На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

Сербская глава

Из новой книги

В Сербии, на родине поэтаДжордже Николича признано, что он, как редко кто из нынешних авторов славянского мира, бывает в своих стихах суров, даже до беспощадности, к историческим изъянам, застарелым житейским несовершенствам родного ему, горячо им любимого Сербства. По строгому поэтическому определению Николича, жив на земле истинный Серб, но живуч и его антипод – Сербин. Первый стремится соответствовать высокому духовному идеалу народа. Другой, как и встарь, упорствует в своём безрассудстве, виснет обузой на шее у Сербства, то и дело втаптывает в прах лучшие представления народа о достоинстве и чести. Есть Сербская глава – живущая по христианскому завету. И это – образ Пастыря и Вождя, мудрого господина земли. Но есть и голова безголовая – заносчивая бестолочь, многоликая дурь, корыстолюбивая, вечно пьяная своим самодовольством, способная не задумываясь о последствиях, изменить языку, роду, вере.

Разве не в каждой славянской земле видим мы сегодня безголовых в удручающем избытке? Ещё в XVIII малороссийский старец Григорий Сковорода с горечью восклицал: «Всякому голову мучит свой дур». И вот дурни сбиваются в людские свалки, скачут, хохочут, беснуются, понукаемые своими заводилами и погонялами. Им так хочется, без забот и трудов, зажить лучше всех на свете, и вот – ради этого призрака-подсказки уже «маршируют, разоряют города, целый век бомбардируют, но достанут ли когда?»

Джордже Николич, в перекличке с Григорием Сковородой, предлагает каждому: присмотрись к себе? Кто ты – Серб, или Сербин?.. Так и у нас: Русский ты, или безголовое перекати-поле, забывшее свою христианскую купель, Русь Киевскую, Раду Переяславскую, и мотаешься по степи семо и овамо в розысках каких-то нелепых «укров», выдуманных такими же, как сам, безголовыми?

Юрий Лощиц

 

***

У детины глава заболела,

На ночь глядя, отделил от тела.

И оставил её за порогом.

Сам улёгся в забытьи глубоком.

 

А спросонья он, простецки весел,

Голову на плечи принавесил;

Только меру позабыл детина –

Голова глазами смотрит в спину.

 

Как идти-то, не туда глазея?

Досадила Сербину затея.

Скинул наземь: «Хватит, на черта́ мне!»

Будто камень отвалил от камня.

 

***

Надоело Сербину смиренье:

«От него в убытке всякий день я.

У смиренных ни ума, ни власти,

От их мудрости – одни напасти».

 

Что мудрец из праха извлекает,

Сербин сдуру землёй засыпает.

 

***

В сербском поле широко и вольно.

Земли хватит и неба довольно.

Только нету главе сербской доли,

Вновь засада завиднелась в поле.

 

Или Сербин, или вражьи ушки?

Глава Серба, ты опять на мушке.

 

***

К прекословью душа прикипела.

Дух упрямства пожирает тело.

С миною упрямой засыпает,

С пререканий утро начинает.

 

Всё не так ему всегда и всюду.

Из упрямства бьёт в обед посуду.

Из инакости твердит иначе.

Засмеются – вопреки заплачет.

 

Вопрекизму угодил он в сети.

Не вернётся. Ни за что на свете!

Что ни шаг – всему противоречит.

Цель наметит – и её ж калечит.

 

Пререкатель – мастер в своём стиле,

Лишь бы поиначить допустили.

Всякий день ему выходит боком.

Жизнь упрямству посвятил – как богу.

 

***

Во собранье избранных созвали.

Лишь Сербина не находят в зале.

Не такого он полёта птица.

Своим знаньем не с кем тут делиться.

 

Он открытий чужих не желает.

Никто больше, чем Сербин, не знает.

Собственную выстроил систему

И мудрует на любую тему.

 

Нет ни истин, им не покорённых,

Ни вопросов, им не разрешённых.

Коли знаешь больше всех на свете,

Нет и смысла заседать в совете.

