На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

Доля людская

Стихи

31 января 1936 года в лазарете Соловецкого лагеря особого назначения скончался от туберкулёза поэт Евген (Евгений Павлович) Плужник. Сын земли воронежской и классик украинской литературы двадцатого столетия. Незаконно осуждённый, незаслуженно позабытый. Вспомним поэта. Прочитаем его «избранное» в подлиннике и в переводах.

Настоящая поэзия по-настоящему звучит на родном языке. Как кровный русскому, украинский язык доступен для понимания. Поэтому даём читателю возможность самому оценить творчество большого лирика. Ведь всякий перевод, по сути, есть новая «песня» на стихи автора – Евгена Плужника.

 

***

Передчуттям спокою i нудьги

Мене хвилює   мертве листя долi…

Час увiйти в надiйнi береги

Думкам i мрiям…

                                   Як дiброви голi

Очам вiдслонять далечiнь нiму

I сонце ллється скупо i нечасто,

Надходить спокiй, дано-бо йому

У володiння неподiльне час той,

Що зветься осiнь…

                                   Сни i споживай

Те, що придбало лiто. Сни i згадуй…

Та, як уява в тебе ще жива,

Умiй в нудьзi знаходити розраду.

 

***

Предчувствием покоя и тоски

Меня волнует мёртвый лист опавший…

Пора войти надёжно в бережки

Мечтам и думам…

                                   Опустеют пашни,

И голые леса немую даль

Для глаз откроют. Солнце скупо льётся.

Покой нисходит, светлая печаль.

И время это осенью зовётся.

Живи спокойно. Спи и вспоминай,

Что лето осени вручило, как награду,

Лелей мечты и жизнь не проклинай,

В немой тоске умей найти отраду.

Перевод Виктора Беликова.

 

 

 

***

Коли надходить вересень злотавий

Повiльною ходою i, йдучи,

Шовковi пестить вруна i отави,

I журавлi гуртуються в ключi,

 

Вночi люблю дивитися, як креслять

Засинений осiннiй небосхил

Падучi зорi,  – наче ciє  тесля

Срiблясту тирсу з-пiд огнистих пил…

 

Огню такого! Стомлена природа

Опочиває   у красi такiй,

Що, мабуть, справдi вища нагорода

За пристрасть лiта – тихий супокiй!

 

***

Когда опять сентябрь золотоглавый

Шагает плавной поступью своей,

Когда, лаская озимь и отавы,

Он в косяки скликает журавлей,

 

Люблю смотреть на вспышки звёзд

                                               падучих,

Летящих в небе, как из-под кресал.

Как будто плотник огненную кучу

Серебряных опилок разбросал…

 

А даль – в зарницах! Утомившись, надо

Природе отдохнуть в красе такой.

За страстность лета высшая награда –

Покой.

Перевод Евгения  Новичихина.

 

 

***

Падає   з дерев пожовкле листя,

День уже в обiди догорiв, -

Кажуть, що вночi на передмiстя

Осiнь приблукала з хуторiв.

 

В центрi вона буде завтра ранком,

Повагом вступаючи туди…

Що ж! Приходь, задумлива селянко, -

Я тебе побачити радий.

 

***

Падает с дерев листва, пожолкнув,

И в обед уж догорает день, -

Говорят, в предместья в ночь под окна

Осень приблудилась с деревень.

 

В центре она будет спозаранку,

Шествуя степенно у оград.

Что ж! Явись задумчивой крестьянкой,

Я тебя увидеть буду рад.

Перевод Михаила Тимошечкина.

 

 

 

***

Сiра мжичка за вiкнами. Нiч. Кiмната.

I сьогоднi таке, як вчора…

Перегортаю Рабiндраната

Тагора.

 

Крiзь щiлини вiконницi нiч знадвору:

Доле людська, чудна яка ти, -

На сторiнках чужого твору

Правду свою шукати!

 

***

Серая морось. Ночь. Безмолвия вата.

Тоскливо без горя…

Перелистываю Рабиндраната

Тагора.

 

Ночь тебе в душу вползает ржой.

Доля людская: не нищий, -

А на страницах в мысли чужой

Всё правду свою ищешь!

Перевод Петра Чалого.

 

***

Мiсто мале. На дзвiницю злiзти, -

Видко жита й хутори сусiднi.

Виконком, аптека й канцеляристи…

Всi знайомi, всi рiднi.

 

Житиму тихо. Як осiнь гарна, -

Бiля ворiт надвечiр сидiти…

Просто – площа базарна,

А на нiй – собаки да дiти…

 

Знаю, як мало людинi треба.

Спогадiв трохи, тютюн, кiмната…

Iнколи краєчок неба…

…Симфонiя Дев’ята…

 

***

Местечко маленькое. Влезть на колокольню –

Поля увидишь и соседний хутор.

Аптека, канцелярия… Довольно?

Знакомо все – сто лет здесь прожил будто.

 

Живётся тихо. Если дождь не мочит, -

Сиди у ворот, гляди… На что глядеть-то?

Да вот – базарная площадь.

На ней – собаки да дети.

 

Знаю, как мало человеку нужно.

Табак да стены –  за что ещё ратовать?

Иногда – небес голубая краюшка.

…Симфония Девятая.

Перевод Светланы Соложенкиной.

 

***

Вчора над мiстом летiли гуси.

