На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

Было, было в старину…

Из новой книги

БЫЛО, БЫЛО В СТАРИНУ…

Было, было в старину:

Парень девушку одну

Вёз в богатом тарантасе.

Дело было в Арзамасе.

В Арзамасе

кони в плясе

Били в камень новыми

Звонкими подковами.

Выбегал народ дивиться:

Что за чудо

тройка-птица,

Птица-тройка ладная,

Бойкая,

нарядная!

Звон несли во все концы

Разливные бубенцы.

Раскатился этот звон

Вдоль крылечек и окон,

А за ним пошёл

Раздольный

Звон окольный,

колокольный

Тридцати церквей вокруг,

Так что кони

встали вдруг.

Встал богатый тарантас:

Ай да город Арзамас!

Красота вокруг плыла –

Справа,

слева купола.

Красотою славься главной

Городок наш

православный

С вишнею хорошею

по-над речкой Тёшею!

И сказала молодая,

Пирожок беря с лотка:

– Не видала никогда я

От Самары

до Валдая

И приветливей, и лучше

Арзамаса-городка!

         1812 год

По русским тропам, по оврагам,–

Молись за нас, родная высь! –

Мы отступали шаг за шагом

Перед врагом.

Но мы дрались.

Дрались!

Нам бегать не пристало.

А сдаться – Богом не дано.

Не потому, что сил не стало,

Оставили Бородино.

А чтоб по пепельным просторам,

Победный потеряв штандарт,

Бежал, бежал от нас с позором

Аж до Парижа

Бонапарт.

    МАЛОЯРОСЛАВЕЦ

Вот кто тогда победу спас,

Кто смертные изведал муки.

В крови по горло

восемь раз

Переходил из рук он в руки.

Здесь – грудь на грудь

и крик на крик

В огне и орудийном гуле.

Вот где палаш и русский штык

Французский марш перечеркнули.

Был чёрным

дымный небосклон,

И враг и друг в глазах двоился.

Да что там, сам Наполеон

Здесь чуть в плену не очутился.

Среди пожарищ и руин

Так много полегло,

так много.

И понял враг, что путь один,

Один –

смоленская дорога…

      БАГРАТИОН

Не зря, когда был ранен он

На Бородинском смертном поле,

Возликовал Наполеон,

Кутузов застонал от боли.

Ещё дышал. Ещё тоска

Таилась в обречённом теле.

«Ну что сраженье? Как Москва?» –

Глаза надеждою горели.

В нём жизнь, страдальчески светясь,

Ещё дрожала, замирая.

«Так враг в Москве?» –

                                и рухнул князь,

Бинты кровавые срывая.

И в тот момент в окне звезда

Зажглась в сияньи небывалом.

Грузинский князь, он навсегда

Остался русским генералом.

Ударили под облака

Колоколов церковных звоны…

Народ непобедим, пока

Есть у него багратионы.

   НА ПОКЛОННОЙ ГОРЕ

Не видны ни пеший и ни конный,

Даль горчит, дымна и горяча.

Ждут французы

на горе Поклонной

От Москвы заветного ключа.

«Неужели снова будем драться?

Не идёт Кутузов на поклон.

Не умеют русские сдаваться»,–

Произнёс в сердцах Наполеон.

В том, что здесь он скоро поумнеет,

Никого не надо убеждать.

Русские сдаваться не умеют,

Но зато умеют побеждать.

                 ***

Француз,

от славы одуревший,

Вломился в русский огород…

Народ,

понять беду успевший,

Вскипел.

На то он и народ.

В мороз, пургу и вьюгу-замять,–

Отчизна ли не дорога? –

Он научился партизанить,

На вилы поднимать врага.

Топор сподручны и дубина,

Редеет вражий легион…

Ему, народу,

всё едино –

Что Гитлер, что Наполеон.

                ***

Вы шли на нас такой оравой!

Но есть же Бог…

                          И это мы

Погнали вспять, громя со славой

Все ваши тьмы, и тьмы, и тьмы.