 

От всезнайства голова страдает.

Свою меру да не нарушает.

 

***

Кто сказал, что стыдно жить безглаво?

На безглавье есть у смертных право. 

Но как предки безглавого встретят,

Застыдятся: что у нас за дети!

 

А ему, безглавцу, будет мило,

Что судьба от прочих отличила –

Неуспешных, и смешных, и старых...

И безглавый пишет мемуары.

 

Когда повесть о себе закончит,

Осмотреться кое-как захочет.

И хотя мыслишки его слабы, –

Перст ко лбу – задуматься пора бы.

 

Но где лоб? А лба на месте нету!

Побрёл Сербин по иному свету.

Всюду рыщет – чела не отыщет.

Безголовец несчастней, чем нищий.

 

***

На бумаге чёрной Сербин пишет.

Да на ладан строка его дышит.

Черны́ буквы на чёрной бумаге,

Черны мысли, никнут без отваги.

 

Свеча светит – смысл не проступает.

Пишет Богу – Бог не различает.

Бог на Сербов крепко осердился.

Знать, с дороги бедный Сербин сбился.

 

***

Заточили голову в подвале.

По всей Сербии её искали.

А когда прошли года, столетья,

Сербин новую придумал клеть ей.

 

До сих пор во тьме она бедует.

Никак Сербин бред свой не избудет.

 

***

Если б вождь Карагеоргий ожил,

Снова б кум его затеял то же:

Сел в засаду и дождался кума,

И коварство учинил угрюмо.

 

Радованье – место злодеянья –

Для Сербина – повод к покаянью.

Но обходят люди страшну мету.

Тьма грехов, а кающихся нету.

 

***

Дал Отца нам и Вождя Всевышний,

Чтобы Серб из лишних не был лишним.

Не будь с нами Джорджа из Тополы,

Гвозди турок ныли б в теле голом.

 

***

Мучен, пытан, зверски изувечен.

Пред законом  оправдаться нечем.

Жилой сечен, жердью длинной, прочной,

Бичом, плетью, чем попало прочим.

 

Искалечен терновою тростью,

На базаре бит людскою злостью.

Конём тащен, с вервием и кляпом,

Опозорен пред женой и братом.

 

Где надежда? Там одна разруха.

Честь отъята – скрепа его духа.

Ему в свете не досталось света...

На дне вечно, ни однажды сверху.

 

На дне жизни – от первоистока,

От истока до Судного срока.

 

***

Главы пали – в ямах невместимо.

Темень в доме – ни огня, ни дыма.

На кладбищах – пробитые каски.

Сербин предал – ходит без опаски.

 

Прорва неба – в чёрном покрывале.

И с востока чернота подвалит.

В помраченье солнце утром встало,

И назавтра то ж пообещало.

 

В чёрных нивах борозды чернеют.

Проклято зерно, которым сеют.

Нищей жатвы горек хлеб и жалок.

Чёрным пеплом в поле – стая галок.

 

***

Народилось без отцов сиротство.

От погибших ведёт Сербка род свой.

Где отыщет силу сиротина?

Безотцовство – сербская пучина.

 

Чёрным звоном звонаря ранима,

Матерей печаль неутолима.

Плач по Лазарю дочерний плача,

Век свой Сербка в чёрном ходит платье.

 

Свят-Георгий, наш Победоносче,

День твой Сербу непроглядней ночи.

Черноцветом как венцом повита,

Чёрным стягом Сербия покрыта.

 

***

Ворог Сербству – Сербин злоупорный.

На Отчизну чадит чёрным корнем.

Для того ли предок её верный

Сберегал Алтарь от вражьей скверны?

 

***

Солнца нет, чтоб нас не покидало.

Но всегда же и заря вставала.

В нашу ж пору сиротеет сердце:

Одиноки Сербия и Сербство.

 

***

Главе Сербской не прощают враны,

Что знамёна Сербии сохранны.

 

* Из книги:  Джордже Николич «Српска глава». Београд, 2000

Джордже Николич


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"