На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

Дымки

Из собрания сочинений

***

Скорей туда, на проводы зимы! 

Там пляшут кони, пролетают сани, 

Там новый день у прошлого взаймы 

Перехватил веселье с бубенцами.

 

А что же ты? Хмельна иль не хмельна? 

Конец твоей дурашливости бабьей: 

С лихих саней свалилась на ухабе 

И на снегу – забытая, одна.

 

И, на лету оброненная в поле, 

Ты отчуждённо слышишь дальний смех, 

И передёрнут судорогой боли 

Ветрами косо нанесённый снег.

 

Глядишь кругом – где праздник? Пролетел он. 

Где молодость? Землёй взята давно. 

А чтобы легче было, белым, белым 

Былое бережно заметено. 

1967

 

ДЫМКИ

 

Дорога всё к небу да к небу, 

Но нет даже ветра со мной, 

И поле не пахнет ни хлебом, 

Ни поднятой поздней землей.

 

Тревожно-багров этот вечер: 

Опять насылает мороз, 

Чтоб каменно увековечить 

Отвалы бесснежных борозд.

 

И солнце таращится дико 

На поле, на лес, на село, 

И лик его словно бы криком 

Кривым на закате свело.

 

Из рупора голос недальний 

Как будто по жести скребёт, 

Но, ровно струясь и не тая, 

Восходят дымки в небосвод.

 

С вершины им видится лучше, 

Какие там близятся дни, 

А все эти страхи – летучи 

И сгинут, как в небе они. 

1971

 

* * *

Когда созреет срок беды всесветной, 

Как он трагичен, тот рубежный час,

Который светит радостью последней,

Слепя собой неискушенных нас.

 

Он как ребенок, что дополз до края

Неизмеримой бездны на пути, —

Через минуту, руки простирая,

Мы кинемся, но нам уж не спасти…

 

И весь он – крик, для душ не бесполезный,

И весь очерчен кровью и огнем,

Чтоб перед новой гибельною бездной

Мы искушенно помнили о нем.

1963

 

***

Тревога военного лета. 

Опять подступает к глазам 

Шинельная серость рассвета, 

В осколочной оспе вокзал.

 

Спешат санитары с разгрузкой. 

По белому красным – кресты. 

Носилки пугающе узки, 

А простыни смертно чисты.

 

До жути короткое тело 

С тупыми обрубками рук 

Глядит из бинтов онемело 

На детский глазастый испуг.

 

Кладут и кладут их рядами, 

Сквозных от бескровья людей. 

Прими этот облик страданья 

Мальчишеской жизнью твоей.

 

Забудь про Светлова с Багрицким, 

Постигнув значенье креста, 

Романтику боя и риска 

В себе задуши навсегда!

 

Душа, ты так трудно боролась... 

И снова рвалась на вокзал, 

Где поезда воинский голос 

В далёкое зарево звал.

 

Не пряча от гневных сполохов 

Сведённого болью лица, 

Во всём открывалась эпоха 

Нам – детям её – до конца.

 

...Те дни, как заветы, в нас живы. 

И строгой не тронут души 

Ни правды крикливой надрывы, 

Ни пыл барабанящей лжи. 

1963

 

***

И вышла мачта чёрная – крестом, 

На барже камень, сваленный холмом, 

И от всего, что плыло мне навстречу, 

Не исходило человечьей речи.

 

И к берегам, где меркли огоньки, 

Вода ночная в ужасе бросалась, 

А после долго посреди реки 

Сама с собой с разбегу целовалась.

 

Сгустилась темь. Костёр совсем потух. 

Иными стали зрение и слух. 

Давно уж на реке и над рекою 

Всё улеглось. А что-то нет покоя. 

29 августа 1970

Алексей Прасолов


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"