На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

В волжских зарницах

Новые стихи

***

Ночь купальская льнёт полынно

И мерещится бузиной.

Приоконной грустит калиной,

Нараспев говорит со мной.

Горько-горестный ропот ивный

Полон чувства былой вины…

Морок бродит тропой крапивной

И ворует с каштанов сны.

Мне в купальской ночи зловещей

Всё труднее вперёд идти.

Только ведала сон я вещий

И уже не собьюсь с пути.

Вот он – папоротник в цветеньи…

Я, подобно цветку в лесу,

Ненаглядное вдохновенье,

Не оглядываясь, несу.

А в ладонях щебечет лето,

Льётся с пальцев нездешний свет,

Озаряющий путь поэта,

На котором покоя нет.

В звёздном отблеске под ногами

В эту ночь каждый камень – синь!..

Разойдусь по воде кругами

И, как в вечность, нырну в полынь.

***

Сидела одна за пряденьем кудели.

Народные песни протяжно певала.

Дитя в древнерусской резной колыбели

Лебяжьей рукой величаво качала.

Отколе ж ненастное время настало

Гостить непогодицей во поле мглистом?

Родная, очнись! Как издревле, бывало,

Разлей-расплещи звонкий смех серебристый.

В пшеничные косы неспешно вплетая

Просторы славянские, дали родные,

Преданья заветные отчего края,

Копи свою ратную силу, Россия!

***

Любимой не меня зовёшь.

Глаза в глаза – не я.

Ты мимо, миленький, пройдёшь.

Я чья-то – не твоя!

Любви прошедшей не жалей…

Смотри на небо – там

Несётся стая журавлей

К несбыточным мечтам.

Различна наша высота.

Ранимость душ – одна.

Недостижимая мечта,

Как воздух, нам нужна.

***

Лютуют свирепые вьюги,

Гуляя в родной стороне.

Ответствуйте, верные други,

Сие не почудилось мне?

Могло ли такое присниться:

Иду вдоль Кремлёвской стены,

Где эхом надменной столицы

Шаги мои отражены.

Сверну наугад по Арбатской –

Всё просто, как неба глоток:

Навстречу мне бросится адский

Машин и прохожих поток.

Скажите мне, милые други –

Возможно, то чудится мне?

И эти московские вьюги,

Что в русской лютуют округе –

Лишь зимний подарок стране?

Москва бьёт своих, чтоб чужие

Боялись – я в доску своя!

Мне – взоры Москвы ножевые,

И матерна ласка ея.

***

Предрассветная чуткая алость…

Волга павой плывёт в тишине.

То, о чём так надменно мечталось,

Навсегда отоснилось во сне.

Видно, душу подводным теченьем

Напитала мне Волга-река,

Чтоб молчаньем-речением-пеньем

Прославляла её на века.

Переливчатой волжскою песней

Я спою про нездешний уют…

И не может быть песни чудесней,

Что в родимой сторонке поют!

***

В октябре мне уже всё равно,

Что за окнами – дождь или снег…

Вечно грустною суждено

В этот месяц родиться мне.

Повидаться раз в год хотя б

Нам с тобой наконец привелось,

Горький батюшка мой – октябрь,

Дорогой мой позимник-гость!

Рдяной терпкой рябины гроздью

Не кровавь ладони моей.

Но вечернею непогодью

Дождь искристый в бокал мой налей.

***

Ночной перекрёсток похож на распятье.

Дороги не видно вблизи и вдали.

Здесь линии счастья, как в древнем заклятье,

Вновь с линией жизни сойтись не смогли.

Распутица схлынет. Распустится вишня,

Зажжётся от неба пасхальной свечой.

И сладостный ладан лампады всевышней

Окутает вновь перекрёсток ночной.

Российские вехи – кресты да овраги.

Но в каждой былинке – державная стать,

В ветрах – отголоски имперской отваги,

Эпичность в дожде, что античной под стать.

Так нам ли тужить окаянною грустью,

Веками смирять огнепальный свой пыл?

