На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

Не печалься, мой друг…

Канский дневник

                Александру Пилягину

Не печалься, мой друг.

Будет срок

Я,   конечно, верну все долги.

Тем, кто впрок помогал

Не упасть мне на грешном пути.

Тем, кто солью делился

И хлеб на столе пополам.

Кто со мною молился –

Все долги вам раздам.

Не скупой я, а значит,

Даже тем, кто не впрок

Мне однажды назначил

Срок возврата мой долг.

И теперь я не помню,

Где, когда и кому –

Этот долг отдавал,

И вернул ли ему…

Не печалься, мой друг,

Даже если до срока уйду.

Не грусти, расставаясь,

Я не нищий на празднике жизни.

Даже если уйду,

Не отдав никому ни рубля,

Все равно я вернусь.

Объявлюсь на просторах Отчизны,

Растворюсь весь в стихах…

Рассчитаюсь со всеми сполна.

ПАСТУШЬЯ ДУДКА

                    Владимиру Силину

Я помню утерянный рай.

Познал и тюрьму и суму…

Теперь я друзей выбираю

И с верою в Бога живу.

В краю пирогов и поэтов,

В стране бездорожья и вьюг,

Где синие дышат рассветы

Любовью неверных подруг.

Где от церквей до погостов

О вечности всё говорит.

Березы молчат утром росным,

Заря на востоке кипит

И я босоногим подпаском

За стадом на выгон иду.

И радуюсь зрелому лету,

И дую в пастушью дуду.

РУССКИЙ АРШИН

                     Владимиру Силину

Скорбны   русские женщины –

От вселенской тоски.

От запоя страдают

На Руси мужики.

Из столетья в столетье

Горе горькое нам.

Что ж ты, Бог, не приметишь

Этот русский бедлам?!

Что же Ты нам отмерил

Этот русский Аршин?

И мы мерим и мерим

До Твоих,   до Вершин…

А всего – то и надо

До Креста лишь дойти,

Чтоб в рубахе последней

К преисподней идти…

4 октября 2007г.

ПОТОМКАМ

                 Ивану Павловичу Артюхову

В России трудно жить счастливым.

Столетья – в нищете народ.

Столетья власть в России лжива.

Столетья – вор в Кремле живет.

Быть может, правнукам задастся

Счастливыми в России жить?

И Богоданное Пространство.

Дай Бог! Как прадедам любить.

Эпоха наша роковая идёт,

Как зло, кошмарным сном.

Нет, не построили мы рая…

Простите нас: для вас живём.

20 января 2009 г.

ОЛЕГУ ПАЩЕНКО

Я не завидовал собратьям по перу.

Толковым, безучастно нежным

В час добрый к моему перу.

В недобрый час –

Озлобленно мятежным…

Вот и теперь я в гости жду стихи.

Душа томится в ожиданье чуда…

Москва, как древний Рим,

Погрязла в блуде…

Санкт – Петербург –

Петром уж не храним.

Но не оттуда Русь берет начало…

Века стояли и, как прежде, устоим.

А за окном холодная весна!

Поля без снега, бурые леса

И голубые в выси небеса

Так далеки –

Ну, прямо на полнеба.

И леденящий ветер душу рвет,

И дым с котельных загибает круто.

И хочется, до жути – люто!

В какой не будь ворваться переплёт,

Как гром и треск победного салюта.

***

Ты опекал на Индигирке:

Газеты высылал, звонил

Валерке – канскому   «курилке».

Студента в Оптину возил…

Когда в Москве, в Литинституте

Я познавал   родной язык. Невеждой

Был студент, по сути. В литературе

«Имярек». Но я любил тебя, Олег.

За братство, за любовь, за верность.

За честность в дружбе к «молодым» -

«Писателям» - довольно скверным.

Хоть каждый мнил себя «Толстым».

Еще до книг шагать не зналось –

На сколько трудно ремесло.

Что неминуема и старость…

Теперь, быльем всё поросло.

Мужская дружба сохранилась.

И позабылся труд не впрок.

И книги – Бог даёт, как милость.

Как память, пройденных дорог.

ОСЕНЬ

                Олегу Пащенко

Ах, как хочется первого снега!

И как в детстве катать снеговик.

Я от детства давно уже еду

И годами, почти уж старик.

И ни как не привыкну к утрате,

Пролетающих быстро годов.

