На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

Засадный полк

Поэма

Полк в дубраву привел

Воевода

Ёще до рассвета.

В чаще спешил его

И бойцам приказал отдыхать.

Лес молчанье хранил,

Только птица все плакала где-то,

Безутешно, как плачет

Детей потерявшая мать.

 

Перед самой зарёю,

За лесом

В далёком селении

Неожиданно,

Дерзко

Пропел одиноко петух.

И дозор на деревьях,

Услышав знакомое пение,

Сна остатки стряхнув,

Превратился весь в зренье и слух.

 

Вот и поле всё видно,

Большое,

От края до края;

Ряд возов и полки,

Красный холм

И враги за холмом.

Князь Великий Московский,

Перед битвою рать объезжая,

Крепко сидя в седле,

Был спокоен и светел лицом.

 

И при виде его

Развернулись уверенно плечи,

Тверже стала рука

И плотнее сомкнулись ряды.

Нет,

Не петь на Руси

Русских песен на тюркском наречии, 

И шатрам не стоять

Золотой ли,

Иной ли орды!

 

 

А на Красном холме,

В самаркандском халате богатом,

Предаваясь мечтам,

Ел Мамай виноград и хурму.

Русь лежала в пыли, как рабыня,

У ног азиата –

Так он видел ее,

Так хотел,

Так мечталось ему…

 

Уже солнце взошло.

Холодком потянуло с востока.

Жизнь застыла росинкой,

Готовой сорваться с куста…

И взревели  два войска,

И  сошлись, и рубились жестоко.

И не падал убитый –

Такая была теснота.

 

Справа наши тылы

Прикрывали надежно овраги,

Слева лес на пути

У врага возвышался стеной.

И катились по полю

Волною татары и фряги,

Но стояли скалой

Левый полк,

Правый полк

И Большой.

 

Вдруг отборный отряд,

В бой введённый Мамаем,

Левый полк разорвав,

Устремился лавиною в тыл.

-         Воевода, пора!

Окружают ордынцы!

-         Я знаю.

Надо выждать ещё;

Поубавьте на время

Свой пыл.

 

Изболелась душа

У Боброка,

Как старая рана,

Одолели сомненья

И  в сердце закралась тоска:

Может, правы бойцы

Или, всё же, ещё слишком рано,

Как тот срок угадать

И ударить

Наверняка?

 

А уже у возов

Засвистели татарские плети,

Замелькали повсюду

Шапки с лисьим хвостом, бунчуки…

И дозорные плакали, видя всё это,

Как дети;

И порою до хруста

Сжимали свои кулаки.

 

А Боброк всё молчал,

Словно сердце имел из гранита.

Но когда доложил

Потерявший надежду

Дозор:

Полк Большой окружён,

Половина других

Перебита –

Вдруг откликнулось сердце

И ожил измученный взор!

 

Вмиг исчезли в душе

И тоска и былые сомненья,

Словно синие молнии

Вырвались

Из-под бровей!

“С Богом, - молвил, - пора!»

И сердца охватило волненье,

И взлетел полк в седло,

Будто вовсе не слазил с коней!

 

Как орёл,

С поднебесья

Лису увидавший на поле,

Полк упал на ордынцев,

И смяв их ударом одним,

Рвал их войско на части

И конями топтал его вволю,

И по полю рассеял

Врагов ошалевших,

Как дым!

 

Их рубили

И гнали

Тридцать вёрст,

До Гусиного Брода,

Не давая опомниться,

Гнали их с русской земли!

Меч травой вытирая,

Смотрел на закат воевода,

А из глаз его слёзы,

Невольные слёзы текли…

 

Пусть врагам навсегда

К нам заказана будет дорога.

Не дано никому

Разорвать нашей памяти нить.

Нам никто не указ,

Кроме совести нашей

И

Бога,

Петь

Какие нам песни,

По какому закону нам жить.

 

Что же нынче ты, Русь,

Затаилась,

Как будто в засаде,

Где враги, на которых

Обрушишься, словно гроза,

Где величье твоё,

И былая решимость во взгляде,

Что, жуя чёрствый хлеб,

Ты печально отводишь глаза!?

 

***

Шабаев Владимир Ильич родился в 1950 году в Ростовской области. Окончил исторический факультет Саратовского государственного университета. 27 лет отдал службе  в Армии. Публиковался в журнале «На боевом посту»,  «Волга – ХХI век»,  альманахе «Саратов литературный», в коллективном сборнике «На страже Родины стоим». Автор поэтического сборника «Казачья кровь». Член Союза писателей России. Живет в Саратове.  

Владимир Шабаев (Саратов)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"