На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

Сначала было побережье

Из новой книги

СНАЧАЛА БЫЛО ПОБЕРЕЖЬЕ

 

Приморье – это означает

при море.

Морем и живем.

И где бы ни стоял мой дом –

воды полосочка живая

горит и гаснет за окном.

 

Оно всегда при мне, во мне.

Живу я, будто на волне:

то вверх несет меня движеньем,

то вдруг собьет – я в пропасть рухну…

И место моего рожденья –

не город, не село,

а бухта.

 

На нитку берега в заливе

нанизаны суда и пирсы.

В волне кипит июльский ливень –

стоит почти сплошной стеной

июля щедрая вода.

А женщины, все до одной,

стоят у старой проходной,

ждут, как появятся суда

из-за темнеющего мыса.

 

Стога анфельции укрыты

брезентом, словно сено в поле.

На вешала цепляют рыбу,

отяжелевшую от соли.

Дымит коптильня, как всегда.

И серебристая кета

лежит во тьме засольных чанов.

 

Ночная смена заступила.

А возле самого причала

не гасит тихий огонек

ночной рыбкооповский ларек –

соль, спички, папиросы, мыло

и хлеб ловецкий,

хлеб ночной…

 

Тот берег навсегда со мной.

И в бухте детства все как прежде,

и море входит в каждый дом.

Я твердо знаю, что на свете

сначала был просто и ветер,

сначала было побережье,

а море, суша, все –

потом.

 

И вдруг сгодятся…

 

НАДО, ЧТОБЫ…

 

Слева,

тень состава, шумя, набегает на травы,

Ветер треплет кроны деревьев и лижет рельсы,

солнца малиновый диск медленно плавится справа

и растворяется в серой воде залива.

 

Если

добавить к этому серую ленту песка,

веток, обглоданных морем, желтые кости,

торчащие, словно хищные зубы, обломки скал

и нестерпимое предощущение счастья и злости,

 

надо,

чтоб ровной двойной цепочкой следы,

пересекаясь, бежали вдоль зубчатой кромки прибоя,

чтоб, на песок набежав, языки воды

тронули надпись, что мы начертили с тобою,

 

надо добавить ворохи листьев в прибрежном лесу,

кленов багряных медленный шорох и звон,

дятла невидимого размеренный дробный стук,

крики гортанные, грузность окрестных ворон,

 

чтобы

помнить всегда памятью каждой клетки

живую податливость жухлой травы и листьев опавших,

жесткость скамьи выцветшей пляжной беседки,

счастье предощущений, счастьем не ставших.

 

 

ЦИКАДА

 

Безумной тигрицей

рычит в половодье река,

ломая леса вековые и юные страны стирая.

Но что она, бешено мчащая издалека? –

бессильный скупой ручеек

Океана

без дна и без края.

 

А что Океан,

атлантид колыбель и могила? –

он лужа на донышке обыкновенных небес,

которые в бурях рождают и гасят светила,

потухшие звезды швыряя

в мой стиснутый городом лес.

 

И что я? –

цикада из этого чахлого леса,

когда и травинку не гнет

невесомое тело мое?

Ну как мне поднять изначальную хрупкую песню –

ведь слышу я, слышу:

Охотник за Звездной Медведицей

песню поет.

 

У ПРИЧАЛА

 

Пар тяжело выдыхают кирпичные трубы теплоцентрали,

суда у причала, швартовые трутся о кнехты,

здесь, у самой кромки воды, еще днем беспечные дети играли,

а сейчас, в сумерках, в синем плаще стоит, задумавшись, некто.

 

Расставив ноги, глядит, как с черного дна в маслянистой воде

медуза несет свое студенисто-упругое тело

туда, где отблеск последней зари расплавился, где

дорожка луны наискосок сквозь залив пролетела,

 

туда, где острый луч первой звезды покачнул

березовый лист, невесомо упавший на гребень волны…

А некто в синем плаще ничего не видел, может, он стоя уснул,

не слыша, как эта медуза, качаясь в заливе,

вплывает в его бесконечно печальные сны.

 

***

 

Коляски скрип по коридору.