Но так цинично и бесстыже,

Так зло,

как вы Москву тогда,

Мы не разграбили Парижа,

Не жгли в отмщенье города.

Такого благородства где-то

Пойди-найди в тот грозный час.

Не любите? Понятно это.

За что же ненавидеть нас?

  БОГОРОДИЦКОЕ ПОЛЕ

Чтоб нам сегодня смотрелось светло,

Чтобы мы жили на воле,

До миллиона солдат полегло

На Богородицком поле.

В этом суглинке, в песке и пыли,

В этой смоленской юдоли…

Чу! Это ветер иль стон издали

На Богородицком поле?

Неистребимое эхо войны

Здесь оглушает до боли.

…Громче нигде не слышней тишины,

Чем в Богородицком поле.

            ***

Оставим пустые споры

О скрипе былых телег.

Всё выше строит заборы

На дачах практичный век.

Под русской небесной высью,

Где тучи так вольно мчат,

Всё чаще чужие мысли,

Чужие песни звучат.

Традиции и обряды

Пропали, как давний сон.

Всё чаще чужие взгляды

Мы ловим со всех сторон.

Ушло, не многих тревожа,

Развеялось, словно дым,

Что было всего дороже,

Что было всегда святым.

Ещё ветерок колобродит

Над полем высокой ржи.

Но грустно, что Русь уходит

Из Родины, из души…

         СЕНЕКА

Ты будешь ему заместо отца,

Прочтёшь с ним немало книг…

С восторгом глядит на тебя, мудреца,

Царственный ученик.

Учи, чтоб стал человеком он,

Как сына душой любя…

…Но если в итоге выйдет Нерон,

То он и убьёт тебя.

             ***

Кромсают планету, деля,

Лишь прах,

лишь пыль от преданий.

Мне кажется, вся земля

Заходится от рыданий.

Где истина есть?

                       Где ложь?

О многом иначе судишь.

Чем глубже мир познаёшь,

Тем меньше его ты любишь.

Всё круче, бездушней век

В движении непреложном.

И всё слабей человек

В своём могуществе ложном.

                ***

                     «Я не плачу, я песню пою…»

                                          (В. Казанцев)

На даче шум, и смех, и стук,

Весны весёлой панорама.

Но вот из-под карниза вдруг

Гнездо упало в кучу хлама.

А в воздухе цветущий мёд,

А в небе солнце ярче, выше.

Летает ласточка, поёт,

Крылом почти касаясь крыши.

Хозяина не потревожь,

Он обустраивает дачу.

– О чём ты, ласточка, поёшь?

– Да разве я пою? Я плачу…

                ***

За что нами ранняя осень любима?

Чем в плен нас берёт её женственный лик?

Рябина горит, будто вся из рубина,

И нет драгоценней её в этот миг.

Она в журавлиную пору отлёта

И чем-то нам ближе, и чем-то родней.

И мы ведь прощальное чувствуем что-то,

И мы неизбежно горим вместе с ней…

     СЕРДЦЕ

– Сердце, сердце,

как же пело

Ты от счастья своего!

Отчего ты заболело,

Приумолкло отчего?

Усмехнулось,

улыбнулось,

Почерневшее насквозь:

– На любовь я натолкнулось,

А изменой обожглось…

   НЕ ПОКИДАЙ МЕНЯ

Девчонка в поздней электричке,

К мальчишке голову клоня,

Слова сжигала, словно спички:

«Прошу, не покидай меня…»

«Не покидай меня…»

                                Как странно

Слова в беззвучной тишине

Вдруг заболели, словно рана,

Заговорили вдруг во мне.

Я о селе всё тише, тише

Пою, в душе любовь храня.

Его я голос часто слышу:

«Прошу, не покидай меня…»

Когда легла мне путь-дорога,

Берёзка, листьями звеня,

Качнулась грустно у порога:

«Прошу, не покидай меня…»

Я сам шепчу любимой горько

На склоне жизненного дня:

«Прости меня за всё, но только,

Прошу, не покидай меня...»                                           

         ***

Отцвели мои луга

с песнями да звонами,

Роща поосыпалась

золотым дождём.

