На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

Мир отражается в слезинке...

Из новой книги

* * *

Листобоем напролом

В дом вломившись спозаранку,

Осень за моим столом

Стелет скатерть самобранку.

 

Ломит тучный каравай

И поводит томно бровью.

Говорит: «Отец, давай

Выпьем за твоё здоровье!»

 

За здоровье я не прочь,

Хоть глаза твои — туманы,

Но к здоровью приторочь

Спирта полные стаканы.

 

Коли ты родная мать,

Невзирая на погоду,

Гулевать — так гулевать!

Разбавлять не будем воду.

 

На двоих с тобой вдвоём

Каравай судьбы разделим

И отчаянно споём

Колыбельную метелям.

 

Неспроста, не задарма

Нынче праздник в доме нашем.

А сварливая зима

За окошком пусть попляшет.

 

* * *

Мир отражается в слезинке

И ощущает с небом связь.

Слезами вымою ботинки,

Чтоб не тащить на небо грязь.

 

Как старики сентиментальны:

Чуть что, и слёзы на глазах.

Какие постигают тайны

Они в Божественных слезах?

 

Прощайте старикам капризы.

На вас взирает, чуть дыша,

Сквозь слёз оптические линзы

Подслеповатая душа.

 

Ослик

               Марине Ганичевой

 

Лихо дьявол танцует чечётку.

Мечет искры в кромешном аду.

Я пошлю его, рыжего, к чёрту

И другою дорогой пойду.

Той дорогой, что всеми забыта,

Где надрывно в лихую грозу

Не грохочут, а плачут копыта,

Вышибая их камня слезу.

И пускай обо мне скажут после,

Что он жизнь не ценил ни черта!..

И был глуп и упрям, словно ослик,

На себе вывозивший Христа.

 

* * *

В небе вольные птахи

Рассекают простор.

В белой Божьей рубахе

Софийский собор.

 

С покаянною дрожью

На молитву встаю.

Мне за пазухой Божьей

Хорошо, как в раю.

 

В жизни бренной и тяжкой

До скончания лет

Всем нам служит рубашкой

Божий праведный свет.

 

На пиру и на плахе

Русский зла не таит,

В белой отчей рубахе

Перед Богом стоит.

 

И в Господней вселенной

Осеняют простор

Крест нательный нетленный

И Софийский собор.

 

Югра

 

Проделав путь томительный, неблизкий,

Приветствую тебя, моя сестра,

В Самарове (читай: в Ханте-Мансийске)

Вогульская остяцкая Югра.

 

Сорвавшийся с лихого крутояра,

Твой волжский брат, растроганный до слёз,

Земной поклон от города Самара

И жигулёвской вольницы привёз.

 

Готов поклясться нашей общей мамой,

Что не один я нынче с толку сбит.

Раскопанный в степи заволжской мамонт

Своим югорским родичам трубит.

 

Когда бурлит над Волгой вешний ливень,

Тараня грозовые облака,

Над степью выгибается, как бивень,

Гудящая Самарская Лука.

 

Когда клубятся волжские туманы,

Вздымаясь до небесной высоты,

Толпятся жигулёвские курганы,

Как первобытных мамонтов хребты.

 

Самарово — и я самарский то бишь! —

В любви моё признание прими.

Ведь все мы дети мамонтовых стойбищ,

По Божьей воле ставшие людьми.

Евгений Семичев


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"