С полночи до исхода дня

все ждет у стенки приговора

отчаявшаяся родня.

 

Всплывают, пропадают лица,

шприцы катаются, звеня, –

так , значит, выглядит граница

от «я живу» до «нет меня».

 

И это время, это место,

где вечность, я и пустота:

никто – ни за меня, ни вместо,

ничто – ни зло, ни красота –

 

перед Всевышним не в ответе.

И остается на потом

всё – жизнь и смерть - на этом свете

и вовсе ничего – на том.

 

А за окном ржавеют клены,

в их кроны лето истекло,

и бьет тяжелые поклоны

береза в мутное стекло.

 

ПРО МЕНЯ

 

Опять летит тайфун с востока,

стальными струями звеня.

Как баловала жизнь меня,

как била больно и жестоко!

 

Простая, словно дождик летом,

обычная, как снег зимой,

иду я по миру с сумой,

в которой хлеб и сигареты.

 

Жизнь разлетается на части.

и с неба падает вода,

неотвратимо, как беда,

необъяснимая, как счастье.

 

Как голос улетевшей птицы,

оставшийся, слабеет, чист –

еще кружит кленовый лист

и, падая, наверх стремится.

 

 

 

***

Комната с видом на море.

Адрес не ясен.

Балконные двери ловят отблеск последний зари.

Ажурные стойки вручную точеных балясин

Еле заметно танцуют, светясь изнутри.

 

Вечер ложится на сопки пожаром заката.

Узкой полоской по верху щетинится лес.

Все это было где-то, с кем-то, когда-то:

алые блики, балкон, ожиданье чудес.

 

Да, этот мир без меня так же ярок и светел,

и на заре, как цикада, смеясь, запоет,

может быть, вспомнишь меня, но задумчивый ветер

вдаль унесёт отзвеневшее имя моё

 

НОЧНОЕ КУПАНИЕ

 

Когда заря утонет в океане…

я в ночь иду протоптанной тропою.

как зверь спешил ночами к водопою,

так и меня манила и звала

ночной воды тягучая смола.

 

Ступни обнимет ласковый песок

шероховатостью песчинки каждой,

сухой и теплой, а потом чуть влажной –

все медленней иду, ступни все глубже –

и по следам луна сверкает в лужах.

 

Вхожу, волну отталкивая телом.

Вода лепечет, обжигает плечи

Восторгом сумасшедшим сводит плечи.

Дорожка лунная тускнеющими каплями

скользит по коже, смуглой и горячей…

Купанье за полночь в воде полупрозрачной

и черной. Над заливом лик луны.

 

А тело, словно звук тугой струны,

еще не потревоженной чужим

прикосновением.

Ночной воды струя

и водоросли нить в ночной струе –

все это я.

А звук еще в струне.

 

 

***

 

Вот опять вернулась жизнь ко мне.

Снова слышу, вижу, различаю

все оттенки, пятна на луне,

запах дочерна заваренного чая.

 

Кожей слышу шорох за окном,

стук дождя по ржавому карнизу.

Вот еще усилие одно –

слышу: под стопой своею, снизу

 

слабая весенняя трава,

наливаясь силою земною,

к солнцу пробивается с утра

сквозь асфальт и доски подо мною.

 

А вокруг все та же круговерть,

до меня ей никакого дела.

Пролетает жизнь – она же смерть –

без конца и края, без предела.

КУКУШКА

 

Я уйду от тебя, как уходят из жизни,

ранним утром, как только забрезжит рассвет,

недопев, недоплакав – за столько-то лет! –

дверь тихонько закрыв за собою.

Скажи мне –

 

есть ли в жизни иной с земляникой опушка,

хор лягушек и жаркое пенье цикад,

есть ли дачка в лесу, где в полнеба закат,

где кому-то сто лет нагадает кукушка?

 

Ты в полёте ночном над землею в огне,

надо мной, над уснувшей в росе деревушкой.

Пусть же год, отведённый мне пёстрой кукушкой,

оборвётся не больно, не страшно – во сне.

Раиса Мороз (Владивосток)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"