Старый клён, захваченный

серыми воронами,

К небосклону низкому

смутно пригвождён.

Что тут скажешь? Времена

Наступили тёмные.

Ни звезды, ни месяца

над моим окном.

Сиротливо во дворе

бродят псы бездомные.

Стало так безрадостно

в полюшке родном.

Но всему наперекор

есть в душе заветное.

Лист последний с тополя

я рукой ловлю.

Эту рощу нищую,

это поле бедное

С каждым годом преданней,

трепетней люблю.

                    ***

                                        Лиде

На фоне неба нарисован чернью

Твой дом при свете молодой луны.

Два соловья в черёмухе вечерней

Гремят, гремят, восторженно хмельны.

И пахнет тополиною листвою,

И слышен смех девичий на лугу.

Я понимаю: я тебя не стою,

Но без тебя уже я не могу.

Как любит сердце!

Как поёт, как бьётся,

Как замирает в страсти роковой!..

Нет, это время больше не вернётся,

Прощально помаши ему рукой.

Кровь холодеет, не бывает чуда,

Нас предают усталые года.

Но этот вечер!

С нами он повсюду.

Но этот дом!

Он с нами навсегда.

Где соловьи в какой-то лихорадке

Сошли с ума от молодой луны.

Где губы так непостижимо сладки,

Что даже чуть пьяны и солоны.

ПОМНИ О СМЕРТИ СВОЕЙ

Видел икону одну,

А на иконе на той

Весь в прозорливом плену

Праведный старец.

Святой.

Свиток в руке он держал,

Свиток божественный сей

Каждого предупреждал:

«Помни о смерти своей…»

Плач или пой, или пей,

Где ни гуляй, ни кружи,

«Помни о смерти своей» –

Это на сердце держи.

Смело живи, не по лжи,

Зёрен обиды не сей.

Честью своей дорожи,

Помни о смерти своей.

Дней убавляется счёт,

Чем ты себя ни увей.

Если живой ты ещё,

Помни о смерти своей.

            ***

И выпал снег…

                        А клёны

Стоят во всей красе.

Ещё не оголёны,

Ещё багряны все.

Кто стар и тот, кто молод,

Как будто в странном сне

Глядят, как жар и холод

Сошлись наедине.

И вот уже негромкий

Летит со всех сторон

Почти стеклянный,

ломкий

Листвы прощальный звон.

Не удержавший пламя

Клён сиротлив и наг…

…Похоже, что и с нами

Бывает в жизни так.

                       ***

И фундамент в крапиве, и сгнивший забор –

Это дома родного останки.

Это здесь, глядя радостно в снежный простор,

У крыльца он садился на санки.

Оглашали село и заснеженный дол

Многих сверстников звонкие крики.

Украшала в июне обеденный стол

Чашка алой лесной земляники.

А по осени с тополя тусклую медь

Наметало под ветхие сени…

Он пришёл, чтобы вспомнить, душою прозреть,

Встать, где были когда-то ступени.

Потому что летят всё быстрее года,

И понять это стало несложно:

Можно много и многих забыть навсегда,

Но себя позабыть невозможно.

                 ***

Этой жизни законы просты,

Зря ты их наизусть не учишь.

Бросишь камень в прошлое ты,

Два из будущего получишь.

Если с уст срывается ложь,

Правда будет твоя горбата.

На земле ты взаймы берёшь,

Не забудь, что потом расплата.

Ешь, что сам заработал, сам,

Сторонись дармового масла.

Чаще взор устремляй к небесам,

Чтоб свеча твоя не погасла.

               ***

Изнемогает усталый народ

На православной Руси.

Крест не по силам Господь не даёт,

Коль на плечах – так неси.

Значит, надеется крепко на нас

В мире ликующей тьмы.

Выстоим духом, чтоб свет не погас,

Если последние мы!

Нет, никогда не уйдём мы в назём,

Хватит об этом трубить.

Видите, ношу какую несём?

Нет у нас права не быть.

Николай Рачков


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"