На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

Гвоздики и свечи...

Стихи из новой книги

***

На горных вершинах Осетии чудной

Устав от дороги, далёкой и трудной,

Спят тучи, лежат облака.

Когда станет тесно угрюмым ватагам

И молния в скалы ударит зигзагом,

Срывается с неба река.

И вмиг оживают крутые теснины,

И горы свои богатырские спины

Под ливнем сгибают чуть-чуть.

И с лёгкостью волю почуявший Терек

Швыряет громадные камни на берег

И рвёт себе дикую грудь.

Но солнце как прежде встаёт над горами

И крест серебрится на каменном храме

В ущелье, в глухой стороне.

И веет незыблемым духом могучим,

Как будто промчался по скалам и кручам

Георгий святой на коне…

 ШКОЛА БЕСЛАНА

Как ясные звёзды с холодных высот,

Улыбкой берущие в плен,

Ребята, девчата – их больше трёхсот –

Глядят с изувеченных стен.

Людская колонна, её не сломать,

Течёт сквозь рыдающий вой.

«Сы-ноч-ки…» – взывает несчастная мать,

К стене прислонясь головой.

Какой ещё нужен терновый венец,

Чтоб было мучительней всем?

Окаменевший от горя отец

И слова не молвит ни с кем.

Гвоздики и свечи. Кресты. Образа.

Цветёт за портретом портрет.

Как страшно, когда им посмотришь в глаза,

Как жутко, что их уже нет.

«Как мы погибали – иди и гляди»,–

Их души кричат в небесах.

Не видя уже ничего впереди,

Иду по колено в слезах…

***

Немало повидал уже на свете я,

Но вот куда забросил жизни вал:

Погранзастава.

Южная Осетия.

Вершины гор.

Внизу лежит Цхинвал.

Везде каштаны, яблони, акации,

Черешневый и персиковый рай.

Но враг не может жить без провокации,

Чтоб вновь взорвать

цветущий этот край.

Уже не веря в обещанья веские

И зная, как умеют бить в упор,

Рязанские ребята да смоленские

Опять уходят в боевой дозор.

Бежит река стремглав в ущелье узкое,

Цхинвал встаёт из-под разбитых груд.

Здесь снова мир.

Здесь твёрдо встали русские.

Они своих в обиду не дадут.

***

Там храм в теснине среди гор

Стоит отшельником забытым.

И месяц ночью словно вор

Крадётся по разбитым плитам.

Там так тревожно и темно,

Что с сердцем просто нету сладу.

Перед иконою давно

Там некому возжечь лампаду.

Лишь звёзд небесных благодать,

Лишь крест, мерцающий в дозоре.

Там руку некому подать

Уже ни в радости, ни в горе…

***

В этом мире слепому и зрящему

Есть один непреложный наказ:

Полюбите вы по-настоящему,

И не важно, полюбят ли вас.

Жизнь порой колесо неудобное,

Переедет судьбу – и не раз.

Только сделайте что-нибудь доброе,

И не важно, оценят ли вас.

Тихим вечером иль в непогодину,

И в счастливый, и в горестный час

За себя помолитесь, за Родину,

И не важно, услышат ли вас…

 ***

                        «Определение правды может быть

                         только нравственным и никаким

                         иным».  

                                                               В. Распутин

Страна одна – не всё ль едино,

Одна и даль её, и ширь.

И всё-таки какого сына

В свой срок преподнесла Сибирь!

Путь творческий тернист и труден,

Но нет, не взял его испуг.

Когда мы говорим: Распутин,

Мы строже делаемся вдруг.

Его с волнением встречаем,

Он много нам поведал впрок.

Он как Байкал – неприручаем,

Как это озеро – глубок.

Пожар всего родного крова

Со своего узрел крыльца.

Его взыскующее слово

Взрывает русские сердца.

И всё не так уж безнадёжно,

Коль так тревожит нашу грудь.

Всё, что безнравственно и ложно,

Спокойно не даёт уснуть.

Легко ли нам, читая повесть,

Увидеть бедной жизни дно?

Но там, где правда,

там и совесть.

Другого в мире не дано.

***

«Степь да степь кругом…» –

Дальние края.

Сразу милый дом

Вспоминаю я.

Под хмельком слегка

За столом родня.

Мамина рука

Обняла меня.

Иней. Снег. Мороз.

Праздник Рождества.

Все поют до слёз

Грустные слова.

Те, что душу рвут

До сих пор и мне.

«Степь да степь…» А тут

Синий лес в окне.

«Степь да степь…» А тут

В стороне родной

Ландыши цветут

Радостной весной.

Петь в речную гладь

Сладко соловью…

Что же я опять

Плачу и пою?

Плачу потому,

Что на склоне лет

В том родном дому

Никого уж нет.

Да и дом пропал

В грозах бытия.

За спиной провал

Ощущаю я.

Больно знать о том,

Кто и где зарыт.

«Степь да степь кругом…» –

И душа навзрыд.

        ЕЩЁ РАЗ О ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЕ

А он для нас есть праздник самый главный –

От южных и до северных широт.

Но кто-то на салют Победы славной

Презрительно кривит в усмешке рот.

«Спасли Европу? Вы в своём уме ли?..» –

И пишут, и кричат наперебой,

Что воевать как надо не умели.

Не так дрались.

Не так ходили в бой.

Не так умели утеплять землянки

И наступать из логова болот.

Зачем, зачем бросались мы под танки

И всею грудью падали на дот?

Никак не переварят нашу славу,

Вбивают в наш салют за клином клин.

Зачем не сразу взяли мы Варшаву?

Зачем поторопились взять Берлин?

Да можно ль перечислить поимённо

Всех, кто легли под братские холмы?!.

А мы целуем красные знамёна.

Враг был сильней.

Но победили мы.

 ***

Я, наверно, сегодня стихи сочинять бы и бросил,

Если б вдруг не вот этот внезапно открывшийся вид:

Над притихшей водой васнецовской Алёнушкой осень

В сарафане старинном о чём-то волшебно грустит.

Загрустил невзначай, замечтался и я, загляделся,

И открыл свою дверь на какой-то таинственный стук.

Я увидел с утра, как овечьим тулупом оделся

И продрогший овраг, и застывший от холода луг.

Я люблю твой простор, край ты мой золотисто-багряный!

И пускай горизонт вновь от туч наседающих мглист.

Вот опять на ветру, над уже помертвевшей поляной,

Словно древний пергамент, шуршит опадающий лист.

По весне на стволе здесь появится новое племя,

От зелёной листвы будет ветер пленительно пьян.

Я и сам понимаю: всему на земле своё время,

Словно пепельный куст погружаясь в холодный туман…

***

Я не сплю, сна как не было в полночь – и нет,

Свет волшебный в оконной безумствует раме.

Вспоминаю я солнечный давний рассвет,

Когда в лес мы с тобою пошли за грибами.

Мы идём мимо пёстрых знакомых полей,

Я здесь свой, и родился и вырос в селе я.

Никого нет на свете тебя веселей,

Никого нет на свете меня веселее.

Ты идёшь по цветам – и ликуют цветы,

Над тобой машет небо косынкой льняною,

Потому что такая красивая ты,

Молодая, родная, любимая мною!..

Но леса облетели – кричи не кричи,

Опустели поляны, поля, огороды.

Лунный свет заливает пространство в ночи.

Глубоки мои годы, как тёмные воды.

Николай Рачков


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"