Промотал свою жизнь и растратил

На пустое желание слов…

Ах, как хочется первого снега,

И как в детстве дышать новизной.

И обманом, как воздухом хлебным,

Надышаться, как прежде Тобой.

СЫТЫЙ ВЗДОХ

                             М.П. Лобанову

             Сытый вздох подоенной коровы

Слышан и от хлева до крыльца.

Влагой тёплой дышат брёвна дома,

В огороде за избой скирда соломы,

На ступеньках влажная роса.

В этот год октябрь выпал летний.

На Покров и снег не лип в лицо.

На обман похожий, южный ветер,

В небе полумесяц   жёлто-светел…

В сеновале доброе сенцо.

Время полночь.

Тёмен двор под домом.

Год крестьянский к свадьбам подоспел.

Дядька гонит брагу в бане снова.

«Помоги же мне, кричит, пострел».

Я бегу с крыльца – помощник босый.

В баньку, нагибаясь, захожу.

Лук на бражнике и сало сложены,

На полу свеча мигнула скошено…

Пьяным хлебом сдавленно дышу.

«На-а,   племяш,   испробуй первачина.

Сено греб, косил. Почти,   мужик!

А с   ёё – такая   вражья   сила!

Без   ёё – давно б мужик загиб»…

Помню, как на бражнике светилось

Сало всё с прослойками, как шпик.

И потом всю ночь в бреду мне снилось

Шел я с дедом в бой и не погиб.

Годы для Сибири не богатые,

Гнать, и запрещали самогон.

Только свадьбы шумные, крылатые –

В памяти храню до этих дён.

  РОССИЯ!

Молюсь за тебя

И прощаю

Обиды твои и навет.

Покорно колени склоняю

На прах, где оставлен твой след.

Целую рисунок на прахе

Стопы твоей нежную вязь.

И мерю Судьбою на плахе

С тобой неразрывную связь.

Бегу!   И в ночи просыпаюсь

В тревоге и в горькой тоске…

Прощаю тебя

И прощаюсь.

Молюсь за тебя при луне.

Молюсь за тебя и вверяю

Всевышнему нашу Судьбу.

Покорно колени склоняю,

Молюсь за тебя. И люблю…

ПАХНЕТ СОТАМИ В ГОРНИЦЕ

                      Любе Фирсанковой

Пахнет сотами в горнице,

Фыркает конь на привязи.

Солнце к закату клонится.

Мы на Сисиме в гостинице.

Пыльная улица взгорком,

Дом наш сработан с подклетью.

Строил его Хозяин,

Ставил его на столетья.

Шумный студенческий табор,

В спешке мелькают косынки.

Помню, всё было когда-то,

Вкус молока из крынки…

Шульман «пасёт» студентку,

Галка липнет ко мне.

Ночью напьётся геолог,

Ищет её при луне.

Галка в моей палатке,

Прячется рядом в спальнике.

Все мы семья студенческая,

Нам наплевать на начальников!

Нет, мы не знали пошлости.

Да, мы любили с верою!

И обсуждали дотошно

Каждый поступок скверный.

Знали, в тайге нет помощи,

Если предаст товарищ.

Если не любишь гор,

Значит, ты кашеваришь.

Лето минуло жаркое.

Шел мне семнадцатый год…

Жизнь освещалась мгновением,

Знать бы, зачем кто живет…

ВРЕМЕНА ГОДА  

                Любимой маме

Верба вишнево – пушистая,

Бело – глазетный стихарь…  

Пасха в народе лучистая,

Всё происходит, как встарь.  

А вот и лето уже!

С куртин тополиных

Пухом сорит уж в лицо;

Спиртуозно пьянит древесиной

Чисто вымытое крыльцо…

Осень! Тенеты липучие,

Рябины коралловой ветвь.

С визгом зевают собаки,

Взметы в полях, словно медь.

Осенью мухи злы, как старухи,

Козлекает рыба в Кану…

Линючие тучи, окладные тучи.

Живем, как сто лет, в старину.

Вот и кура осыпается,

Зазимки осень смели.

Ветер отдерный срывается

Снегом от мёрзлой земли.

Скоро зима установится,

Замёрзнет разбой на реке.

И в Рождество народится

В Вифлееме Звезда вдалеке.

Так и живём одиноко.

Рад бы за вздох всё отдать,

Только б ночами бессонными

Не тосковала бы мать.

Валерий Шелегов


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"