Здесь реки стремятся к желанному устью,

Какой бы разор на Руси ни царил.

***

Я – не перчатка и не груша.

Я – удар.

И – беркута прицельное круженье.

Господня кара иль Господний дар –

Врагов Христа крушить на пораженье?

И вновь степного беркута полёт

Подобен пуле, устремлённой к цели.

Он по пути такую высь берёт,

Что до него другие не посмели.

Сто вёрст окрест хмельная ширь сквозит.

В лугах шалфея ветер разметался.

Подобный пуле беркут вдаль летит...

…А на руке у вас   – ручным казался.

***

Весь в цвету, в подвенечном церковном уборе,

Юный дикий шиповник в заросшем саду,

Подскажи, как избыть неизбывное горе,

Помолись за меня, усмиряя беду.

Я, всегда презиравшая слабость и жалость,

Почитаю завет сокровенной Руси:

Чтобы зло на пути никогда не встречалось

Заклинаю: «Шиповник-соотич, спаси!».

До чего ты красив в царской мантии алой…

Говорили мне – если коснуться лица

Лепестками твоими, то вмиг небывало

Просветлеет душа и возрадуется.

Хоть январской зимой не до вешнего чуда.

Только праздник настанет и в доме моём,

Когда пламя шиповника алого всюду

Прорастёт через дверь и оконный проём.

Этим пламенем губы свои обжигая

В час смирения и покаяния час,

Без надежды ответ получить вопрошаю:

«Что ж, соотич, ты русский народ мой не спас?..»

Помоги же избыть наше русское горе.

Да за Русь помолись, усмиряя беду.

Ни с судьбою, ни с чертом, ни с Богом не споря,

Я к червлёной заре на закланье иду.

***

Во ближних разуверяясь, веришь в Бога.

Пусть множество дорог, но путь – один.

Тот путь ведёт от отчего порога.

И он тебе – Господь и господин.

Земная жизнь расхристана всечасно…

Винить судьбу – что призрака винить.

Лишь в юности так дерзко, так напрасно

Мы тщимся мир подлунный изменить.

Укрыта зябким инеем потери,

Прискорбная планида суждена –

Стучаться в заколоченные двери

И вглядываться в пустоту окна.

***

Такой неземной покой

Царит среди бурь и гроз!..

Где высь говорит с горой –

Цветок эдельвейса рос.

Корнями вплетался он

В расщелины твёрдых скал –

Мечтой своей окрылён,

Тропу в небеса искал.

В волжских зарницах

Годы уносятся вдаль, но всё так же

Эту тропу у легенды на страже

Стрелами звёздного чертополоха

От суеты охраняет эпоха.

Здесь, где разбойные волжские дали,

Две атаманши пригожих гуляли.

В Девьих горах понемногу шалили –

Ножичком вострым купчишкам грозили.

Нравилось дюже (гласило преданье)

Справных попов им обкладывать данью.

И на пути в чужедальние страны

Грабить по Волге судов караваны.

Ежели кто не желал чернобровым

Дань отдавать подобру-поздорову,

То озорницы в приливе веселья

Веники жгли на купеческом теле.

В сердцем народном сохранны те были,

Как разудало сестрицы шалили.

Взяв у богатого, с бедным делились –

Этим народу в веках пригодились!

Что отражается в волжских зарницах?

Отсвет закатных пощёчин на лицах…

Не по причине ль тех жгучих гуляний

Девичьи горы зовут Жигулями?...

***

Я тебе подарю

Нежные небеса,

И закат, и зарю,

Разные полюса.

Брошу Млечный Мост

Нам под ноги…

Зажгу луну.

И монистом звёзд

Тишину вселеной спугну.

Опьянясь луной,

Что стекает с усталых век,

Незабвенный мой,

Обо мне позабудь навек.

***

В туманном стокатто дождя

Разлита небесная грусть…

К приютам чужим уходя,

Я к дому всем сердцем стремлюсь.

Загадочней русской души

И шире – нигде в мире нет.

О. путник усталый, спеши

На ласковый Родины свет!

Карина Сейдаметова


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"