Над камiнним мiстом, вночi…

Стиснути серце мусив, -

Мовчи, безглузде, мовчи!

 

Досить усяких i мрiй, i болiв…

Адже знають про все книжки.

Чуєш, – тополi голi:

– Нишкни…

 

Дiвчинко тиха, на мрiї хвора!

Надвечiрня, мрiє моя!

Гуси над мiстом летiли вчора…

А я?

 

***

Над городом гуси вчера пролетали,

Над каменным местом в ночи…

Сжать сердце себе повелел от печали:

Молчи, ты безумно, молчи!

 

Довольно скорбей и мечтаний без цели…

Всё это глядит со страниц.

Ты слышишь, – вчера тополя облетели:

– Тсс…

 

О девочка тихая, боль и печали,

Вечерняя грёза моя!

Над городом гуси вчера пролетали…

А я?

Перевод Юрия Кузнецова.

 

***

Це закон: замруть червоножили, -

Розiрветься рiвна низка днiв;

Проведуть до тихої могили

Кiлька душ знайомих i рiднi.

 

Хтось покине славу i достатки,

Хтось сухоти дiтям i борги…

Як у друзiв не заробиш згадки –

Може, не забудуть вороги!..

 

Але ж ти усiх рiвняєш, плито,

Написом рiзьбарського пера:

Народився був N.N. тодi-то

I тодi-то вмер… et caetera…1

 

***

Как закон: кровь захолонет в жилах –

Разорвется вереница дней;

Провожая, встанет у могилы

Малым кругом горсточка людей.

 

Кто достаток смог семье оставить,

Кто – чахотку детям и долги…

У друзей не заработал память, -

Что ж, вспомянут лютые враги!..

 

Поравняет бедных и богатых

Надписью резцового пера:

Народился – имя-рек – тогда-то

Рядом – смерти год… et caetera…

Перевод Михаила Тимошечкина.

 

***

Туман стiною. Часом загуде

Лютiше вiтер, змиє коням гриви, -

Тодi кiльце намiтиться руде

Там, де пурнуло сонце в морок сивий…

 

I знову мжичить. Важчає сiряк,

У сон схиляє голову вiдлога…

Та конi пiд горбок не йдуть нiяк, -

Така важка, така грузька дорога!

 

Злiзаю з воза i одним плечем

Допомагаю коням з пiвгодини…

Не розбереш, що по виду тече:

Гарячий пiт чи дощовi краплини…

 

Таке безлюддя! Скiльки не гукай, -

Лиш пiд ногами стогне мокра глина…

А що, як справдi вся вона така –

Закохана в електрику країна?

 

***

Туман стеною. Загудит в лицо

Злой ветер и коням растреплет гривы,

И засквозит вдруг рыжее кольцо

Там, где нырнуло солнце в сумрак сивый.

 

Вновь моросит. Кожух дождём набряк,

В сон низко клонит отворот кожуха.

Но кони в гору не идут никак –

Тяжёлая дорога так разбухла!

 

Слезаю с воза и одним плечом

Толкаю сзади – ну же, вороные!

Не разберешь, что по лицу течёт –

Горячий пот иль капли дождевые…

 

Что за безлюдье! Слышу голоса –

Нет, это стонет под ногами глина…

А если впрямь она такая вся –

Влюблённая в электростолб краина?

Перевод Юрия Кузнецова.

***

Вчора над мiстом летiли гуси.

Над камiнним мiстом, вночi…

Стиснути серце мусив, -

Мовчи, безглузде, мовчи!

 

Досить усяких i мрiй, i болiв…

Адже знають про все книжки.

Чуєш, – тополi голi:

– Нишкни…

 

Дiвчинко тиха, на мрiї хвора!

Надвечiрня, мрiє моя!

Гуси над мiстом летiли вчора…

А я?

 

***

Над каменным городом гуси летели,

Вчера летели, в ночи…

Сердце, сожмись, чтоб еле-еле…

Глупое, молчи, молчи!

 

Довольно всяких и грёз, и болей…

Ведь про всё знают книги.

Слышишь – тополя голые:

– Тихо…

 

Девушка, мечтательница, из несмелых,

Предвечерняя грёза моя!

Гуси над городом вчера летели…

А я?

Перевод Виктора Будакова.

 

 

***

Косивши дядько на узлiссi жито,

Об жовтий череп косу зазубив…

Кого й за вiщо тут було забито,

Хто i для кого вiк свiй загубив,

Йому байдуже…

Тут, на мiсцi бою,

Таке дорiдне жито та густе;

А що на гнiй хтось жертвував собою, -

Пусте…

 

Косар схиливсь над рiччю дорогою –

Косою срiбною, що череп пощербив,

I, череп той вiдкинувши ногою,

– Порозкидало вас! – проговорив.

 

 

 

***

Косил мужчина у подлеска жито,

Об жёлтый череп косу зазубрил.

Кто и за что лежал вот тут убитым,

Кто чего ради век свой погубил,

Ему не важно…

Тут, на месте бою,

Такая выспела густая рожь.

На почву кто-то жертвовал собою?

Ну, что ж…

 

Косарь склонился, с вещью дорогою,

С косою пощерблённую в руках,

И, череп тот откинувши ногою,

– Пораскидало вас! – сказал в сердцах.

Перевод Михаила Тимошечкина.

Составил Пётр Чалый (Россошь Воронежской области)

Евген Плужник


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"