На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

Не печалься обо мне, родня!

В этой жизни не было меня…

***   

Нет победителей в бою,

Ведь каждый, кто убит,

Уверен, что к вратам в раю

Щит воинский прибит.

Нет побеждённых на войне

И проигравших нет,

Ведь каждый, кто сгорел в огне,

Сам обратился в свет.

Нет пострадавших на земле,

Ведь каждый, кто любил,

К щиту Господнему во мгле

Луч солнечный прибил.

***

Коротка из рая в рай дорожка.

Праведник любой дорожке рад.

Можно удлинить её немножко,

Завернув по ходу в смертный ад.

Можно наломать грехов, конечно.

И хлебнуть гордыни через край.

Только и чистилище не вечно.

Из него ведёт дорожка в рай.

Всё известно грешнику заране

На крутой поверхности земли.

Если Русь мне – Божье наказанье,

Боже, наказанье мне продли!

***

В саду зацветает шиповник.

На ветке поёт соловей –

Отчаянный юный любовник

Восторженной песни своей.

Шипы ему петь не мешают.

Они бередят его кровь.

В раны – они украшают,

Они возвышают любовь.

О, розовый пламень востока,

Цветущий на ветке зари,

Твой свет, как шиповник, жестоко

Сжигает меня изнутри.

Тебе я, читатель, открою

Заветную тайну свою.

И сам я бываю порою

Подобен тому соловью.

Восторженный музы любовник,

Поклонник и рыцарь её…

А этот цветущий шиповник –

Разбитое сердце моё.

***  

Когда рождается поэт,

Своей слезой одной

Бог омывает горний свет

И бренный шар земной.

О чём печалится Господь

В Божественном раю,

Когда Он облекает в плоть

Одну слезу свою?

Чем Бог утешить хочет нас,

Свою слезу творя?

И так из наших скорбных глаз

Намыты слёз моря.

Поэт – Господняя слеза –

Весь мир в себе хранит.

Его горючие глаза

Устремлены в зенит.

Мы все на горестной стезе

Страдаем за грехи.

Но только в Божеской слезе

Рождаются стихи.

***  

О Тютчеве стихи писал

В разгар грозы в начале мая.

А Тютчев небо сотрясал,

Мои стихи не понимая.

В лучистом небе голубом,

Как бы резвяся и играя,

Он на меня обрушил гром

И молнии метал из рая.

В чём я душою покривил

Перед тобой, могучий Тутче,

Что ты передо мной явил

Свой лик мрачнее грозной тучи?..

Поэзии Архистратиг,

Ты мечешь огненные мысли.

Чтоб грешный дольний мир постиг

Пылающие Божьи выси.

Пока ты буйствуешь в раю,

Грома небесные вздымая,

И я у бездны на краю

Люблю грозу в начале мая.

Флейта

 

В Нишапуре птица-бейта

Залетела к шейху в дом.

Клюв у птицы, словно флейта.

Сто отверстий в клюве том.

У аптекаря Аттара

(Не поверит мне никто!)

Песен звёздная отара,

Соловьёв певучих – сто.

Все за пазухой гнездятся.

Каждый песней знаменит.

«На подарки пригодятся…» –

Говорит Аттар Хамид.

Достаёт он птицу-бейту

В час раздумий о любви.

Дует в клюв ей, как во флейту –

Вылетают соловьи.

– Чем богаты, тем и рады.

Я их людям раздаю.

Пусть поют для них рулады.

Каждому – по соловью.

***  

Не печалься обо мне, родня!

В этой жизни не было меня.

Был один протяжный грустный звук…

Да, как выдох, выпорхнул из рук.

Не страдай, любовь, судьбу кляня!

В этой жизни не было меня.

Был один весенний светлый луч…

Да растаял в сизом мраке туч.

Не жалейте, други, обо мне.

Я приснился вам в метельном сне,

Огоньком спасительным маня

В эту жизнь, где не было меня!..

Зарево любви

 

                              «Любезные мои башкирцы, молодцы…»

                                                         

                                                                 М.И. Кутузов 1812.

Онемели в рощах соловьи.

Томные оледенели лиры.

Над Парижем зарево любви

Запалили беркуты-башкиры.

Солнечные певчие лучи

Не мечтали о таком размахе.

На себя надели беркутчи

Белые башкирские рубахи.

Весь поход в подсумках у седла

Берегли одежду и мечтали,

Чтобы над чужбиной расцвела

Родина весенними цветами.

Никаким стихам не передать

Как Париж влюблённостью лучился.

Ведь не зря науке побеждать

Беркутчи у беркута учился.

От альковной приторной тоски

Галльские обезумели дуры.

На Монмартре конные полки –

Северные снежные амуры.

Славные башкирские орлы!

В их глазах огонь любовный жарок.

По четыре огненных стрелы

В сердце у любой из парижанок.

По четыре пламенных стрелы

Достаёт башкирец из колчана,

Чтоб распался мрак бездонной мглы,

И на сердце музыка звучала.

Две стрелы пускает он вдогон

На печаль и гибель иноземцев.

Обогнув шатровый небосклон,

Обе поражают вражье сердце.

