, что мазурка не та,

И не та за  портьерой эпоха.

 

У Любви срока давности нет.

Профиль Анны в оконном проёме

Излучает таинственный свет

На несветском Пашковском приёме.

 

Весь в огнях  Александровский сад.

Звёзды тихо бредут небесами.

Счастлив я, как столетье назад…

………………………………………

Жаль, что это всё будет не с нами.

 

***

Та осень утопала в золоте.

Играла радуга в Тесьме.

– Спасибо, дорогой, что помните, –

Вы написали мне в письме.

 

Те  облака лежали в омуте,

Как  утомившиеся  львы…

– Спасибо, дорогой, что помните… –

Я помню… Помните ли вы?

 

Заря, прикинувшись незрячею,

Стелила свежую кровать…

Вода в реке была прозрачною.

Нам было нечего скрывать!

 

Скрипела вéтряная мельница.

Луна, как свечка, оплыла.

Я знал… Я знал, что ты волшебница.

О, где же раньше ты была?!

 

Осыпанный небесной манною,

Я сам  метался, как в огне.

Ты ухолила в ночь туманную,

А растворялась вся… во мне!

 

Ах, память!.. По воде, да вилами…

Что – ложь, что –  правда, что –  обман?..

…………………………………………

Живи во мне, неуловимая,

Как луч, пронзающий туман!..

 

***

Я уже не приду, не зови.

Не за тем, что дела мои плохи.

Это вздохи последней Любви,

Это эхо ушедшей эпохи.

 

Это слышать тебе не в нови.

Все мы грешные Божие твари.

Всем, кто лгал мне о вечной Любви,

Я до горькой слезы благодарен.

 

Бог не дал умереть молодым.

Обнажились личины и лица.

Так позволь, словно ликам святым

На пороки твои помолиться.

 

РОЖОН

 Есть запретная в жизни межа,

 Но мы все любопытные дети…

 Спросит мама: – Какого рожна?

 Я не знаю, что мне маме  ответить.

 

И теперь, когда я  обожжён

Новым смутным огнём лихолетий,

Слышу маму: – Не лезь на рожон!

Что могу ей сегодня ответить?

 

На последнем моём рубеже

Я, надеюсь, тебя успокою.

Мне давно бы торчать на рожне,

Нынче выпало время  такое –

 

За лихое моё ремесло

Не схватили меня, пронесло…

Но таким я тобою рождён,

Чтоб, не думая, лезть на рожон!

 

***

Я думал, Русь, что ты моя броня.

Но над полями выжженного хлеба

Ослепли, нас от недругов храня,

Твои глаза, взирающие с неба!

 

Жара, жара. На маревых горах

Мох поседел и высохли истоки,

А по степям средь обнищавших трав

Мышкуют лисы, серые, как  волки.

 

Грачи атаковали сокари,

Вьют нагло гнёзда в соловьиной роще.

Доколе это? Матушка, прозри!

И воскреси оплёванные мощи!

 

Я понимаю, что мой голос слаб,

Что лёгкий ветер  листьев не колышет.

  Но, Господи, я твой смиренный раб,

  Так почему никто меня  не слышит?

 

БЕЛЫЙ  БАКЕН

 

В ту ночь не лаяли собаки.

Пар поднимался от земли.

Мерцал в тумане Белый бакен,

И проходили корабли.

 

На берегу Сергей Евсеев

Не спал…  Да и какой там сон,

Когда невиданный доселе

С крючка сошёл  огромный сом!

 

Он думал: то Господни знаки,

Иль так… удачливость сома?

……………………………………………….

Мерцал в тумане Белый бакен,

И проходила Жизнь сама.

18 мая 2012 года

 

 

***

Помолчим и послушаем Жизнь.

Блики солнца в  воде отмерцали.

Тихий сумрак стирает  межи

Меж стучащими робко сердцами.

 

Леший высыпал звёзды на дно,

Хороводы с русалками крутит.

И два сердца вдруг слились в одно,

Как две капли дрожащие ртути.

 

В неприкрытое кем-то окно

Залетела случайная птица.

Больно бьётся она о стекло,

А ты шепчешь, что  сердце стучится.

 

Ей объятья рассвет  распростёр,

Манит пленницу небом напиться…

Но  не вырваться ей на простор.

Бог не дай мне вот также разбиться.

 

Помолчим и послушаем жизнь.

2 июня 2012 г.

 

Константин Скворцов


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"