На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

Я шел к вам

Триптих посвященный Велимиру Хлебникову

1

«…Что же делать?! Может,

стихи лучше нужно писать?...»

 (В. Хлебников, после встречи с О. Глебовой-Судейкиной)

 

Ни вспять не ступить, ни в сторону:

Вы – каждая из дорог.

Не новая, в общем, история

– Чужая, своя ли – не впрок:

 

С признанием, с-под сердца вырванным,

Стучаться в чужой покой,

Проситься – куда уж наивнее! –

В сердце другом на постой.

 

Стучаться к Вам в настоящее,

К Вам, похожей на ту,

В окрашенном грубом ящике

Упрятанную в темноту.

 

К Вам, похожей до онемения

Жестом, сутью, лицом,

К Евангелию Воскресения,

Входить живым мертвецом.

 

И с головою опущенной

Вам говорить или той?…

С-под сердца боль вылущивать,

Изъеденную темнотой.

 

Стоять многословным заикою,

Готовым сбежать от стыда

И сгинуть. Но Вы, многоликая,

Вы догоните или та,

 

Которой явились откуда-то:

В чьи глаза я смотрю?

Распнете, уйдете, забудете! -

Мартом – по февралю,

 

Солнцем – по снега таянию,

Утром – сквозь ночь времен,

Вы – неразгаданною тайною:

Явь или вечный сон?

 

Молча улыбку прячете –

Солнце – по февралю…

«Ищите – и да обрящете!»

Вы слышите:

     – Я люблю…

 

2

 

«…Помните, я шел к вам,

Шелковые ресницы …»

(В. Хлебников, 

«А я из вздохов дань сплетаю»)

 

Вы поставили крест на мне.

Я бы рад ошибиться. Не спорьте.

В этой правде гораздо больней

Признаваться. И стыдно. И горько.

 

Вы же сами ни разу ко мне

– Ни руки и ни теплого слова.

За́́мки прошлого – груда камней.

Все былое – в огне соломой.

 

Я – как нищий – у Вас молил

Каждый взгляд, даже повод для взгляда.

Отлетела пора молитв.

Подаяния больше не надо.

 

Ни обид, и ни вин ни чьих.

Пусть останется прошлое свято.

Снова март. И кричат грачи,

Будто им тоже что-то понятно.

 

Крик грачиный – напевом сирен:

Кто сегодня плывет к ним с Итаки?

Там – надежды коварный плен.

Здесь – руины надежд. Не так ли?

 

Вы поставили крест на мне.

Я же чувствую. Не возражайте.

За́мки прошлого – царство теней,

Где ни Вас, ни меня.

Прощайте.

 

3

 

«…вам, взявшим

неверный угол сердца ко мне…»

(В. Хлебников, «Еще раз, еще раз»)

 

…Казалось, что вот-вот –

                                                           и я пойму

Как изначальный летний зной, бредя в туманах,

В две головешки вычернит к утру

Глаголы два – «уйдет – умру»,

И ночь метнется в ужасе с дивана.

 

И простынь белизна замрет черна.

На стенах всех – лица заветный очерк.

Заламывая руки, застонать?

Судить живую боль под всхлипы ночи?

Под звон стекла разбитого окна

С разбега – вниз – с балкона –

разом кончить?..

 

Ко мне был взят неверный сердца угол:

За боль – еще больнее во сто крат.

За что – в открытое – какая в этом удаль? –

Смеясь, швырять – за разом раз – горящий уголь

И слово каждое вонзать по рукоять?

 

Я до рассвета так хотел дожить,

Увидеть рыжий стриженый затылок,

Как краешек губы ее дрожит

В улыбке…

                        Неужели «жить» –

Лишь без конца спрягать в прошедшем

«было»?..

Николай Покидышев (г. Курган)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"