На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

Осень в деревне

Из новой книги

Осени ясные дни наступили.

Рдяные гроздья пылают рябин.

В поле сиянием солнечной пыли

Залит рассохшийся старый овин.

Коршун взлетает в глубоком затишье,

Падает тень от него на межу.

Долго в дыру развороченной крыши,

Как Циолковский, на небо гляжу.

Через неё разговаривать с   Богом,

Верно, сюда приходил не один.

Дай отдышаться хотя бы немного,

Дай укрепиться мне духом, овин!

* * *

Над страной, с задумкою великой,

С овдовевшей мельницей вдали,

Высь волнует обновлённым кликом,

Запахом оттаявшей земли.

Многое врагам своим прощая,

Не собрав в дорогу ничего,

Синевой небесной причащаюсь

На борту   ковчега своего.

Найденный во время сенокоса

И омытый чмоканьем старух,

Разревелся внук желтоволосый,

Что с собой на Небо не беру.

И не размножаясь, как китайцы,

На дуэль не вызвав никого,

Рано тебе с веком расставаться,

В солеварне не побыв его.

Передышка

Довольно кукситься и плакать,

Сорвав ещё одну попытку.

Как прогибается собака,

Пролезть надумав под калитку.

Ей бы говядины грамм двести,

А не дохлятины облезлой.

На ржавых прутьях клочья шерсти,

Но всё-таки она пролезла!

Ночуя в мятном палисаде

При нашей-то дороговизне,

Мы обязательно наладим

Сложнейшее устройство жизни.

Сростки

На заборе просушу

Задождившееся лето

И поеду к Шукшину

По наитию поэта.

И пока моё стило

Бог к ответу не покликал,

Отыщу его село,

Ныне ставшее великим.

Набивая сеновал,

Огорошат из-под крыши:

– Вася никого не ждал,

И давно куда-то вышел…

Кожанки не слыша хруст,

Боль на дно души затискав,

На калины красный куст

Наколю ему записку.

  * * *                       

                        Памяти Николая Рубцова

Застегнув на все пуговки ватник,

Ловко справившись с мокрым узлом,

Там на лодке бездомности странник

От камней оттолкнётся веслом.

Мужики – настоящие кремни –

Не промолвят ему ничего.

Скособочившись, окна деревни

С тихим плачем проводят его.

Выйдет с куклой на пристань девчушка,

С горки мельница вслед проскрипит,

Да с болота ударит кукушка.

Да потянется ворон в зенит.

Дед

Приспело времечко утрат.

Отплодоносил старый сад.

И на покинутой земле

Остался дед один в селе.

Сухой, как жердь, сошел во двор,

Косым дождём избу подпёр.

Ворота на пределе сил

Денькам последним отворил.

И гроб себе успел он сбить…

Откликнитесь – похоронить!

               Детдом

                                           

                                        Борису Щербину

Раздышался июль луговою истомой.

Эхо жизни другой шелестит вдалеке.

По щелястым полам многодетного дома

Ночью бродит печаль со свечою в руке.

То накроет, вздохнув, чьи – то лёгкие ножки,

То поправит подушку и вытрет слезу.

В окнах скоро рассвет посиневшей картошкой

Обозначится здесь, словно дед на возу.

Пухлый, заспанный шмель прогудит в   повилике.

С чердака упадёт запашок старины.

Няня выключит гимн, натирая мастикой

Коридоры большой беспризорной страны.

* * *

С колокольни безлюдной луны

Горше вздоха сигнал лунохода.

Покачнулся пузырь тишины

Над обугленным счастьем народа.

Продырявились прежние сны,

Далеко в чистом поле светает.

На игольчатой шапке сосны

Прокоптилась грачиная стая.

Как весною выходит медведь

На заросшую узкоколейку,

Гастарбайтер, сбыв выгодно медь,

Сбросил в чахлый костёр телогрейку.

* * *

Отрыдав за воротами рая,

Мы расстались с тобой не вчера.

Шелестит, на ветру задираясь,

Разродившихся яблонь кора.

Помолившись в заброшенном храме,

Карту мира достав из сумы,

Я безлюдными вышел дворами

На озноб недалёкой зимы.

Не выходит гулять   из-за тучи

Моё солнце в последние дни.

В холод живность сбивается в кучу,

Люди часто страдают одни.

Не смирившись с репейной кручиной,

Тонким прутиком хлещет козу,

Поравнялся со мною мужчина

И кивает:

                – Садись, подвезу!

Николай Оболонский


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"