Следом выпускает ещё две,

Добивая раненого галла,

Чтобы дрожь в кипящей тетиве

На ветру сквозном не остывала.

Как певуча лука тетива!

Это вам не струны слёзной лиры.

На любовь победную права

Предъявляют беркуты-башкиры.

В этом грешном мире лучше всех

Женщины возлюбленные знают,

За какой воинственный успех

Воинов в амуры посвящают.

И ведут лукавый давний спор

Древние башкирские аулы,

Почему же с тех победных пор

У французов каменные скулы?

Вроде, не с уральских гор они

И совсем Башкирию не знают…

Почему же даже в наши дни

Так башкир они напоминают?

Жаны, Жаки, Жоржи и Луи…

Егеря, Драгуны, Кирасиры…

Смерть свою бесславную нашли

Под снегами жаркими России.

Конные башкирские стрелки

В битвах тыщи вёрст перепластали.

И распутным галлам вопреки

Мраморными ангелами стали

Воина башкирского стрела,

Просвистев в имперском небе хмуром,

Францию от гибели спасла,

Став стрелой сердечною амура.

…Онемели в рощах соловьи.

Над Парижем замолчали лиры.

Запалили зарево любви

Любезары-беркуты-башкиры.

Любезар – любезный человек.

А поэт, в Отечество влюблённый,

Это слово пылкое, как снег,

Перевёл – любовью озарённый.

Далеко не каждому дано

Покорить любезностью французов.

Не на это ли в Бородино

Намекал башкирам граф Кутузов?..

Саади

 

У любимой на груди

В бело-розовом тумане

Спит усталый Саади,

Словно ангел в Гулистане.

Много странствовал он лет.

Глубоко устал от песен.

Встретил милую поэт

И уснул в бутонах персий.

Гулистан – цветущий сад.

С того солнечного лета

Называют сад – Саад

В честь великого поэта.

Абдулла Муслихаддин

Средь достойнейших и равных

Из поэтов был один

Удостоен чести славной.

В том саду среди ветвей

Воспевает рай нетленный

Лучезарный соловей –

Ширази благословенный.

Всякий Божий день в году

Все персидские поэты

Величают в том саду

Соловьиные рассветы.

Бело-розовый туман

На ветвях зари не тает.

Алым цветом аргуван

На ветру огнём пылает.

В знойных солнечных лучах

Млеют юные фиалки.

Я такие же встречал

В городском рязанском парке.

В этом парке средь ветвей,

Прославляя рай нетленный,

Пел рязанский соловей –

Ширази благословенный.

Сура и Самара *

Две кровных сестры у Днепра –

Сбегают к нему с крутояра.

По правую руку Сура,

По левую руку Самара.

Негоже славянской родне

Рычать друг на друга, как волки.

Поклон тебе батюшка Днепр

От ласковой матушки Волги.

У древних истоков Руси

Парит неразлучная пара –

Сошедшие в мир с небеси,

Притоки Сура и Самара.

Две красных славянских реки

Питают тебя, русский сокол,

Как крылья по обе руки,

Сура и Самара обопол.**

Главою налево клонюсь,

А сердцем склоняюсь направо

К тебе, моя Крестная Русь,

Моя вековечная слава.

Фортуна к поэту добра.

Её два Божественных дара –

По левую руку Сура,

По правую руку Самара.

Родные мои земляки,

Исконные русичи-братцы,

У матушки Волги-реки

Сыны пензяки и самарцы

Две кровных сестры у меня –

Красивая красная пара.

Моя золотая родня –

Притоки Сура и Самара.

Отец у меня был пензяк,

А мать из крестьянок самарских.

Не зря в моих жилах сквозят

Разбойные волжские сказки.

Живу я на Волге-реке.

Взираю на мир с крутояра.

Сура в моей левой руке,

А в правой ладони Самара.

Примечание:

* Сура и Самара – одноимённые притоки Днепра и Волги.

* Обопол – с двух сторон

***  

В землю молнию вбивая,

Прогремел вселенский гром.

Высоко Господь на сваи

Ставит свой небесный дом.

Подпирает Бог столбами

Неба горнее крыло,

Что бы грешными слезами

Храм вселенский не снесло.

Рассекает воздух пламя,

Гулко в небе грохоча.

В золотом вселенском храме

Возжигается свеча.

Посреди молитвы слёзной

Над землёй в который раз

Упреждающе и грозно

Раздаётся Божий глас.

В небе грохотом объятый,

Грозно мечется в огне

Божий кмет – Георгий Святый

На пылающем коне.

Льётся слёзная молитва,

Плачут ангелы во мгле…

…Громыхает Божья битва

Ради жизни на земле.

***  

Русь на голову больная

Тяжело с исконных пор.

Горячо по ней стеная,

Кровью харкает топор.

Что ни век – петля и плаха

Строят смердов вдоль стены.

И как шапка Мономаха

Кремль на темени страны.

Что ни день – хоть чёт, хоть нечет –

На любом земном веку

Русь башку больную лечит,

Кровь пуская мужику.

Евгений Семичев


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"